Бобруйские школьники записали истории своих семей. Валерия Волковец: «Мои прабабушка и прадедушка, бабушка и дедушка всю жизнь любили друг друга»

2069
Валерия ВОЛКОВЕЦ. Инфографика автора, фото из семейного архива.
Немцы, захватившие дома, голодные 50-ые, когда сало было лакомством для семьи, танцы в клубе под гармошку. Чем жили наши предки, как преодолевали трудности, чему радовались? Валерия Волковец, ученица 11-го класса средней школы № 8 через воспоминания своей бабушки рассказывает историю своей семьи, а через нее - и многих других семей тех времен.

Почти 1,5 месяца «Вечерний Бобруйск» проводил Мультимедийную лабораторию журналистики для школьников. Мы отобрали 6 «студентов» и учили их основам журналистики. А в качестве домашнего задания ребята собирали информацию о своих семьях и по итогам написали большие мультимедийные лонгриды. Почитайте и поддержите ребят!

Агафья Алексеевна Федорова и Ефим Севастьянович Денисенко
Агафья Алексеевна Федорова и Ефим Севастьянович Денисенко

Вместе жали рожь

В деревне Безуевичи Славгородского района Могилевской области в 1906 году родился Денисенко Ефим Севастьянович. А в 1914 году в деревне Лебедевка Славгородского района Могилевской области, в трех километрах от Безуевич, родилась Федорова Агафья Алексеевна, его будущая жена.

Познакомились они благодаря родственнику со стороны Агафьи Алексеевны, жившему тогда в деревне Безуевичи. Ефим Севастьянович тогда приглянулся ему, в результате чего дядя Агафьи Алексеевны сосватал свою племянницу с ним. Молодые люди очень понравились друг другу и вскоре они поженились; Ефим Севастьянович, будучи 32-летним хозяином, забрал Агафью Алексеевну, 24-летнюю девушку, к себе в деревню, где они стали жить вместе с родителями мужа.

Вскоре свекор со свекровью разрушили свою баню, чтобы у детей было место и хоть какие-то стройматериалы для строительства собственного жилья. Общими силами дом для молодоженов построили.

Ефим Севастьянович и Агафья Алексеевна вместе работали в колхозе: ходили на полевые работы по указанию бригадира, вместе жали рожь, сгребали сено, пропалывали полоски. Содержали и свое хозяйство: корову, овец, коз, свиней, кур, уток и гусей. Спустя некоторое время Ефим Севастьянович стал подрабатывать еще и конюхом. Очень редко удавалось найти свободную минутку для отдыха: сразу после работы Ефим Севастьянович шел на косьбу, так же, как и до завтрака, часов в 5 утра, чтобы заготовить немного сена на предстоящую зиму, с запасом до следующего лета.

Зимой в колхозе было меньше работы. Но приходила весна – и появлялись новые обязанности: нужно было вновь засевать землю. Потом опять время беспрерывных хлопот - лето. Летом они вместе работали на поле: сразу после уборки зерновых складывали солому в копны, в стога. И, наконец, осень – уборка урожая и заготовка его на зиму.

Денисенко Ефим Севастьянович и Агафья Алексеевна с детьми Аллой, Марией, Антониной и внуком Олегом
Денисенко Ефим Севастьянович и Агафья Алексеевна с детьми Аллой, Марией, Антониной и внуком Олегом

Пришла война

На момент Великой Отечественной войны, когда Ефим Севастьянович ушел на фронт, Агафья Алексеевна осталась одна с двумя маленькими детьми на руках – старшими Аллой (1939) и Леонидом (1941). В это время в деревню вторглись немцы и выгнали Агафью Алексеевну из дома в стопку. Теперь в доме, построенном для большой семьи, поселили немцев. Сами же немцы снисходительно относились к женщине с маленькими детьми на руках. Бывало, они даже угощали ребят галетами.

