Бобруйчанка, чей род известен со времен ВКЛ: «Это формирует некий внутренний стержень»

3456
Екатерина НОВИЦКАЯ. Фото героини материала.
Наши предки могут вдохновить нас своим примером, побудить развиваться, быть сильными. Бобруйчанка Анна Ивановна Зайцева поделилась историей своего рода, которая звучит как сценарий увлекательного художественного фильма. Но героине эти знания помогали оставаться сильной даже в самых сложных ситуациях.

«Замуж все равно пойдешь, а денег этих не увидишь»

Анна Ивановна Зайцева уже пенсионерка. Разговоры об истории своего рода она слышала с раннего детства. Она родилась в 1959 году на Кубани, в станице Калининская Краснодарского края. Ее бабушка – Мария Якимовна Голуб, урожденная Сакович, родилась в апреле 1916-го и прожила 74 года. В 6 лет, после смерти отца, бабушка Мария забрала Анну в Беларусь, в деревню Мошны Октябрьского района. Так они и жили втроем – Аня, бабушка Мария и ее мать, Ганна Сакович. В холодную погоду девочка со старенькой прабабушкой грелись на русской печи, и прабабка любила вспоминать былое. Она рассказывала правнучке о детстве, о том, что была очень красивая – «усямiрная красавiца», и пела, по ее словам, так, что ни один праздник в округе без нее не правили.

Прабабушка, Сакович Анна Фёдоровна. На фото ей примерно 98 лет.
Прабабушка, Сакович Анна Фёдоровна. На фото ей примерно 98 лет.

Откуда пошла фамилия.По одной из версий, фамилия Сакович происходит от канонического имени Исаак, дословно переводимого как «тот, который будет смеяться». По другой – восходит к имени Сакердона Севастийского, одного из сорока храбрых воинов, потерпевших за веру около 320 года в армянском городе Севастии. Известными представители фамилии были писатель и полемист XVII века Касьян Сакович и химик, академик Г. В. Сакович.

Прабабушка рассказывала Анне, что любила пастуха Василия, но, по мнению ее отца, он был бедняк безродный и не пара ей. Сама она была из Русакевичей (или Русаковичей). Замуж прабабка вышла по тем временам «перестарком» – в 25 лет. Отец отдал ее за приехавшего из Америки Якима Саковича, который заплатил «вено» – выкуп за невесту. Анна Ивановна вспоминает, как об этом рассказывала сама прабабушка:

«Я ляжала на палацях, як прыйшоў гэты Саковiч i насыпаў мне поўны рукаў серабра i сказаў:

– Ганна, пойдзешь за мяне замуж!

А я як бурнула тыя грошы па падлозе, яны i раскацiлiся. Крычала:

– Не патрэбны мне твае грошы, ты крывы стары чорт! И замуж за цябе не пайду!

А бацька падабраў тыя грошы i сказаў: замуж за яго ўсе адно пойдзеш, а гэтых грошай не ўбачыш. I аддаў. А той Саковiч прывез з гораду шаўцоў i краўцоў – знiмали з мяне меркi, i замуж я пайшла вельмi прыгожая. У фаце. Народу сабралося багата на мяне паглядзець».

Анна Ивановна вспоминает, что еще спросила тогда, любила ли прабабушка своего мужа?

«Каго? Хазяiна? Добра, што рана здох, сабака! – ответила она. – Ён мяне бiў, катаваў. Прымушаў разам з наймiтамi рабiць. Я аднойчы папаласкала бялiзну сваю i дапамагала сваей падрузi. У яе было шмат дзяцей, i яна жыла бедна. Якiм падскочыў на сваей вараной кабылiцы i пабiў мяне пугаю. Сказаў, штоб не бачыў мяне з голлю перакатнай».

На фото крайняя слева - Сакович Мария Якимовна, здесь ей 16 лет. Предположительно, это 1932 или 1933 год. Рядом и ниже, со звёздочкой - ее родной старший брат Емельян с
На фото крайняя слева - Сакович Мария Якимовна, здесь ей 16 лет. Предположительно, это 1932 или 1933 год. Рядом и ниже, со звёздочкой - ее родной старший брат Емельян с женой Софьей.

У прабабушки Анна Ивановны было девять детей, но в живых осталось трое. Когда начались смутные времена, видимо, перед Первой Мировой войной, то семья успела продать породистых лошадей и голландских коров, а горшок с золотом закопали в подполе. Но бомба упала прямо на дом, и осталась от него только яма.

Машинка «Зингер» помогла выжить

Мария Якимовна Голуб, примерно 1938-1940 гг.
Мария Якимовна Голуб, примерно 1938-1940 гг.

Бабушка Анны Ивановны была мастерица на все руки: шила одежду, вышивала и вязала. Обшивала округу на украденной у немцев машинке. В войну в Мошнах стояла воинская немецкая часть и была водонапорная станция. Однажды, когда была бомбежка, она детей отправила в лес со своей матерью, а сама под взрывами оторвала машинку «Зингер» от станины, завернула в облитую маслом мешковину и закопала под яблоней. Когда немцы ушли, женщина откопала машинку, станину нашла на пожарище дома. Отстругала доски. Но долго не могла найти ремня.

