«Зачем мне продавать знания и опыт за 100 долларов, если можно в 10 раз дороже?» Бобруйчанин рассказал, почему работает на Чукотке

21757
Ирина РЯБОВА. Фото из архива героя материала.
55-летний бобруйчанин Владимир Хиргий пять с половиной лет работает на Чукотке вахтовым методом. Мужчина рассказал, что вынудило его поехать в столь суровый край и жить в непростых условиях, сколько он там зарабатывает и чем удивляет его местное население – чукчи.
Владимир Хиргий у бобра в Бобруйске.
Владимир Хиргий у бобра в Бобруйске.

«Не хочется экономить каждую копейку»

По своей основной специальности Владимир горный электромеханик, учился в Донецке, откуда сам родом. В Бобруйск он приехал будучи взрослым, по семейным обстоятельствам. Работал здесь руководителем шахматно-шашечной школы «Дебют» при отделе образования Первомайского района, электриком на РТИ и в ПМК. Ездить на заработки мужчина начал около 12 лет назад.

– Зарплаты здесь не очень большие, – поясняет свое решение поехать «за длинным рублем» мужчина. – Зачем мне продавать свою профессию, знания и опыт за 100 долларов, если я могу заработать в 10 раз больше за ту же самую работу? Не могу я спокойно сидеть дома, кушать борщи и ничего не делать, если такая возможность есть . К тому же тогда у меня семья была, дети, дочь училась платно в институте. И хочется жить достойно – зайти в бар, выпить чашечку кофе, подарить любимой женщине золотое украшение. А не экономить каждую копейку, ездить в троллейбусе с непробитым талоном, стоя у компостера. И такое бывало в жизни.

В 2008-ом году Владимир поехал в Ноябрьск (Россия), где работал электромонтажником в нефтеперерабатывающей компании. Последующих шесть лет трудился, в основном, в этой же сфере в разных уголках России. С августа 2014-го работает на Чукотке в российской группе компаний «ТЭС ДКМ», которая специализируется на строительстве, эксплуатации электростанций, ремонту объектов теплоэнергетики.

Владимир Хиргий на Чукотке.
Владимир Хиргий на Чукотке.

По словам собеседника, «фирма серьезная: судимых и зависимых от алкоголя на работу не берут». Владимир – начальник смены центрального распределительного пункта, который обслуживает международный аэропорт «Анадырь» в поселке Угольные Копи. Основное напряжение на распредпункт приходит с города Анадырь (столица Чукотки), а оттуда – на аэропорт и некоторые районы поселка. Пункт находится в 25 метрах от аэропорта. Основная задача Владимира и его коллег – электротехническое обеспечение полетов пр любых обстоятельствах.

– Вахта обычно длится три месяца, потом полтора – нахожусь дома, – рассказывает мужчина. – Бывало, что и по пять месяцев работал без отпуска, когда людей не хватало: у кого-то свадьба, у кого-то другие причины.

На этот раз Владимир приехал в Бобруйск перед Новым годом, а уехал на очередную вахту 24 февраля. График работы – сутки через двое. Зарплата, по словам мужчины, «белая». В белорусских деньгах – более 2 тысяч, плюс ежемесячно выплачиваются командировочные в размере более 1 тысячи рублей на наши деньги. Иногда еще бывают премиальные в конце года. Полет домой в отпуск и обратно оплачивает компания. Полный медицинский пакет, бесплатное проживание в общежитии аэропорта.

– Условия хорошие, – рассказывает Владимир. – Живем, в основном, по одному в комнате. Мы с товарищем из Бобруйска вдвоем, но получается, что я прилетаю из отпуска, а он улетает. В каждой комнате койки, шкаф для одежды, телевизор. На коридоре несколько душевых. Кухня общая, на ней три больших холодильника. Рядом с общежитием есть вагончик, где температура воздуха минус 20 градусов, там люди хранят рыбу, икру. От общежития до работы ходьбы минут 10.

Владимир Хиргий на Чукотке.
Владимир Хиргий на Чукотке.

«Удивляет щедрость и отзывчивость местного населения»

Поселок Угольные Копи расположен на противоположном от Анадыря берегу анадырского лимана (залив). Расстояние от поселка до столицы Чукотки по трассе – 12 км., по прямой – 9 км. По словам мужчины, летом добираются в столицу через залив по воде на маленьком кораблике. Зимой, когда стоит лед толщиной по полтора метра, по нему ездят на машинах.

По последним данным в поселке Угольные Копи проживает 3 715 человек. Тех, кто приехал на работу, больше, чем местного населения.

– Нельзя сказать, что в поселке жизнь кипит, – рассказывает собеседник. – Есть где-то семь продовольственных магазинов, четыре-пять промтоварных. Есть хорошая новая школа. Дома культуры, Дворца спорта, кинотеатра нет. Кто хочет развлечься, едут в Анадырь. В самой столице живет более 15 тысяч человек. Там есть институт, музей, ресторан «Баклан». В столице интересно проходят местные праздники. Все они имеют глубокий смысл и для нас не всегда понятны, но интересны. Во время одного из них мужики бегают с голым торсом при 25-градусном морозе, борются на снегу. Проводится там даже Корюшкин фестиваль: на льду анадырского лимана проходят разные конкурсы, спортивные состязания, концерты, ловят корюшку – кто больше. Там много танцевальных и песенных праздников. Местные очень чтут свою культуру, местных героев. Они гордятся своими поэтами, художниками, языком.

