Экс-министр обороны Павел Козловский: «Нельзя допускать противостояния с народом»

4410
Фото: «Народная Воля»
Бывший министр обороны Республики Беларусь генерал Павел Козловский, комментируя слова госсекретаря Совета безопасности Андрея Равкова о возможности применить армию и другие силовые структуры в ходе выборов, заявил, что армия должна предназначаться исключительно для защиты от внешних угроз.
Генерал-лейтенант Павел Козловский: «Применить оружие против своего народа – это большое преступление, которое не имеет сроков давности».
Генерал-лейтенант Павел Козловский: «Применить оружие против своего народа – это большое преступление, которое не имеет сроков давности».

На днях госсекретарь Совета безопасности Беларуси Андрей Равков заявил, что в некоторых странах войны начинались с уличных протестов. И не исключил, что армию могут задействовать для подавления массовых беспорядков. «Народная Воля» поинтересовалась, как расценивает слова госсекретаря Совбеза бывший министр обороны Беларуси генерал Павел Козловский.

Павел Козловский – генерал-лейтенант. Служил в Грузии, Армении и России. С 1987 года — заместитель командующего армией Белорусского военного округа. С 22 апреля 1992 по июль 1994 года — Министр обороны Республики Беларусь. На президентских выборах 2001 года попытался зарегистрироваться кандидатом в президенты. В 2010 году — доверенное лицо кандидата в президенты Андрея Санникова.

«В мою бытность армия предназначалась исключительно для защиты от внешних угроз, но сейчас военная доктрина изменилась, – говорит Козловский. – Равков сказал, что могут быть задействованы не только армейские, но и другие силовые структуры. Возможно, привезут в Минск бригаду спецназа из Марьиной Горки – когда ее создавали, предусматривалось, что в случае необходимости она сможет оперативно прибыть в столицу.

Если бы это было в моей власти, я попытался бы убедить руководство страны, что нельзя сегодня устраивать войну в центре Минска. Люди выходят на мирные протесты, а их волокут в автозаки…

Трудно предсказать, как будут развиваться события после президентских выборов. Особенно когда уже звучат высказывания по поводу того, мы, мол, пойдем на все, чего бы это нам ни стоило. Боюсь, у нынешней власти может сработать инстинкт «мы здесь хозяева».

Как бы я поступил на месте армейских начальников? Никогда не выполнял бы преступный приказ, направленный на уничтожение людей. Ведь одно дело, когда ОМОН задерживает за какие-то нарушения, и другое дело — применить армию, которая имеет боевое оружие. Руководителям силовых структур сегодня нужно очень крепко подумать, как поступить и что сделать для того, чтобы все решилось мирным путем. В первую очередь нужно слушать и слышать людей! Нельзя допускать противостояния с народом.

Я точно не знаю, какие сейчас настроения в армии. Но у всех, кто сегодня служит, есть родители, дети, близкие, которые живут в этой стране и видят, что происходит. Уверен, что армия не хотела бы участвовать в политических разборках. Есть силы внутренних дел – это их работа. Я убежден, что армию нельзя применять в этой ситуации. Иначе можно потерять и армию, и страну…

Применить оружие против своего народа – это большое преступление, которое не имеет сроков давности. Это страшно».