Но война продолжалась, каждый день был наполнен грохотом и выстрелами, запахом пороха, и в это время Агафья Алексеевна приняла решение: уйти с односельчанами в лес, как можно дальше от захватчиков. Но не легче было Ефиму Севастьяновичу. Он также на войне стоял лицом к лицу со смертью. На фронт он был призван как сапер, на боевых задачах не раз разминировавший фашистское минное поле. Всякий раз, при взрывах, свирепых и оглушающих, он молился только об одном: еще хоть один раз увидеть своих малышей, свою единственную любовь… С надеждой в сердце он прошел всю войну и даже дошел до Берлина, где и услышал о победе. Вскоре он приехал из Германии на Родину, к своей любимой и детям.

Голодные 50-е

Третьей в семье, сразу после войны, родилась Нина (1946, бабушка автора текста). Начались голодные 50-ые годы. Гнилой картофель, кулеш из ржаной муки на воде, кислая капуста и огурцы – вся еда тех тяжелых лет. Хозяйство было очень скромным: осталась только корова – единственная кормилица семьи. Конечно, еды семье хватало, но, что навсегда осталось в памяти, кусочки сала, которые жарились исключительно по выходным, выдававшиеся детям только по одному. Отцу же, как главе семейства, полагалось два, а то и три кусочка.. Никто из малышей ничего тогда и не говорил: все знали, что папа – хозяин, глава семьи, который трудится для того, чтобы они имели все им необходимое…

Фамильное древо семьи Денисенко-Савончик
Фамильное древо семьи Денисенко-Савончик

«Но, несмотря ни на что, детское наивное сердце поддавалось мельчайшим радостям, - вспоминает Нина Ефимовна. - Как веселы были игры во время перерывов между занятиями в школе, фильмы по выходным, хоть и приезжавшие раз в две недели, танцы в клубе под гармошку, песни, разносившиеся по всей деревне, и сборы на редкие Рождественские вечерки. А как же тихое сопение младших сестренок, Марии (1950) и Антонины (1953), мирно спавших в качаемой тобой колыбельке, первая их улыбка, первое слово, первый дождь, после которого можно было пробежаться босиком по мокрой лужайке, ощущая тепло весенних вод. Всего в семье нас, детей, было пятеро: Алла, Леонид, я - Нина, Мария и Антонина. А на праздники мама готовила угощения, и разносящийся по дому аромат так заманчиво щекотал наши детские носики. Затем приходило время самого настоящего пира, когда мы могли посидеть за столом наравне со взрослыми. С приходом весны мы все помогали родителям по хозяйству: пололи гряды, выращивали и просо, и рожь, и гречиху, ходили вместе с ними на колхозные работы, одним словом, с раннего детства приучались к самостоятельности и ответственности».

Нина Ефимовна Денисенко
Нина Ефимовна Денисенко

Взрослая жизнь

Когда Нине Ефимовне было 18 лет, ее отец заболел туберкулезом. «Из колхоза нас никуда не выпускали: очень нужна была рабочая сила, даже вплоть до того, что нам не выдавали паспорт на руки, - вспоминает она. - Но, в связи с папиной болезнью, паспорт мне все-таки выдали, ведь нельзя было долго находиться с ним рядом. Получив свой паспорт, я поняла, что нужно начинать зарабатывать, ведь мне нужно не только обеспечить свою жизнь, но и как-то помогать моим родным, особенно маме и папе. Я приехала в Бобруйск, к своим родственникам: старшей моей сестре, дяде - маминому брату, потому что мне казалось, что здесь за работу будут платить чуть больше, чем в колхозе».

