Теннис под шурпу: как «релаксировали» в Глуше наши руководители

5780
Александр КАЗАК. Фото из архива автора
Повесть из времен заката КПБ-КПСС на Бобруйщине пишет журналист Александр Казак.

Последователь Тараса

Анатолий Захарович Рубанов – председатель колхоза имени Дзержинского – был всегда носителем самых передовых идей и методов работы в агропромышленном производстве. Когда из жизни ушел легендарный его предшественник, участник Великой Отечественной войны и кавалер многих орденов Владимир Павлович Тарасенко, нового руководителя отыскали, по-моему, в Горецком районе и выдвинули в лучшее на тот момент хозяйство Бобруйщины. Знамя лидеров дзержинцы во главе с А.З. Рубановым не опустили, а, наоборот, добавили на него в середине 1980-х орден Трудового Красного Знамени. В те, называемые застойными, времена руководитель единственного в районе орденоносного коллектива довольно часто выезжал за границу, причем не в привычные социалистические Польшу и ГДР, а каким-то образом в Голландию, Англию, США, Канаду. И всегда привозил оттуда действительно передовой опыт.

А еще Анатолий Захарович был знаком со многими известными в большой стране людьми. Нередко рассказывал, например, о встречах в Москве с Генрихом Боровиком и его живым тогда еще сыном Артемом. Говорил о дружбе с учеными и чуть ли не космонавтами. Порой трудно было отделить правду от вымысла, но собеседник повествовал так, будто вчера расстался со знаменитостью. На столе всегда лежала пачка сигарет «Космос», из которой он, не докурив одну, доставал следующую. При этом приговаривал: «Много дымлю, весь на нервах, надо бросать». Однако я, куривший не так интенсивно, заметил, что нередко Анатолий Захарович дым-то пускает, но не затягивается. Пачка, бывало, заканчивалась во время разговора, и он со словами «Двух «Космосов» не хватает на день» доставал из стола вторую.

Анатолий Захарович Рубанов (четвертый справа) в составе делегации Бобруйского района, посетившей Ровенскую область Украины.
Анатолий Захарович Рубанов (четвертый справа) в составе делегации Бобруйского района, посетившей Ровенскую область Украины.

Но работал Рубанов продуктивно: при нем в Михалево появился настоящий зерноочистительный завод, внедрялись интенсивные технологии в растениеводстве, реконструировались животноводческие помещения, строились объекты социальной сферы. И все это благодаря неуемному энтузиазму, прочным связям с научными организациями Анатолия Захаровича. Он первый на Бобруйщине начал возделывание тритикале, выпросив буквально мешок семян в передовом колхозе «Прогресс» в Вертелишках под Гродно. Плодотворным было его сотрудничество с немецкой компанией «Байер», поставившей в хозяйство ту самую автоматизированную зерноочистительную линию. А однажды фирма в качестве бонуса за работу с ее пестицидами привезла чудо-сеялку, выполнявшую шесть операций. Ею заинтересовались белорусские ученые, затребовали на Западную машинно-испытательную станцию под Минском, чтобы скопировать аналог. Разобрать разобрали, а собрать не смогли. Пришлось забирать и доводить ее до ума самим дзержинцам…

«День рождения» на кринице

Совхозная зона с ее бедными песчаными землями была объектом усиленной организационно-партийной работы. Я тоже часто наведывался к обделенным высокими результатами в растениеводстве и животноводстве людям. Тем более, что и промстройорганизации находились в основном в юго-западной части Бобруйщины. Поэтому, делая кольцевой объезд предприятий по экономическим вопросам, всегда заезжал в совхозы, представлявшие сельхозпроизводство этой окраины района, чтобы поинтересоваться кадровым потенциалом.

Возвращаясь с Брожского лесопункта, заехал однажды к директору совхоза имени Ленинского комсомола Анатолию Владимировичу Озерцу. Зная мое газетное прошлое, он всегда рассказывал любопытные истории, знакомил с интересными людьми, показывал интересные природные объекты в окрестностях. Вот и в тот раз после объезда ферм и полей завернули к магистральной осушительной канаве за Глебовой Рудней. Начало июня, солнце припекает.

– Ты такой водички не пил, – с присущим ему юмором директор указал на журчавшую в канаве влагу, стекавшуюся с обширных когда-то болот.

– И вряд ли буду, – с недоверием посмотрел на покрытую у берегов ряской воду.

