«Последний раз я видел людей в масках, когда меня грабили бандиты». Жизнь глазами бобруйчан

3234
Артем ЛУКЬЯНОВИЧ
Каждую неделю «Вечерний Бобруйск» спрашивает у своих читателей, что их волнует, радует, огорчает и удивляет в нашей жизни.

«ОМОН расступился, и какой-то офицер сказал: «Он из Бобруйска»

Валерий Алексеев, ул. Крылова:

– Выходные я провел в Раубичах, участвовал в чемпионате страны по настольному теннису вместе с командой области. Занял третье место. В воскресенье после обеда соревнования закончились, и моя команда поехала в Могилев. А меня высадили около Национальной библиотеки, чтобы дальше я сам добирался до Бобруйска. Я поехал на вокзал. Но метро со станции «Академия наук» не работало, и дальше я пошел пешком. На площади Победы, у Дворца Республики стояли военные в масках, колючая проволка, автозаки... Около станции «Октябрьская» проспект был перекрыт ОМОНом. Я подошел, спросил: «Я пройду? Я из Бобруйска». И удивительно, ОМОН расступился, и какой-то офицер сказал: «Он из Бобруйска, я его знаю».

После я шел по центральной улице один. Вообще. Пустой город. Только вдоль дороги люди в масках стояли... Последний раз я видел людей в масках, когда меня грабили бандиты. А тут я иду один по пустому городу, а люди в масках «охраняют мой покой». Раньше я панически боялся масок, а теперь привык. Не боюсь – я же из Бобруйска.

«Есть те, кто верит всякой ерунде, типа Польша нападет»

Наталья Сидорова, ремесленник:

– Последние две недели несколько подавленное состояние из-за событий в стране. Хочется увидеть что-то обнадеживающее, хочется, чтобы победил разум... Когда попадаешь на шествие в Бобруйске или Минске – чувствуешь это непередаваемое единство, напитываешься светлой силой. Видишь самоотверженность людей, умение самоорганизовываться, постоянную взаимопомощь – и гордишься людьми. Понимаешь, что новое поколение и все мы уже заслужили лучшего. И должны получить, что заслужили. Иначе потеряем целое поколение, уедут из страны. И потеряем страну. И большинство из тех, с кем общаюсь, думают так же и ждут перемен. Хочется не просто ждать, а что-то делать, но неясно, что можем мы. А некоторые просто боятся. И есть те, кто смотрит только телевизор и верит всякой ерунде, типа Польша нападет.

Я сейчас сижу на даче, крашу ее, слежу за помидорами, а то поздно посадила, собираю бруснику, по вечерам в гости приходит кот, я его кормлю. И делаю кукол.

Когда езжу на выставки ремесленников, вижу, как много у нас талантливых людей. Обидно, что такие же ремесленники из соседних стран живут лучше, работать им удобнее. Они спокойно продают свои изделия по всему миру, например, на E-bay, и зарабатывают по безналу в популярной системе PayPal. А мы можем по PayPal платить, но не можем получать. Вот так странно.

«И такая ностальгия нахлынула, прямо до слез…»

Илона Носова, ул. Рокоссовского:

– Недавно вышла из отпуска на работу. В этом году поехать отдохнуть в теплые края, конечно же, не получилось, поэтому отпуск проводила на своей малой родине в Витебской области, у родителей. Тем более что не видела их полгода. Вообще-то я стараюсь навещать родителей хотя бы раз в два месяца, но в этом году из-за коронавируса получился такой большой перерыв. Родители у меня – люди пожилые, находились на самоизоляции, и чтобы не подвергать риску их здоровье, я долго не приезжала, общались по телефону. А в августе съездили с отцом в деревню, где жили мои бабушка и дедушка. Это даже не деревня, а хутор на три дома. В детстве все каникулы там проводила. А сейчас там нет никого и ничего... Все заросло травой, одичало. Но все равно помнишь, где была речная мельница, где баня, где хоздвор. И такая ностальгия нахлынула, прямо до слез… А на прошлой неделе на вашем сайте как раз в тему – статья и документальный фильм про умирающую деревню Степановка. Интересно, красиво и очень жалко, что такое уходит.

«Чтоб не добавлять себе нервов, стараюсь общаться с единомышленниками»

Олег Петровский, ул. Крылова:

– Сейчас очень много работы, живу с родителями – они тоже очень загружены на работе, приходим все поздно, уставшие... Отработал, поел, поспал, сходил на тренировку – и снова на работу. И родители – то же самое.

Работаю я на Минской, все протестные марши проходят мимо меня в прямом смысле, но могу их только увидеть и услышать, самому ходить некогда. Все разговоры среди знакомых – в первую очередь, про события в стране, это и понятно. С ходом времени круг тесного общения немножко изменился – чтоб не добавлять себе нервов, стараюсь больше общаться с единомышленниками. Хорошо, что родители мои как раз такие.

«Ждем второго ребенка!»

Инна Пилипович, пер. 40 лет Октября:

– Первая неделя школы, еще в суете. Сын вспоминает школьную программу конца 5-го класса, так как в связи с пандемией находился на домашнем обучении. В нашей школе №29 в том учебном году так и не организовали дистанционное обучение, поэтому изучение материала 4-й четверти легло на плечи родителей и совесть учеников.

А сейчас мы в ожидании появления на свет второго ребенка! Это будет девочка, но пока она хулиганит. Часто и сильно бьет меня ножками, особенно по ночам. Жду рождения, чтоб объяснить, что так нехорошо (смеется). Но если серьезно – даже не ругаюсь. Чуть что – зову папу, когда она его слышит, то замирает, такой он строгий.

Решили сделать в доме ремонт. Дом свой, в нем всегда что-то нужно делать. Зарабатываем с супругом неплохо, но ремонт ощутимо ударил по кошельку. Каждый поход в строительный магазин обходится в 100-150 рублей, а таких походов немало. Приходится изучать предложения в интернет-магазинах, следить за акциями, чтобы как-то сэкономить.

До декретного отпуска осталось доработать две недели. Я всегда любила свою работу, но сейчас зарплата перестала соответствовать вложенным трудозатратам, поэтому декретный отпуск будет прекрасной альтернативой.

Настроения не добавляют политические волнения в стране. Поэтому муж меня на митинги не пускает. Особенно грустно от осознания того факта, что то, что происходит на самом деле, и то, что показывают в госСМИ – совсем разные вещи. Убедиться в этом заставило общение со старшим поколением родственников… Но я верю, что, как в сказке, добро победит зло!