«Многие так живут, и их такая жизнь устраивает. А меня – нет». Маленькие истории большого протеста

7375
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото: Александр ЧУГУЕВ
Больше месяца в Беларуси не стихают акции протеста против результатов выборов. Регулярно проходят они и в Бобруйске, пусть не такие многочисленные, как вначале, но тем не менее. Мы расспросили их участников – обычных людей о том, почему они, несмотря ни на что, выходят на улицы.

Мы не называем фамилий наших героев и не показываем их фото – люди всерьез опасаются того, что силовые ведомства опознают их после публикации и, в лучшем случае, оштрафуют.

Мы публикуем эти истории не потому, что мы на чьей-то стороне, а для того, чтобы показать – под любым флагом идут, в первую очередь, живые люди.

Валентина: «Моя жизнь – это три «Д»: доживаю, донашиваю, доедаю»

Валентина отказывается назвать свое отчество. Хотя на вид ей уже за 70. Женщина смеется: «Какой возраст, считайте, что мне 28. С хвостиком».

– Моя жизнь – это три «Д»: доживаю, донашиваю, доедаю, – говорит Валентина. – Многие так живут, и их такая жизнь устраивает. А меня – нет. Я 20 лет отработала на фабрике художественных изделий, потом еще 30 – на «Белшине», в социально-бытовом отделе. А пенсия – 400 рублей. Недавно добавили, теперь 420. Я прожила такую долгую жизнь... Мы жили при коммунизме, мы были счастливы. А сейчас мы даже не бедные, мы нищие.

Почему мои дети вынуждены ездить в Москву и работать там? Поэтому я выхожу на улицу.

Когда все это началось после выборов, я видела, как на Октябрьской людей гоняли – человек десять в черных костюмах, в масках, с дубинками. Я им говорю: что ж вы делаете, как это можно – против людей?! Эти люди ведь такие же, как ваши родственники. А маски они зачем надевают? Кого они боятся? Меня?

06.09.2020. Бобруйск. Мирная акция протеста и солидарности. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.
06.09.2020. Бобруйск. Мирная акция протеста и солидарности. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.

Екатерина: «Если бы здесь была достойная зарплата, то никто бы не уезжал»

Екатерина – управленец в частной фирме. Выйти на улицу с плакатом ее вынудило множество обстоятельств, среди которых и ситуация в собственной семье:

– Моему мужу приходится работать в Европе, потому что здесь он за пять лет не смог найти работу. Дочь работает в Минске. И никого дома нет. А я хочу, чтобы все были дома. Ведь, если бы здесь была достойная зарплата, то никто бы не уезжал.

Я бы выходила на улицу, как только задержали Виктора и Эдуарда Бабарико (18 июня 2020 годаприм. ред.).Но «загремела» с ковидом – месяц пролежала дома. Как только Бабарико задержали, я поняла, что игра нечестная. А нужно было всего лишь провести честные выборы. И то, что потом творилось на избирательных участках... Когда все это видишь, недовольство копится и растет. В итоге, это лично для меня закончилось тем, что я выхожу на улицу почти каждое воскресенье. Иногда езжу в Минск, у меня там дочь, и мы выходим с ее друзьями.

Что касается того, что протестующим якобы платят за это... Я была бы не против заработать лишнюю копейку. Скажите мне, где раздают деньги. Потому что пока я хожу бесплатно (улыбается).

Все мои коллеги – за перемены. Только страх, конечно, сковывает людей. Люди боятся репрессий, который у нас сейчас проходят. Честно – я и сама боюсь. Я маску то сниму, то снова надену. Боюсь не столько физической расправы, сколько морального давления. Поэтому очень сопереживаю Маше Колесниковой. Восхищаюсь этой женщиной и не представляю, как ей там.

В белорусском обществе, я считаю, наметился раскол. В первую очередь, благодаря российской пропаганде. Первые звоночки начались с противоборства флагов. Поэтому я стала выходить с красно-зеленым флагом. Сейчас не так важно, какой флаг – консенсус можно найти. Речь идет о целях.

У наших городов есть огромный потенциал – промышленный, туристический, иной. Но у нас чужие градоначальники! Если бы могли сами выбирать себе мэра...

Сергей и Екатерина: «Приходится побеждать страх, потому что есть что-то более важное»

Сергей и Екатерина – супруги, по улице маршируют всей семьей – с коляской. Екатерина – мама в декрете, Сергей работает на бобруйском предприятии. Глава семейства говорит:

– Не то что бы я был кардинально против Лукашенко. Мне определенно нравились некоторые его решения. К примеру – по коронавирусу в нашей стране. Страна наша, может, и не выжила бы, если бы у нас ввели повсеместный карантин. Но методы, которые были использованы на выборах, оказались неправомерными. Как и методы, которые использовали, чтобы подавить чужое мнение. Это настроило меня против. Наши друзья были в тюрьмах в Минске, мою сестру чуть не забрали. А потом, когда узнаешь, в какие истории люди попадали, понимаешь, что это ужасно.

Народ настроен мирно. В драки никто не лезет. С чего милиции быть такой агрессивной против мирных демонстрантов? Мы молимся за Беларусь, но понимаем, что нужно еще что-то делать. Чтобы люди понимали и видели, сколько нас на самом деле.

06.09.2020. Бобруйск. Мирная акция протеста и солидарности. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.
06.09.2020. Бобруйск. Мирная акция протеста и солидарности. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.

Екатерина добавляет:

– Если оставаться в стороне, то это затронет не просто каждую семью, а каждого человека. Ведь на улицы людей выталкивает боль, несправедливость, зло, которое творится вокруг. Мне кажется, позиция «моя хата с краю» уже не работает. Выходя на улицу, конечно, думаешь, чем для тебя это закончится. Понимаешь, что может произойти всякое. Страшно, но приходится побеждать страх, потому что есть что-то более важное. Чтобы не бояться, я все время думаю про себя: «Я не одна. Нас много. Мы вместе».

Ольга: «Пострадавшие люди на улицах – тоже чьи-то дети»

42-летняя Ольга – индивидуальный предприниматель и мама двух детей. Старшей ее дочери 19 лет, она сейчас учится в Минске.

– То, что сейчас происходит в нашей стране – это очень жестоко и несправедливо. Это нарушение прав человека, – говорит она. – Поэтому я хожу на митинги и шествия регулярно. Я этим прониклась, как мать, ведь все эти пострадавшие люди на улицах – тоже чьи-то дети. И мне никогда никто не платил за участие в митингах. Наоборот, я вкладывала свои деньги, чтобы купить воду, которую на мирных митингах раздавали волонтеры.

Мне повезло – я работаю сама на себя, поэтому со стороны работодателя меры воздействия мне не грозят. Но в нашем государстве могут придраться абсолютно ко всему. К тому, например, что ты где-то не там сидишь или стоишь. Я была свидетелем, как в Бобруйске ОМОН «зачищал» площадь Ленина. Да, это пугает. Но я этот страх переборола. Мне страшно за другое – за наше будущее, за своих детей.