Громкие преступления в Бобруйске. История о том, как 30 лет назад муж убил жену и закопал тело в лесу

4467
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото автора.
В 1990-м в деревне Щатково под Бобруйском 36-летний житель деревни задушил свою жену из ревности, потом на тележке отвез тело в лес и закопал. Ее искали всей деревней, в том числе и сам супруг.

Федор и Зоя (фамилия не указывается по этическим соображениямприм. авт.) вместе прожили 13 лет, воспитывали двух дочерей. Семья жила в своем доме в деревне Щатково.

Федор работал трактористом в агроторговой фирме «Березина», супруга – нянечкой в детском саду этого же предприятия.

Если вначале отношения между ними были неплохими, то в последние годы стали хуже некуда: глава семейства по хозяйству жене не помогал, в воспитании детей не участвовал, мог выпить, не всегда ночевал дома, да еще ревновал.

Преступление

23 июля 1990 года Федор после работы, как обычно, выпил со своими знакомыми, домой возвращался около 21.00. Не дойдя до дома метров 600, увидел, что от него отъезжает грузовой автомобиль Леонида, который работал водителем на том же предприятии. Федор зашел домой, жены не было, и он решил, что она уехала с Леонидом.

Мужчина спрятался в одной из дворовых построек и стал ждать. Через несколько часов со стороны реки подъехала машина Леонида, из нее вышла Зоя и вошла во двор. Федор догнал жену и ударил ее по лицу со словами: «Что, нагулялась?» Женщина убежала и спряталась в сарае.

Что произошло далее – бесстрастно описывает протокол из судебного дела. Федор нашел жену, схватил за шею и начал душить. Когда женщина упала, набросил ей на шею шнур и душил до тех пор, пока тело не обмякло. Увидев, что супруга не подает признаков жизни, Федор вытащил ее тело из сарая и положил на землю. Осознав, что ему может за это грозить, испугался и решил скрыть следы преступления, сымитировав ограбление. Снял с жены золотые серьги и часы, а тело положил на тележку и повез к реке. Труп он собирался сбросить в воду. Но на речке были люди, поэтому он решил идти в лес. Там выкопал яму глубиной около метра, положил в нее тело и закопал, тщательно замаскировав место сухими листьями и пнями деревьев. Потом вернулся домой и лег спать.

Признание

Утром Федор позвонил жене на работу. Ему ответили, что та еще не пришла. Мать Федора и жена его брата работали вместе с Зоей. Когда они узнали, что женщина не вышла на работу, приехали к ним домой, искали Зою дома и в сараях. Мать спросила у сына: «А не твоих ли рук это дело?» Федор промолчал. Спустя три дня, 26 июля, он пошел в РОВД и написал заявление об исчезновении жены.

По просьбе сестры Зои односельчане организовали поиски, в них участвовал и Федор. Люди ходили к реке, в лес, но ничего не нашли. Федор говорил всем, что Зоя, наверное, куда-то уехала.

Через несколько дней он снова был в милиции. «Следователь мне сказал, что жена не могла уехать, значит, это только моя работа, – рассказывал Федор в своих показаниях. – Я сразу не признавался. И только 31 июля сознался во всем, показал место захоронения жены».

Показания свидетелей

Во время расследования этого дела все свидетели говорили, что Зоя была женщиной мягкой, доброй, порядочной и не могла изменить мужу. Ее родная сестра рассказывала в суде: «Я часто бывала у Зои. Федор дома почти не находился, в одиннадцать вечера уходил из дому, в пять утра возвращался. Сестра говорила, что Федор ночует у соседки. Федор Зою бил, заставлял покупать спиртное и сигареты. Деньги он ей не отдавал, а складывал «на книжку». Хозяйством занималась Зоя, Федор ей не помогал. Я не думаю, что у сестры была интимная связь с другим мужчиной, ей не было когда этим заниматься. Она ничего в жизни не видела, кроме работы, детей и дома. А у Федора есть еще ребенок от другой женщины».

Леонид, к которому Федор приревновал жену, рассказал, что в тот злополучный день он с родным братом Федора ездил за грибами. Возвращаясь из леса, заглянули к Федору домой, но не застали его.