Некоторое время она снимала квартиру, что также очень сильно повлияло на всю ее судьбу: однажды, а с тех пор раз и навсегда, сердце Нины Ефимовны растопила юношеская солнечная улыбка… А было все так: «Был небольшой праздник - день рождения Валентины, девушки, у которой я тогда снимала квартиру. Поздравить Валю в этот день пришел и ее родственник - Александр. Но пришел он не один, а со своим сыном – красавцем, Семеном. В этот момент мое сердце просто замерло… Я не могла понять, что со мной происходит. Подхожу к Вале, рассказываю ей об этом, а она, смеясь, отвечает мне: «Если замирает сердце, значит это точно твой человек!» Оказалось, это действительно так… Помню наше первое свидание. Я ужасно волновалась, ведь я даже и представить не могла, что понравилась тогда Сене. Целый год я была безумно счастлива: мы продолжали встречаться! Конечно, не так, чтобы часто, но все-таки это было лучшим временем в моей жизни… Я чувствовала, что у меня выросли крылья! Неужели я так сильно могла влюбиться?..

Семен Александрович и Нина Ефимовна Савончик
Семен Александрович и Нина Ефимовна Савончик

А однажды осенью Сеня показался мне очень взволнованным. «Что же с ним происходит?» - подумала я. Но долго мне не пришлось гадать… В этот момент он встал передо мной на колено и попросил быть его единственной на всю жизнь. Что мне можно было тогда ответить? Я была так счастлива! И вот мы расписались, но не в городе, а там, где началась моя жизнь – в деревне, в сельском совете деревни Дикое Глусского района Могилевской области. Именно в тот незабываемый день я сменила свою фамилию, и с тех пор я гордо называю себя – Савончик Нина Ефимовна! И вот через год в нашу семейную жизнь вторглось еще одно чудо – родился наш первенец – Андрей (1972, дядя автора текста), а ровно через пять лет и еще одно солнце – Снежана (1977, мама автора текста).

«Разве можно быть еще более счастливой?» - думала тогда я. Но позже поняла, что можно. Я стала бабушкой, притом – дважды! Сейчас у меня две замечательные внучки: Савончик Анастасия Андреевна (1994) и Волковец Валерия Александровна (2003)».

Счастье в мелочах (впечатления автора)

Две внучки Нины Ефимовны: Валерия Волковец и Анастасия Савончик
Две внучки Нины Ефимовны: Валерия Волковец и Анастасия Савончик

Жизнь каждого моего родственника состояла из круговорота событий: встречались грустные моменты, такие, как проводы дорого тебе человека на фронт, возможно, даже на скорую гибель; горькие слезы расставания с родными: мамой, папой, сестрами и братом, а также с самой лучшей порой – детством. Но восхищает всегда одно: умение пережить все обстоятельства, идти наперекор всем правилам, чтобы только быть счастливым. Наверное, это самый главный опыт для каждого жителя нашей планеты…

Часто люди говорят, что настоящей любви, одной любви на всю жизнь не бывает. Но я всегда могу возразить, сказав, что настоящая любовь все еще жива и продолжит жить. И это будут не пустые слова... Огромный пример этого чувства я могу воспроизвести из истории моей семьи: прабабушка и прадедушка, бабушка и дедушка всю жизнь любили друг друга. Вместе они смогли пережить все, во все тяжелые испытания продолжали дорожить друг другом, подставляя свое плечо под удары судьбы, постоянно поддерживали один одного, зная цену этой духовной связи… Редко сейчас встретишь такие чувства… Наверно, это самое волшебное и удивительное в истории моей семьи.

Каждый раз, слушая отдельные бабушкины рассказы о ее детстве, меня переполняли радость и восхищение. Казалось, жизнь в то время сильно отличалась от современной. Отдельные главы вплетались в одну большую историю семьи и открывали разные этапы жизни и взросления. Но теперь, когда я узнала всю историю нашей семьи, от прабабушки и прадедушки, я поняла, что вот оно – счастье. Да, оно в мелочах, в едва заметной слезинке и искренней улыбке того, кто все это вспоминает.

Автор этого текста упомянула в истории своей семьи несколько важных исторических фактов. Отгадаете каких?