Бобруйчанин, который лежит в больнице с подозрением на COVID-19: «Скорую» вызвал сам. Приехал врач, похожий на космонавта»

29992
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото: Артем ЛУКЬЯНОВИЧ, из архива «ВБ»
30-летний бобруйский дальнобойщик Николай Автухов, в настоящий момент находящийся под наблюдением в инфекционном корпусе БЦБ, рассказал «ВБ» о том, каково это, когда у тебя подозревают опасный вирус.
Инфекционный корпус БЦБ
Инфекционный корпус БЦБ

В последние недели Николай по работе ездил только в Литву, Латвию и Россию, а особо опасные регионы в Европе не посещал. Но когда 7 апреля он вернулся из рейса, на следующий день его забрала «Скорая».

– Врачей я вызвал сам, – рассказывает Николай. – Дело в том, что в России на выгрузке у меня началась одышка, и я стал опасаться, чтоб не было пневмонии. Несколько лет назад у меня уже было воспаление легких, и я побоялся, чтоб это снова не было оно.

Позвонил по телефону 103. «Скорой» все объяснил, сказал, что я дальнобойщик, и за мной очень быстро приехали. Врач приехал, одетый, как космонавт, в специальном защитном костюме. Посмотрел меня, послушал и говорит: «Собирайся, поехали».

Везли меня не в такой специальной красной капсуле, как показывали, а в обычной машине «Скорой помощи». В больнице почти сразу же взяли анализы – мазки из горла и носа, кровь из вены, мочу. Анализы на коронавирус, сказали, делают в Могилеве, поэтому результатов надо два-три дня ждать. А может, и больше, если у них там загрузка будет большая.

Сейчас мы в палате лежим втроем, три молодых парня. Я, один «контакт первого уровня» (общался с сестрой, у которой обнаружили коронавирус) и еще один такой, как я, просто под подозрением, в Витебск, вроде бы, ездил.

Мы тут пробовали возмущаться насчет того, что втроем лежим, а не поодиночке, но нам сказали, что ничего страшного.

Если честно, я особо не боюсь, что я болен. Такой я человек. Думаю, что, скорее всего, коронавируса у меня нет. Больше опасаюсь тут его, в больнице, подхватить. Хотя нас никуда не выпускают, и к нам, кроме врачей, никто не ходит. Еду передают через специальное окошко в двери. Врачи приходят в масках, в перчатках, в очках, но не очень часто. Температуру меряют. Лично меня лечат антибиотиками и, вроде бы, противовирусное еще что-то дают. Я хотел домой проситься, раз анализ уже взяли, но мне сказали – не положено.

Если все-таки заразился где-то, то, скорее всего – на границе, может, на русско-латвийской. Там «дурдом» самый настоящий: водителей собирают всех вместе в зале ожидания, как будто и не слышал никто про дистанцию, про изоляцию, про эпидемию эту.

Я, перед тем как ехать домой, на всякий случай жену отправил к маме, так что, ни с кем больше и не контактировал. Все более-менее за меня спокойны, сестра только очень переживает.

Врачи, кстати, сказали, что после первого теста, скорее всего, меня не выпустят, даже если он отрицательный – нужно будет повторно сдавать анализы, чтобы перепроверить.

– Здесь, в больнице, сейчас все спокойно. Мы, конечно, по коридору не ходим, но слухи доходят, что наплыва пациентов большого нет. Но, предполагают, что он, вероятно, будет позже, – закончил свой рассказ Николай.

От редакции: желаем нашему собеседнику (и всем, кто находится сейчас в инфекционном отделении) побыстрее выйти из больницы с отрицательными результатами тестов!