«Боюсь, нескоро увижу родителей». Белоруска о жизни в Германии при пандемии

14775
Артем ЛУКЬЯНОВИЧ. Фото на титуле: Picture Alliance
Поговорили с героиней одного из наших материалов, белоруской в Германии, о жизни при карантине.
Новый дом Мюллеров в Вильденло. Фото Лилии Мюллер
Новый дом Мюллеров в Вильденло. Фото Лилии Мюллер

Заболели всей семьей

Лилия Мюллер родилась в Слуцке, работала в Минске, уехала в Германию. У нее немецкий муж, три дочки и дом в деревне. За время с нашего прошлого разговора Лилия открыла домашний детский сад, но через год дом продали (захотели более современный и меньший по размеру), сад закрылся, в январе 2020 семья переехала в другую деревню. И тут же, вначале пандемии, самоизолировалась, но все же переболела.

– В середине марта мы заболели всей семьёй, – рассказывает Лилия. – У мужа были серьезный кашель и одышка, у меня с дочками симптомы легче. По стране велась активная пропаганда оставаться дома, если с признаками заболевания можете справиться сами, и консультироваться с врачами по телефону. Если одышка тяжелая и температура не спадает – по телефону горячей линии расскажут, куда обратиться, или отправят скорую. У нас были симптомы несильные, мы остались дома.

Болели мы все около недели, у мужа кашель с одышкой были дольше. Недалеко от нас во дворе клиники открыли лабораторию «драйв-ин», где можно было сдать тест на COVID-19 не выходя из машины. Франк сдал – результат отрицательный.

Франк, муж Лилии, работает в IT, с самого начала эпидемии в его компании отменили все командировки и перешли на удаленку. Но понадобился больничный – он поговорил по телефону с врачом, и больничный прислали по почте. Через неделю продлили – всё по телефону.

Старшая дочь Илона (16 лет) успела на новом месте сходить в школу, младшие Йоханна-Теодора и Ребекка-Александра (5 и 2 с половиной) до сада так и не дошли. А Лилия сейчас домохозяйка, так, говорит, на себе особо перемен и не заметила.

Парк в городке Вифельштэде, Нижняя Саксония. Май 2020. Фото Лилии Мюллер
Парк в городке Вифельштэде, Нижняя Саксония. Май 2020. Фото Лилии Мюллер

Жизнь на карантине

Сейчас семья Мюллер живет за 50 км от прежнего места, в деревне Вильденло совсем близко от города Ольденбург. Это та же самая федеральная земля Нижняя Саксония. Ограничений на передвижение там не было – можно было ходить в магазин, гулять, заниматься спортом. А запрет на массовые контакты есть и сейчас. Членам одной семьи можно было гулять и всем вместе, но нельзя встречаться с жителями других домохозяйств.

– По улицам в масках мало кто ходит, – говорит Лилия. – Нам очень хорошо объяснили, что это не имеет смысла и даже вредно. А вот в магазинах, общественном транспорте маски обязательны.

Заходить в магазины – только по одному от семьи, на входе сотрудник ограничивает количество посетителей, дезинфицирует ручку тележки и проверяет, чтобы все были в масках. А способ соблюдения дистанции в магазинах Германии очень простой – каждому покупателю обязательна не корзинка, а та самая тележка.

– Не заметила, чтоб цены менялись, – говорит Лилия Мюллер. – Но вот сейчас стали открываться парикмахерские, и там надо доплачивать 5-10 евро за индивидуальную накидку и дезобработку.

Сейчас в Германии ограничения постепенно ослабляются – открываются церкви, школы, кафе, даже возобновился футбольный чемпионат, первым в Европе (правда, при пустых трибунах). В Тюрингии даже собираются с 6 июня вернуться к почти нормальной жизни, хотя федеральное правительство договаривалось о остальными землями продлить некоторые ограничения социальных контактов. Но компания Франка Мюллера пока не планирует отказываться от онлайна. Вообще в Германии, говорит Лилия, все, кто может работать удаленно, продолжают работать удаленно.

– И уже можно встречаться с родственниками из других городов. Бабушке с дедушкой со стороны мужа уже за 80, они с самого начала тоже самоизолировались и не заболели. И в эту субботу приедут к нам в гости, в первый раз за эти месяцы.