«Была только Зоя. Она накрыла нам стол, мы с его братом выпили полбутылки водки. Зоя попросила меня достать два мешка комбикорма, так как я по фирмам развозил комбикорм. Я пообещал помочь. Вечером я, возвращаясь от знакомого, увидел у ворот Зою, она помахала мне рукой, чтобы я остановился. Зоя попросила отъехать от дома и подождать ее минут 15. Она принесла мне мешки для комбикорма. Говорила о том, как тяжело одной справляться с хозяйством. Сказала, что будут в пятницу бить свиней, и попросила помочь отвезти мясо на продажу. Сзади ехала машина, чтобы не мешать проезду, я отъехал к реке. Мы просто говорили, никакой интимной связи у нас ни тогда, ни раньше не было. Потом я отвез Зою к ее дому и уехал. Больше я ее не видел».

Улица в Щатково, где когда-то произошла трагедия.
Улица в Щатково, где когда-то произошла трагедия.

Наказание

Суд по этому делу состоялся 22 марта 1991 года. Федора признали виновным в умышленном убийстве жены и приговорили к 10 годам лишения свободы в ИТК усиленного режима.

23 апреля 1991 года Федор подал кассационную жалобу в судейную коллегию по уголовным делам Могилевского областного суда, в которой просил переквалифицировать его действия на статью 102 УК БССР – «умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения». Мужчина также написал, что смягчающими обстоятельствами его вины являются чистосердечное раскаяние в содеянном и то, что он активно способствовал раскрытию преступления.

«Глаза моих дочерей будут мне постоянным укором, но я обязан их воспитать достойными гражданами», – написал Федор в своей жалобе.

Однако приговор оставили без изменений, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

После тюрьмы Федор в Щатково не вернулся, сегодня его уже нет в живых.

Спустя 30 лет: вспоминают жители Щатково

Спустя 30 лет мы побывали на месте трагедии. Дом, где жили Зоя и Федор, стоит и сейчас. Он разделен на две половины. В одной по-прежнему живет женщина, которая была соседкой семьи, в другой – ее родственники. От дома к лесу идет дорога, по которой когда-то Федор вез в лес тело своей жены. До леса – метров 600.

Людей, которые помнят то преступление, в деревне уже почти не осталось: кто-то умер, многие разъехались. Но нам удалось поговорить с несколькими свидетелями, правда, никто из них не захотел указывать свое настоящее имя.

Сегодня в лесу около Щатково ничего не напоминает о той страшной трагедии. Место, где Федор спрятал тело жены, давно заросло травой и деревьями...
Сегодня в лесу около Щатково ничего не напоминает о той страшной трагедии. Место, где Федор спрятал тело жены, давно заросло травой и деревьями...

Нина живет на улице, где когда-то произошло убийство. Ей на тот момент было 27 лет.

– Помню, когда по деревне прошел слух, что Зоя пропала, многие люди собрались на ее поиски, ходил и Федор. Через несколько дней стало известно, что он ее и убил. Говорили, что в бане. Когда выкапывали тело Зои, Федор рядом стоял в наручниках. Конечно, все жители деревни тогда были в шоке. Зоя хорошая была, спокойная. Таких называют «серой мышкой», ее было ни слышно, ни видно. Про Зою никто слова плохого сказать не мог. А Федор – да, погуливал. У одной местной жительницы от него даже сын родился, сейчас ее уже нет в живых. Федор был мужчина видный: высокий, крепкий, рыжеволосый. Он любил на охоту ходить, его всегда звали туда, где поросенка нужно было заколоть.

Николай говорит, что живет в Щатково около 10 лет, потому о той трагедии слышал лишь от людей. Но он дружит с местным жителем, который в какой-то степени стал свидетелем тех событий:

– Ему тогда было 17 лет. Он возвращался домой поздним вечером по той дороге, по которой Федор вез тележку с телом жены к лесу. Было темно, он не видел, что именно тот везет. Хотел подойти попросить закурить, но передумал. Говорит: хорошо, что не подошел, иначе неизвестно, что с ним было бы.

Люди рассказывают, что Федор после тюрьмы уехал жить в Минскую область, там, вроде, женился, а позже умер. Дочерей его вырастили родственники.

Восстановить подробности этого преступления 30-летней давности нам помогли материалы дела, которые хранятся в архивах суда.