Молодой бобруйчанин вышел из колонии и хочет жить нормально. Но просит ему помочь

6039
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото автора.
22-летний Сергей недавно вернулся из мест лишения свободы. Он уверен: больше никогда не преступит закон. Но вот новую жизнь начать не так просто...

Изначально к журналисту обратилась родитель-воспитатель детского дома семейного типа Наталья Солодкая, у которой Сергей раньше находился на воспитании – он был первым приемным ребенком в этой большой семье. Наталья Всеволодовна рассказала, что мальчик жил у нее с 5-летнего возраста.

Сергей у себя в квартире.
Сергей у себя в квартире.

– Сережа всегда был тихим и спокойным, – говорит она. – Когда пошел учиться в машиностроительный колледж и жил в общежитии, мы с мужем за него постоянно переживали: его другие ребята обижали, а он не мог за себя постоять. Главная проблема Сережи – его мягкий характер. Наверное, из-за этого у него и начались проблемы, когда он начал жить самостоятельно.

В 18 лет Сергей получил от государства социальное жилье. Устроили его и на работу – на завод ТАиМ.

– Несколько раз он проспал, и его уволили с предприятия по статье, – продолжает Наталья Всеволодовна. – Он стал мотаться в Россию на заработки. К нему ходили друзья, которые любили погулять за его счет и влияли на него не самым лучшим образом. Он попался на краже, потом в квартире был пожар, в котором его признали виновным. Сергея приговорили к трем годам лишения свободы. Недавно он освободился, вернулся в свою квартиру, а там многое разграблено, поломано. Ремонт нужно делать практически с нуля, нет даже самых необходимых для жизни вещей. Пока Сергей живет у нас, помогает на огороде, и мы помогаем ему с мужем, чем можем. Но у нас ведь и других детей много. Сережа недавно устроился на работу, но до первой зарплаты еще целый месяц.

Так выглядит сейчас квартира Сергея, которая досталась ему от государства.
Так выглядит сейчас квартира Сергея, которая досталась ему от государства.

– Я хочу обратиться ко всем добрым людям: помогите парню стать на ноги, – просит Наталья Солодкая. – Я уверена, что он нас всех не подведет. Сергей очень изменился за время нахождения в колонии, для него это было большим стрессом. Сейчас он с бывшими друзьями не общается, хочет жить нормальной жизнью и добиться чего-то. У Сергея есть маленькая дочь. Со своей девушкой он расстался, но дочь очень любит и проводит с ней время... Думаю, не стоит на человеке ставить крест, ошибки могут совершать все.

Вот что рассказал сам Сергей:

– Когда меня уволили по статье, я искал работу в Бобруйске, но со статьей никуда не брали. Пришлось ездить в Россию. Когда приезжал с деньгами, тут же появлялись друзья. Сейчас я сомневаюсь, друзья ли они вообще... У меня накопился долг за квартиру. Я пытался справляться один. К маме старался не обращаться, у нее своих забот полно. Знакомые ребята сказали, что в одном месте можно взять вещи, и за этого ничего не будет. Я поверил. Стоял, как говорится, «на шухере». Нас поймали прямо на месте. Мне дали наказание с отсрочкой.

Так выглядит сейчас квартира Сергея.
Так выглядит сейчас квартира Сергея.

В тот день, когда случился пожар в моей квартире, мы с моей девушкой поругались. Она была беременна, ее забрали в роддом на сохранение. Я перенервничал. Курил на кухне, видимо, окурок плохо затушил и пошел спать. Проснулся от дыма. Сильно пострадала кухня – сгорела вся мебель, газовая плита. Мне нужны были деньги на ремонт, а их не было, и я снова пошел на кражу. В общежитии у знакомых увидел в какой-то каморке заброшенные вещи и взял их. Меня снова осудили за кражу. А чуть позже еще и за пожар в моей квартире. В общей сложности, получилось три года лишения свободы, но потом, по амнистии, срок уменьшили до 2,5 лет.

За это время я многое осознал. Я хочу помогать своей дочери, когда стану на ноги. Мы расстались с ее мамой, она устроила свою личную жизнь, пока я был там. Но я от дочери не отказываюсь.

Так выглядит сейчас квартира Сергея.
Так выглядит сейчас квартира Сергея.

Недавно устроился на работу, живу у мамы, пока младшие дети в оздоровительном лагере. Но скоро они вернутся, и мне нужно будет перебираться в свою квартиру. Но условий для жизни там сейчас никаких. Пока меня не было, кто-то взломал дверь, вынесли многие вещи. Ремонт я и сам смогу сделать. С первой зарплаты начну что-то покупать потихоньку. Но уже сейчас нужно за что-то жить. Да еще большие долги по оплате за квартиру... Буду благодарен добрым людям за понимание и любую помощь.

Если вы хотите помочь Сергею, вот его номер телефона: (8-025) 534-36-35.

«Главное, чтобы сам человек хотел исправиться»

Мы попросили социальную службу и милицию прокомментировать все вышесказанное.

Марина Еремченко, зав. отделением социальной адаптации, реабилитации и сопровождаемого проживания ТЦСОН Первомайского района:

– Сергей К. состоит у нас на учете как лицо из числа сирот и как освободившийся из мест лишения свободы. Мы оказываем таким людям помощь для того, чтобы они могли адаптироваться в социуме и жить нормальной жизнью. Им оказывается бесплатная психологическая, юридическая помощь, они получают одежду б/у. Управление соцзащиты выделяет таким людям материальную помощь для того, чтобы первое время им было за что жить. Мы сотрудничаем с православной церковью, прихожане которой тоже приносят для нуждающихся одежду, обувь, продукты. По крайней мере, на первых порах мы поддерживаем, а дальше все зависит от самого человека.

Что касается Сергея, конечно, нельзя сказать с полной уверенностью, что будет дальше. Но я очень надеюсь, что все пережитое заставило его переосмыслить многие вещи, и он будет жить нормальной жизнью.

Татьяна Горбанюк, официальный представитель УВД Бобруйского горисполкома:

– Каждому освободившемуся из мест лишения свободы человеку дается шанс на исправление. Для этого ему оказывается помощь в трудоустройстве, психологическая и юридическая на безвозмездной основе. В уголовно-исполнительной инспекции УВД, где освободившиеся становятся на учет, инспектора проводят индивидуальную работу, помогают освободившимся в регистрации, оформлении документов (паспорта) и в других бытовых вопросах. Если человеку негде остановиться, в Бобруйске есть центр временного и ночного пребывания. Все субъекты профилактики готовы помочь. Главное, чтобы сам человек хотел исправиться, быстрее вернуться в социум и жить дальше, строя свою жизнь по-новому, без оглядки на прошлое. Оступиться может каждый. Главное – вовремя протянуть руку помощи.