По словам Владимира, ошибаются те, кто считает, что чукчи – темный, забитый народ.

– Местные там разные бывают, как в любой нации, – рассказывает он. – Видел я в ресторане представителей налоговой, местных руководителей. Люди очень солидные, хорошо одетые. Конечно, оленеводы попроще. Могут к аэросаням прицепить какое-то корыто, сесть в него пять чукчей и поехать. Зато меня приятно удивляет щедрость, отзывчивость и порядочность местного населения. Велосипед бросят под подъездом, никто не сворует. Доски стоят под забором годами, никто их не возьмет. Нашли полный кошелек денег – пришли, отдали. Сосед попросит занять у соседа три тысячи рублей, тот вынесет и не спросит: «Когда отдашь?». Там бывает очень сильная пурга. Если выпивший в это время сел на лавочку на остановке, его обязательно поднимут и понесут домой, даже не зная, кто он такой. Потому что иначе человек просто замерзнет. Местные обычно держатся от приезжих в сторонке, но если кто там остался, то они для них как родные.

Чукотка. Владимир Хиргий с товарищами на рыбалке.
Чукотка. Владимир Хиргий с товарищами на рыбалке.

О ценах и продуктах

Что касается цен, по словам Владимира, стоит там все очень дорого, ведь теплое время года на Чукотке длится недолго, а зимы суровые.

– К примеру, этой зимой за килограмм морковки и капусты нужно отдать почти 11 белорусских рублей. Сырая курица стоит в переводе почти 9 рублей за килограмм. Стоимость молочной колбасы – как у нас хорошей салями, а на вкус она «никакая». Килограмм оленины – 13,5 рублей, но оленина на вкус мне не очень нравится. Семечки в 17 раз дороже, чем у нас. Словом, цены на продукты «космические». Потому стараемся везти с собой колбасу, семечки, чеснок, кто-то творог берет. Разрешено везти багаж 20 килограмм, ручной клади – 10.

Зато рыба на Чукотке вполне доступна, потому что ее там много. Ловят, в основном, горбушу и кету. Зимой – корюшку, она там большая. Для того, чтобы рыбачить, нужна лицензия. Я ее не получал, у меня нет ни сетки, ни костюма. Если бы я все время оставался на Чукотке на период рыбалки – с 15 июля по 30 августа, то в этом смысл был бы. А я обычно в это время улетаю домой. Сколько мне надо той рыбы. Я с товарищем по работе съезжу раз, сетку помогу потягать, он мне даст мешок рыбы и хватит. Если поехать на лиман, там сырую рыбу местные просто подарят. Надо вам 3-4 кг. красной рыбы, берите. И не спросят даже, какой вы национальности, для них это значения не имеет.

Есть у нас фанаты, которые готовы все отдать ради того, чтобы порыбачить. Некоторые за сезон заготавливают только красной икры по 40 килограмм. Мне дадут в подарок баночку икры и хватит. Само ее приготовление – процесс очень трудоемкий, да и хранится она в натуральном виде недолго.

Местные готовят много рыбных блюд. Ее там не только жарят и варят. Могут так приготовить: налили в кастрюлю водички, добавили майонез и лук репчатый, сверху немного приправы и она тушится. Или вместо майонеза кетчуп, и вкус уже совсем другой. Из местных блюд пробовал шулюм, он готовится из оленины. Берут оленьи косточки с мясом, на маленькие кусочки рубят и в котле варят с водой, потом приправы добавляют. Варится часа два-три, потом добавляют туда немного картошки, зелени, лука, чеснока и еще варят полчаса. Сама юшка мне понравилась.

Вот такая она, Чукотка.
Вот такая она, Чукотка.

И о погоде

– Климат на Чукотке очень суровый, – говорит Владимир. – Зима длится долго, лед тает полностью только в конце июня. В середине июня погода примерно такая, как у нас в начале марта. Когда я улетал домой 28 декабря, там был мороз 31 градус. Но мороз – это не самое страшное, страшнее пурга, когда дует ветер скоростью 25 метров в секунду. Прошлой зимой ветер был до 50 м/с. На работе в это время тяжело – электропровода могут порваться. В такую погоду никто не гуляет, добраться бы как-то до работы. Во время пурги люди даже в поселке путали направления, заходили непонятно куда. Машины мелкие по трассе не ездят в этот период. Дети в школу не ходят еще сутки после пурги, так как дороги заметает. Не смотря на то, что работать и жить в этом суровом краю непросто, Владимир пока не планирует все бросить и вернуться домой. Потому что для него очень важно зарабатывать достойную заработную плату.