Тележка как способ дистанции. Фото DPA
Тележка как способ дистанции. Фото DPA

Государство для народа

По всему миру разошлось обращение канцлера Германии Ангелы Меркель к народу в начале пандемии. «Так не говорят вожди, бюрократы, – отмечал обозреватель «Новой газеты» Алексей Поликовский. – Так говорит обеспокоенный человек, обращаясь к дорогим и близким ему людям». Что про действия властей своей новой страны скажет белоруска Лилия?

– Меркель с начала пандемии выступала несколько раз, и все её речи были эмоциональные, очень человечные. Мне она и вообще симпатична, а в этой ситуации она повела себя просто отлично. Через нее ощущалась поддержка государства, и этой поддержки было достаточно.

Детский сад Лилии закрылся не из-за коронавируса, Франк удаленно продолжал работать. А вот некоторые знакомые потеряли источник дохода. Но…

– У нас есть знакомый в Берлине, предприниматель, у него остановилась работа. И государство всё возместило! Причем процедура очень простая – заполнил документы, отослал, и через пару дней на счёт пришла внушительная компенсация. Он был приятно удивлен. Причем он не немец, выходец из России, даже вроде не гражданин Германии, а только с видом на жительство.

– Но всё равно эти месяцы мы жили в некотором страхе, потому что ситуация всё же была неопределенная, – признается Лилия. – Да и остается.

Ребекка-Александра и Йоханна-Теодора под рододендронами. Вифельштэде, май 2020. Фото Лилии Мюллер
Ребекка-Александра и Йоханна-Теодора под рододендронами. Вифельштэде, май 2020. Фото Лилии Мюллер

Беларусь, Германия, Швеция

– Я не поддерживаю крайние меры – запереть людей в квартирах, обязательное ношение масок на улицах и комендантский час, – добавила Лилия. – Самый разумный подход, на мой обывательский взгляд, это «предусмотрительная осторожность». Отмена массовых мероприятий и парадов, переход по возможности на удаленную работу, ограничение личных контактов и социальная дистанция. А также обязательно полноценная информационная кампания!

Освещение ситуации в немецкой прессе и на государственном уровне Лилия называет очень хорошим:

Статистика по району Аммерланд, Нижняя Саксония, на 27 мая: заразились 189, за последние 7 дней 4, выздоровели 169, умерли 5.
Статистика по району Аммерланд, Нижняя Саксония, на 27 мая: заразились 189, за последние 7 дней 4, выздоровели 169, умерли 5.

– Постоянные брифинги и пресс-конференции с подробными ответами на вопросы, сразу появился официальный сайт с полной статистикой. И то была критика, что статистика не полностью отражает действительность, ведь результаты тестов нередко приходили с задержкой. Но по сравнению с Беларусью это небо и земля. В Германии подробная официальная информация обновляется каждые 3 часа, на интерактивной карте можно смотреть, сколько заболели в твоем районе (наш район называется Аммерланд).

Про разницу с белорусским подходом к изоляции, лечению, сказать не могу, потому что не знаю ситуацию на родине изнутри. Ориентируюсь по сообщениям в разной прессе и соцсетях. Но могу сказать что в белорусских СМИ, особенно официальных, неправильно освещалась «шведская модель». Типа тоже нет карантина, всё свободно, бесконтрольно – это неправда. С самого начала в Швеции была развернута широкая компания информирования про серьезность угрозы и необходимые меры защиты, были запрещены массовые мероприятия, закрыты стадионы, кинотеатры. Полного карантина не было, но вся возможная работа активно переводилась на удаленку. И сами шведы дисциплинированно самоизолировались. А белорусская модель – сначала всё отрицать. Так что сравнивать Беларусь и Швецию недопустимо.

А про эти странные цифры статистики при одинаковом населении... (при практически одинаковом количестве населения в Швеции и Беларуси по официальным данным практически одинаковое количество заражений COVID-19 (на 27 мая в Швеции 35 088, в Беларуси 38 956), при этом количество смертельных случаев в Беларуси в 20 раз меньше (4220 против 214) – прим. ред.). Я эти цифры не могу объяснить, я не эпидемиолог и не статистик. Скажем так, цифры вызывают у меня вопросы.

– Но лично я опасаюсь, – говорит Лилия Мюллер, – что Беларусь из-за такого подхода будет дольше оставаться закрытой. Ни белорусов не будут пускать к себе другие страны, ни своих в Беларусь не пустят. И я еще долго не смогу увидеть родителей.

Туризм только для членов ЕС. Фото Associated press
Туризм только для членов ЕС. Фото Associated press

Публикация в рамках специальной рубрики. Посольство Федеративной Республики Германия в Беларуси. УНП 101166185