– Еще и с собой возьмешь, гарантирую, – сказал Толя, и мы спустились к урезу, где на черном торфяном фоне явственно проступали ржавые рыжие пятна. Оказалось, что из берега в том месте довольно заметно пульсировала струя из кринички. Напившись и набрав с собой родниковой воды, вернулись на центральную усадьбу.

Лирический этот эпизод вспомнился в связи с комическим случаем. Я, как внимательный кадровик, старался поздравить наших руководителей с днями их рождения, для чего сверялся по специальному списку и звонил. Но поскольку А.В. Озерец был мой старый и лучший друг, то по поводу его праздника я не заглянул в кондуит, положившись на память. В общем, 20 июня, захватив сувенир, приезжаю в Брожу, чтобы поздравить именинника. Нахожу директора в конторе и прозрачно так намекаю, что дело к вечеру, пора бы заканчивать работу и неплохо бы проехать на криничку… Анатолий Владимирович, абсолютно не проявляя полагающихся в день ангела чувств, соглашается. Мы заезжаем в магазин, прикупаем того-сего и выдвигаемся в сторону родника. На берегу, под лучами закатного солнца, придав голосу как можно больше торжественности, я поздравляю друга и вручаю подарок. Сначала с недоумением в глазах, а потом с весельем на лице Толя говорит:

– Вообще-то, день рождения у меня через месяц. Но придумал ты хорошо: надо находить отдушину, чтобы и на криницу заглянуть, тем более что травы здесь убирать пора – завтра же косилку направлю…

Теннис под шурпу

Следует признать, и отдыхать умели наши руководители. По инициативе М.Ф. Пальчика после окончания всех уборочных работ, помню, организовали их слет на спортивно-оздоровительном комплексе в Глуше. На своеобразные «Дожинки» районного масштаба, которые тогда не практиковались, дружно съехались председатели и директора, которым были предложены концерты и кинофильмы, спортивные состязания и экскурсии. Двухнедельный сбор навещали секретари райкома. Настала и моя очередь посетить релакс в Глуше. Приезжаю с утра, вижу, что многие наслаждаются тем, чего так не хватало в горячие страдные дни – отсыпаются. Другие дышат под соснами и елями живописного места. Третьи книжки читают, в шашки-шахматы режутся. Приобщился и я к активному отдыху – сыграл с Михаилом Петровичем Леваковым в настольный теннис и проиграл. Понял, что хороший руководитель хорош во всем.

Время своим чередом подошло к обеду. Интересуюсь, хорошо ли кормят? «А сейчас увидите», – говорит кто-то, и меня приглашают за стол. Меню оказалось стандартным по набору блюд, но заметно калорийнее общепитовского рациона. Вспоминая после компота пионерлагерные свои времена, пошутил: «Может, у вас тут и полдник с кефиром будет?». «Конечно, будет – дежурный уже отправился на кухню!» – кто-то отвечает. И правда, часа в четыре всех вновь пригласили за стол, вынесли большую кастрюлю-казан, а с черпаком возле нее встал один из тогдашних аксакалов – Анатолий Фомич Тыторов, возглавлявший колхоз имени ХХІІ съезда КПСС. На тот полдник именно он приготовил свою фирменную шурпу, в которую входило более десятка ингредиентов. Заметим, происходило это за 35 лет до популярных ныне в Бобруйске фестивалей еды с участием директоров предприятий на праздновании Дня города.

Если продолжить тему еды, то нельзя не вспомнить, какой отменной ухой угощала единственная в районе женщина-председатель Мария Устиновна Каранкевич в колхозе «Знамя коммуны», какой удивительный виноград рос в совхозе «Петровичи» под руководством Франца Станиславовича Скуратовича, как вкусны были предлагавшиеся Иваном Иосифовичем Неверовским блюда из кур в столовой птицефабрики и как приятно хрустели яблоки из рук Андрея Андреевича Белоусова в бытность его директором совхоза имени Ленина. Спасибо вам, уважаемые, за незабываемый вкус молодости!

Продолжение следует.

Предыдущие публикации:

  1. «Райком закрыт, все ушли…». Повесть из времен заката КПБ-КПСС на Бобруйщине
  2. Шапка из крысы. Как менялись в 1980-х головные уборы работника Бобруйского райкома компартии
  3. Это трудное слово «плюрализм». Как в Бобруйском райкоме изучали «перестроечную» лексику и спасали архивы ВЧК
  4. Что веселило народ на скучных партлекциях
  5. Ироничный Пальчик, «энерджайзер» Рудая... «Цепкие и крепкие» люди из Бобруйского райкома
  6. Массаж в кабинете райпо и афоризмы от председателя колхоза