– Помню, она мне рассказывала, что кто-то дал ей вожжи. Все сожалела, что впопыхах не закопала и ремень. Ну, где там было, мол, когда кругом все горело и взрывались бомбы.

Строение водонапорной станции стоит и сейчас на краю деревни среди огромных берез, дубов и лип. А на память о бабушке потомкам остались полотенца и подузорники для кровати, сделанные ее руками.

Анна восхищается трудолюбием и изобретательностью родственниц: даже когда было тяжело, женщины доставали кусочки ткани, нитки и творили чудеса своими руками. В ее детстве у бабушки постоянно бывали заказчики. Расплачивались, кто чем мог: жене чьей-то пошьет хорошо, а муж летом сено откосит. Или коня кто-то даст на посев картошки. Дрова поможет заготовить. Так называемый «натуральный обмен».

– Думаю, без этой машинки вряд ли бы она троих детей после войны подняла, да и меня потом. Помню, я любила в детстве наблюдать, как она обмеряет женщину, как кроит все на чистеньком столе в сияющей кухне. У нас всегда был порядок: все на своих местах и прибрано каждый день, а не только к праздникам.

Примерно 1953 год. Мария Якимовна Голуб (слева) с подругой. Кофточки на них - работа Марии Голуб.
Примерно 1953 год. Мария Якимовна Голуб (слева) с подругой. Кофточки на них - работа Марии Голуб.

Знание своего рода дисциплинирует

Анна начала интересоваться историей рода после случайного знакомства: она летела из Варшавы в Афины, и одна из двух соседок-полек попросила у нее газету. А потом спросила: «А как вы относитесь к полякам?» Анна шутливо ответила: «Как я могу относиться к полякам, если моя бабушка – урожденная Сакович?» Полька тут же вскричала: «Марыля! Вона тэж Сакович!» После этого женщины разговорились: как оказалось, муж этой пани Сакович собирал информацию о своем роде. Тогда женщина и услышала, что род их древний, известен еще со времен ВКЛ и Речи Посполитой. Основатель – Сак Богдан. Часть фамилии осталась на территории Польши, часть – в нынешней Беларуси. Анна Ивановна о том же слышала и от родной тети – Голуб Анны Марковны в 2005 году. Потом в газете «СБ. Беларусь сегодня» ей попалась статья о дворянских родах Беларуси. Анна заинтересовалась, начала искать в интернете информацию, зашла в общедоступные архивы. Специальных запросов лично бобруйчанка не делала, но этим занимался ее двоюродный брат, контактов с которым, к ее сожалению, она сейчас не поддерживает.

Расшитые Марией Голуб полотенца и подузорники. Послевоенные годы.
Расшитые Марией Голуб полотенца и подузорники. Послевоенные годы.

Анна Ивановна хорошо помнит бабушку и прабабушку. О прабабушке, жене Якима Саковича, у женщины сохранилось много интересных детских воспоминаний. Прожила Ганна долго, умерла накануне свадьбы правнучки в 1979 году. Анна расписывалась, а родственницу в этот день хоронили, и девушке не сказали. Все документы прабабушки сгорели в войну. В справке написали, что прожила она 100 лет, доктор сказал: хватит. Но, по подсчетам близких, выходило, что ей примерно 110.

– А моя бабушка Мария выделялась из всех родственников достоинством и очень гордым, независимым, сильным характером. Прабабушка Ганна даже как-то сказала в сердцах: «Уся ў яго, злаватая Саковiч. Хай бы ж хоць трошкi ў мяне была!»

Бабушка Мария отличалась крутым нравом и неимоверной строгостью и требовательностью не только к другим, но и к себе. Самодисциплина была невероятная. Отличал ее и очень острый ум. Когда героиня искала и изучала характеристики известных Саковичей, нашла заметку, что эти черты – жесткость, упорство, большая сила воли – отличали этот род всегда. Все те же черты прослеживаются и в поколении Анны Ивановны.

Разговорам о богатстве прабабушка значения не придавала, поговорить она любила, а вот бабушка ей часто говорила, что болтать ничего не нужно лишнего, а то приедет черный воронок, и поминай, как звали.

Связано Марией Голуб из обычных ниток, «десяточки».
Связано Марией Голуб из обычных ниток, «десяточки».

«Вижу в моих сыновьях какое-то врожденное достоинство»

Дети Анны Ивановны к предположению о том, что в их венах течет кровь Саковичей, относятся по-разному. Средний сын гордится этим, старший особых эмоций не выказывает, младший же, военный – молчун и всякую похвальбу не приемлет.

– А я вижу в моих сыновьях какое-то врожденное достоинство. Хотя, возможно, мне это только кажется, как и любой матери, – говорит Анна Ивановна.

По ее мнению, у людей самые сильные доминантные черты рода передаются в той или иной степени.

– Если предки были интересными и достойными людьми, то быть хуже их не хочется, – считает Анна Ивановна. – Это дисциплинирует невероятно, формирует некий внутренний стержень.

– Я всегда про себя знала: я все преодолею и все выдержу, – добавляет моя собеседница.

* * *

Уважаемые читатели! Если вы хотите поделиться интересной историей своего рода, пишите на электронную почту автора: no-kat83@mail.ru