«На «почти что карантине» живем, почти как раньше». Жизнь глазами бобруйчан

6015
Артём ЛУКЬЯНОВИЧ. Фото из архива ВБ.
Каждую неделю спрашиваем у читателей, чем те живут, о чем думают.

«Дача − мая аддушына»

Ніна Архіпенка, пенсіянерка:

− У мяне два ўнукі школьнікі, на лета добра б было адправіць іх у лагер − і ім каб цікава было, на прыродзе, і за імі каб не глядзець. Але і страшнавата, што збярэцца шмат людзей. Каронавірус, вядома ж, пужае. У масцы езжу ў аўтобусе, хаджу ў краму. Дыхаць бывае нязручна, але правілы бяспекі трэба выконваць.

Сама ж шмат часу праважу на дачы. Гэта мая аддушына. Трохі папсавалі настрой замаразкі, памерзла мая бульбачка. Ну нічога, адыйдзе. Пасею шчэ цыбулю, на кветачкі свае ўжо любуюся. Добра будзе. Пакуль ногі ходзяць − буду на дачы, не магу без яе жыць!

«Внучка скоро начнет читать. В три года»

Василий Башлаков, ул. Рокоссовского:

− Я пенсионер без дачи, продал ее два года назад – ездить далеко, работать особо некому, двери местные алкоголики взломали, инструменты все покрали. Если б жить в деревне, так можно было б, а ездить раз в неделю − не то. Так и кончилась крестьянская эпопея.

Сидим дома, ходим в гости к детям, помогаем смотреть за внуками, пока дети работают. Внуков трое, Артем 10 лет и Соня 9 лет – от сына и маленькая Ева – от дочки. Занятий в школе нет, в детском саду тоже посещения сворачиваются, приходится больше времени с ними проводить. Вот сейчас на выходные взяли к себе Артема − вдвоем с Соней и места мало, и шума очень много, поэтому берем по очереди. Артем занимается футболом на «Спартаке», вот посмотрел, как он во дворе с пацанами играет − порадовался.

А Ева часто удивляет. Болтает вовсю и очень быстро, все не понять, нужен переводчик − им работает Артем. Ей нет еще и трех лет, а она научилась считать до 22-х и складывать-вычитать в пределах десяти. И буквы знает. Я в 5 лет только читать научился, с бабушкой-учительницей, а она уже скоро сама начнет.

«На «карантине» закончила картину»

Анна Андреева, ул. Гагарина:

− В условиях «почти что карантина» живем, почти как раньше. Но есть и отличия. В повседневную жизнь прочно вошли маски, перчатки и антисептик, без них на улицу не выходим. Не хочется ни самим заболеть, ни родных заразить, тем более, что у нас в семье есть и маленькие дети, и пожилые родители, и даже тяжело болеющий лежачий дедушка. Так что, из дома выходим по-минимуму − в магазин, на почту, муж ходит на работу...

Конечно, тяжело весь день находиться дома, особенно когда хорошая погода. Очень хочется съездить на дачу, но так как нам нужно ехать двумя автобусами, пока опасаемся. Вечером, когда на улице становится меньше людей, выходим прогуляться, но стараемся далеко от дома не отходить. Да и люди на нас в масках по-разному реагируют − кто-то улыбается, а некоторые обходят по широкой дуге.

Алмазная картина Анны Андреевой.
Алмазная картина Анны Андреевой.

Учебный год у сына в этом году закончился гораздо раньше − сначала он перед каникулами болел, потом каникулы продлили, потом мы написали заявление и до конца мая в школу уже не ходили, задания делали сами. Аттестовали его по трем четвертям.

Приятные моменты − я смогла наконец закончить раскраску для взрослых акриловыми красками, которую начала аж в декабре! И закончила картину 30 на 40 из алмазной мозаики! Это здорово помогает переключиться мыслями на другое, расслабляет и доставляет много удовольствия.

Надеюсь, что постепенно ситуация исправится, и можно будет спокойно выбраться в город погулять. Очень соскучились по пабквизам. Конечно, некоторые проходят сейчас по интернету, но я считаю, что это не совсем то, что раньше. Скучаю по особенной игровой атмосфере, по живому общению. В общем, ждем, когда все придет в норму.

«Пришло письмо из милиции − не виноватая я»

Татьяна Шалатонова, продавщица книжного магазина:

− Жизнь скучна. Покупателей почти нет, много кто заходит просто погулять и, кстати, без маски. Выручки нет, значит и зарплаты тоже. Скоро вся не продуктовая торговля на колени встанет. Еще из грустного − опоздала на встречу с любимым блогером. О приезде Тихановского в Бобруйск я узнала только после работы, пока добралась до места − уже уехал.

Приятная новость на ту же тему: пришло письмо из милиции, что за встречу с ним в Могилеве меня судить не будут, дело прекращено. И то правда − ехала на встречу с блогером, его не было, оказалось, что попала, вроде, на какой-то митинг. Так что не виноватая я.

А на выходных классно проветрились с дочкой (ей тринадцать, активная растет). Забрала машину с ремонта − и поехали с ней, куда глаза глядят. Доехали до Ясеня, по нему покатались, за него заехали. Посмотрели, что озимые уже по пояс. Погуляли по свежему воздуху и вернулись домой довольные.