«Нет аптеки, нет банкомата, транспорт ходит редко, ларек «Белсоюзпечати» – и тот закрыли». Жизнь глазами бобруйчан

12087
Евгения ВИННИК.
Каждую неделю «ВБ» спрашивает у своих подписчиков и читателей, чем те живут, о чем думают, что их радует и огорчает.

«Козочка Маруся у меня ручная, не отходит от меня»

Вера Григорьевна Бусел, деревня Сычково:

– Живу в деревне одна, два года назад переболела инфарктом, с того времени почти никуда не хожу, а сейчас и вирус к тому же. Я к нему отношусь серьезно, потому что и я, и старшая дочка находимся в зоне риска. Мне 79 будет 22 июня, а Тамаре в октябре 58 исполнится.

Младшая дочка Галя меня часто навещает с внуком Костей. Ему 27 лет, не женат еще. Привозят мне продукты и все необходимое. Сама я только за водой на колонку хожу. Огород у меня 30 соток, но из них только 10 обработанной земли.

В этом году из-за плохой погоды ничего не взошло, кроме бурачков. Держу козочку и куриц. Козу зовут Маруся, она у меня ручная, куда ни пойду, она сразу за мной бежит и не отходит. Вот такие у меня дела.

Фото из архива «ВБ» используется в качестве иллюстрации.
Фото из архива «ВБ» используется в качестве иллюстрации.

«Нет аптеки, нет банкомата, транспорт ходит редко, ларек «Белсоюзпечати» – и тот закрыли»

Юлия Куршук, ул. Бахарова:

– Хочется высказаться от себя лично и от нашего района Дедново, всех соседей волнует эта проблема. В нашем немаленьком районе много молодых семей и пожилых людей, но нет ни одной аптеки. Чтобы купить лекарства, приходится ехать в Киселевичи или «в город». Последний раз я потратила полтора часа на дорогу, чтобы купить лекарства.

Закрыли у нас магазины «Копеечка» и «Ома», но, говорят, вместо «Копеечки» будут открывать новый, в этом направлении есть какое-то движение. Это нас радует, потому что пока работает только один небольшой магазинчик, где нет ни фруктов, ни выбора молочных продуктов. Часто не получается купить то, что нужно.

По каким-то причинам, не знаю, сняли автобус №19 в наш район, все в шоке. У нас и так мало транспорта, а сейчас добраться куда-то стало еще проблемнее. Этот автобус пустили через улицу Орловского, хотя там и так много другого транспорта. У нас ходили две маршрутки №5, сейчас осталась одна маленькая, вторую, более комфортную, тоже сняли. Допустим, если поехать в Киселевичи, в тот же магазин «Евроопт», то надо идти пешком или ждать маршрутку очень долго. Ладно мы, молодые, можем сходить, а что делать пожилым людям и детям?

Наш район, получается, хоть и в городе, а на каком-то отшибе. Нет ни одного банкомата, ближайший на Орловского, куда надо пешком долго добираться. Аптека, транспорт, магазин, банкомат, даже ларек «Белсоюзпечати» – все закрыли. Это наши наболевшие вопросы. Хотелось бы, чтобы нас услышали.

«Может, отзовутся те, кто еще в живых остался»

Анатолий Борисович Марковский, ул. Ульяновская:

– Мне 81 год, единственное, что хотел бы сказать: я рос в детдоме через забор от школы №18, вот бы там установили дощечку или табличку, что раньше это был детдом, хоть память какая-то была бы. Может, отзовутся те, кто еще в живых остался, вспомнят свои годы молодые.

Вначале детдом был на улице Пушкина, а потом нас перевели на Минскую, семь лет там пробыл. Многие, может, прочитают и вспомнят.

«Воздухом подышу в окно, и все на этом»

Тамара Константиновна Стрельцова, ул. Красноармейская:

– Мне 72 года, сижу дома. Воздухом подышу в окно, и все на этом, даже на балкон не выхожу, боюсь, что повалится. Я женщина тяжелая!

Внук Лев полгода назад пошел в армию, служит в нашей военной части, что возле ледового дворца. Раньше ходил в увольнения, а сейчас из-за вируса запретили. Он почтальоном служит. Ладит хорошо со всеми. Отличный очень парень, не курит, не пьет, сладкое любит. Это хорошо, пусть лучше сладкое ест. Я тоже сладкое любила всегда. Еще он очень хорошо рисует у нас, до армии работал инструктором по трудотерапии в доме инвалидов в Каменке. Справлялся с работой замечательно.

У меня чудесная дочка Ольга, навещает меня, приносит продукты и всегда помогает.