«Я хочу, чтобы мое мнение, мой голос учитывали». Почему бобруйчане ходят на акции протеста

1420
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото автора.
С 9 августа в Беларуси проходят акции солидарности и протеста. В последние дни люди стали чаще собираться на центральной площади города. Иногда они скандируют: «Мэра». «ВБ» спросил протестующих, каких перемен они хотят и о чем говорили бы с мэром, если бы он вышел к людям.
Ирина и Денис Поздняковы с детьми.
Ирина и Денис Поздняковы с детьми.

Ирина и Денис Поздняковы пришли на площадь Ленина со своими детьми:

– Мы выходим на площадь, начиная с 10 августа, – говорит глава семьи. – Нам тут быть не страшно, в том числе – с детьми. Мы ничего не нарушаем, детей в нашей стране пока еще не бьют.

Несмотря на то, что люди регулярно выходят на площадь и требуют мэра, мужчина считает, что мэр тут ни при чем:

– Белорусы сами разберутся, без мэров, и вообще, мэра города, я считаю, должны выбирать сами горожане, из своих, местных. Как приезжие люди могут руководить городом, не зная его истории?

– Каких перемен вы бы хотели?

– Прежде чем проводить какие-то реформы, нужны социальные гарантии работникам при увольнении. Нормальная «подушка безопасности» в виде достойного пособия по безработице. Прежде чем оптимизировать раздутый штат госпредприятий, нужно довести пособие по безработице до достойного уровня, чтобы на него какое-то время можно было бы жить. Иначе, если сокращать людей просто так, то куда пойдут они, эти люди? Ну и стоит дать свободу частному бизнесу. У нас сейчас госсектор не так эффективен, как хотелось бы, поэтому больше свободы нужно частной инициативе. Частный бизнес создает множество рабочих мест, об этом стоит помнить.

– Я считаю, что, какая бы власть у нас ни была, каким бы ни был наш флаг, у нас должна быть свобода слова, и свободу эту власти должны уважать. А еще я хочу, чтобы мое мнение, мой голос учитывали. Я не хочу, чтобы за меня решали, – добавляет Ирина Позднякова.

Светлана и Алексей Серик.
Светлана и Алексей Серик.

Семья Серик, Светлана и Алексей, тоже регулярно выходят на площадь в последнюю неделю.

– Требование у нас главное одно: новые честные выборы. С привлечением независимых наблюдателей, – говорит Алексей Серик.

– Я согласна с мужем, только новые честные выборы, никакой пересчет голосов тут не поможет, – добавляет Светлана.

Что касается перемен...

– Сохранить все то, чего уже добились, но сделать это все более технологичным, – рассуждает Алексей. – Сократить штат силовых органов, чтобы они занимались своими прямыми обязанностями, и больше обращать внимания на потребности простого народа. Чтобы деньги, заработанные нашим городом, не уходили в Минск или Могилев, и там уже решали, сколько выделить обратно, а чтобы оставались в городском бюджете и шли на нужды города, на развитие региона. В Минске иногда умудряются два раза в год асфальт переложить, а у нас дороги такие, что и во двор не въедешь. А на селе, так и вообще, можно подвеску оставить.

Дарья, Андрей и Богдан.
Дарья, Андрей и Богдан.

Дарья, Андрей и Богдан, которых мы также встретили на площади, говорят, что регулярно посещают подобные акции. Дарья – не только в Бобруйске. Она ездила поддержать людей в Минске и Могилеве.

– Я таким образом отстаиваю свой выбор, – считает девушка. – Мне очень приятно, что люди наконец-то проснулись, они не молчат, они все вместе. Если надежда живет в каждом из нас, то что-нибудь да изменится.

О чем бы она говорила с мэром, если бы он вышел на площадь к митингующим, Даша пока не думала: «Сложный вопрос».

– Я люблю Беларусь, мне нравится чистота и порядок в нашей стране, но хотелось бы развития городской инфраструктуры. Особенно в малых городах, – говорит она.

Виктория Шмурыгина
Виктория Шмурыгина

Виктория Шмурыгина выходит на площадь регулярно, с ночи 9 августа.

– Да, я понимаю, что находиться здесь – это риск. Но самый большой риск – это будущее с Лукашенко, – говорит она. – Я больше боюсь не быть задержанной, я будущего нашей страны с ним. Поэтому я выхожу на улицу. Ради будущего своего ребенка. Ни я, ни члены моей семьи за него не голосовали.

– Если бы сейчас мэр вышел к собравшимся, о чем бы вы с ним говорили?

– Почему так получилось, что украли наши голоса? Ведь по распоряжению горисполкома создавались избирательные комиссии. Почему не пускали на участки независимых наблюдателей? Почему я ходила на свой участок и вынуждена была с боем выбивать итоговый протокол? Который, кстати, так и не увидела.

– Каких перемен вы хотите?

– Самое главное сейчас – сменить руководство. А там мы бы уже как-нибудь решили. Белорусы показали чудеса самоорганизации, справимся. Потихоньку, не все сразу. Будет очень тяжело поначалу, но мы и не такое видели. Я, вообще, очень рада за белорусов. Мне кажется, они сами от себя такого не ожидали. Проснулся народ!