Памяти друга. Ушел последний в нашем городе гравер Рудольф Бодров

2350
Александр МАЗУРЕНКО. Фото из архива «ВБ»
Когда человек уходит из жизни после 70-ти, многие воспринимают это в порядке вещей: он выполнил свою жизненную программу: посадил дерево, построил дом, вырастил сына или дочь… Но когда речь идет о человеке, полном жизненных сил, планов на будущее, тут тысячу раз подумаешь о превратностях жизни и судьбе.
Рудольф Бодров родился на Новгородчине в 1945 году. Срочную службу проходил в Бобруйске. Работал в Нижнем Новгороде, Казахстане, последние два десятилетия – в Бобруйске.
Рудольф Бодров родился на Новгородчине в 1945 году. Срочную службу проходил в Бобруйске. Работал в Нижнем Новгороде, Казахстане, последние два десятилетия – в Бобруйске. После кремации его прах отвезли на Родину, где и предали земле.

Рудольфа Николаевича Бодрова, наверное, последнего в нашем городе гравера, знали многие. О нем писали не только городские, но и областные и республиканские газеты. Человеком он был интересным, мог многое рассказать о жизни и своей профессии. Ему приносили на гравировку пистолеты (какие они – настоящие или муляжи, он не знал), в том числе заказывали подписи «от президента» (шутка или действительно от него?). Ему приходилось делать надписи неординарного содержания. Например, работники одной из фирм подписывали свой подарок хозяину, задерживавшему зарплату, так: «Проблемы вождей не е… аборигенов».

Рудольф Николаевич очень переживал, что его профессия понемногу становится уходящей. На смену стали приходить компьютерные гравировки. Он сразу сообразил, что лазерная гравировка не даст той долговечности, как механическая. Он понял, но люди не поняли. И многие потом пожалели.

Для него заработок хлеба насущного, его бизнес, был не краеугольным и не самоцелью. Пусть небольшая пенсия позволяла жить сравнительно безбедно, но в своей мастерской он появлялся регулярно – чтобы быть среди людей. И во имя этого он брался едва ли не за любую работу – ремонтировал очки, бижутерию, ювелирные изделия, точил ножи и т.д.

Казалось, ему не будет «сноса». В свои 75 он никогда не жаловался на головные боли, давление, купил и освоил езду на электросамокате и, конечно же, собирался по-прежнему работать в своей мастерской в гостинице «Бобруйск». И так бы все было, если бы не нелепый случай, негаданная смерть. Пожар в дневное время застал его врасплох. А в результате ожог 70 процентов тела, отравление продуктами горения, реанимация и смерть.

Друзьям, родным и близким не просто поверить, что конец его жизненного пути может быть таким несправедливым и нелепым. Кажется, что сейчас из-за угла выйдет он, Рудольф Николаевич, со смешинкой в уголках губ, с лукавым прищуром глаз. Увы, этого не будет. К сожалению. Но все мы именно таким и запомним его. Как и его шутки, его добрые дела. Спи спокойно, дорогой друг. Вечная тебе память.

Ранее мы писали о Рудольфе Бодрове:

Мастер-гравер Рудольф Бодров: «На этом ремесле богатым не станешь»

Газета от 24 июня 1941-го. Бобруйчанин сохранил номер «Комсомолки», которому более 75 лет