«Все думали, что меня отпустят, потому что я журналист»: Фотограф из Бобруйска рассказал о семи сутках ареста

993
Источник: Коммерсантъ
Юрий Комиссаров попал в ИВС за освещение протеста в Бобруйске и провел там семь суток.

Он был задержан 4 октября при исполнении служебных обязанностей. Отсидев семь суток по обвинению в участии в несанкционированном массовом мероприятии, он решил рассказать о том, как это было, пишет издание «Коммерсантъ», с которым сотрудничает Юрий.

Фото: Личный архив Юрия Комиссарова
Фото: Личный архив Юрия Комиссарова

– Днем 4 октября мы с коллегой, будучи в Бобруйске, пошли делать репортаж о традиционном воскресном шествии оппозиции. В том шествии принимали участие человек 25. Все время я держался поодаль от колонны, так как интересных крупных планов не было: протестующие шли без плакатов и символики. Задержания начались внезапно, силовиков было раза в два больше, чем протестующих. Бежать было некуда, да и нужно продолжать фотографировать. Тем более что на мне висел бейдж. Но он не помог. Задержали довольно брутально. Омоновец просмотрел фотографии, но ничего не удалял — вероятно, не увидел в них ничего опасного, – рассказывает фотограф.

Далее, со слов Комиссарова, его привезли в УВД и завели в актовый зал, где показали фильм про «цветные революции». После для надежности пару раз отформатировали его флешки и удалили все фотографии.

– Затем начался допрос по уголовному делу, поводом для возбуждения которого стал пожар в общественном пункте охраны правопорядка, произошедший в Бобруйске 28 сентября. Рассказал, что слышал об этом, но посчитал эту информацию не настолько интересной, чтобы узнать побольше. Поинтересовались, какими источниками информации пользуюсь, подписан ли на телеграм-канал NEXTA, координирующий протесты. Опросили и насчет участия в массовом мероприятии. Я заявил, что не участвовал, а делал фоторепортаж. Они это записали, но в итоге это никак не отразилось на моей дальнейшей судьбе, – рассказал Комиссаров.

С его слов, у всех задержанных в протоколах было написано одно и то же: «принял активное участие, всячески стремился привлечь к себе внимание граждан…».

К слову, среди задержанных оказались четыре журналиста, в том числе корреспондент «Вечернего Бобруйска» Денис Носов. Он также несколько дней провел в ИВС, хоть и имел при себе бейдж. Но в суде Дениса признали невиновным в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

– В изолятор временного содержания привезли примерно через десять часов после задержания. Я сидел с парнями, которые также были на марше. Все думали, что меня отпустят, потому что я журналист, поэтому запомнил номера телефонов их родственников, чтобы связаться, когда выйду. Но оказалось все наоборот, – пояснил фотокор.

Большинство задержанных судили в ИВС 5 октября, однако суд над Комисаровым состоялся 6 октября, так как дело было отправлено на доработку.

Суд признал невиновным журналиста «Вечернего Бобруйска» Дениса Носова, которого задержали во время работы на акции протеста

– Как я узнал позже, адвокату сообщили о суде за полчаса до его начала, на ознакомление с делом у нее было минут десять.

На заседании я снова рассказал, что являюсь фотокором, в мероприятии не участвовал. Судья выслушала меня и свидетеля — подполковника милиции. Сотрудник, который вел мой процесс, перед этим отметил, что в колонне никто руками не махал и ничего не выкрикивал, шли без символики. Вся суть обвинения сводилась к тому, чтобы сделать меня участником несанкционированного массового мероприятия. В итоге мне дали больше, чем остальным задержанным,— семь суток. Как сказано в заключении, «в целях повышения воспитательного воздействия и предупреждения совершения новых аналогичных правонарушений», – рассказывает Комиссаров.

Камера, в которой сидел фотограф, была 4,5 м на 2,2 м. Там были расположены две двухъярусные шконки, полутораметровые стол и лавочка, навесной шкафчик, умывальник, напольный унитаз находился за дверью в полутораметровом кирпичном ограждении, облицованном плиткой.

С его слов, еда довольно пресная, но вполне съедобная. На завтрак, обед и ужин — каша и большой кусок хлеба. На обед еще был суп и компот, на завтрак — чай.

Освободили его через семь суток после задержания, вывели не через центральный вход и доставили домой на машине ГАИ. Так как в Беларуси за пребывание в ИВС приходится еще и платить в бюджет, мужчина был вынужден оплатить «отдых» суммой в 54 рубля.

– Три дня до суда, получается, проживание было бесплатным, так как сутки стоят 13,5 руб. После освобождения я подал жалобу на постановление Бобруйского суда в Могилевский областной суд. Но никаких иллюзий по поводу того, что жалоба будет удовлетворена, не питаю, – резюмировал Комиссаров.