Минздрав выступает за увеличение возраста сексуального согласия для однополых отношений

1668
Ирина ГОРОВЦОВА
Министерство здравоохранения поддержало идею общества и религиозных организации ввести административную и уголовную ответственность за распространение информации, дискредитирующей институт семьи и брака, а также повысить возраст сексуального согласия с 16 до 18 лет, но только для однополых отношений. Однако правозащитники видят в этой идее дискриминацию ЛГБТ-сообщества.

«Радыё Свабода» опубликовало документ за подписью заместителя министра здравоохранения Дмитрия Пиневича, в котором указывается, что ведомство выступает за пропаганду традиционных семейных ценностей и поддерживает следующие предложения:

  • ввести административную и уголовную ответственность за распространение информации, дискредитирующей институт семьи и брачно-семейные отношения;
  • повысить с 16 до 18 лет возраст, до наступления которого половое сношение и иные действия сексуального характера с несовершеннолетним того же пола наказываются в соответствии с уголовным законодательством (ст. 168 УК, наказание — до 4 лет ограничения или лишения свободы).

В пресс-службе министерства подтвердили подлинность документа, однако не смогли пояснить, какую информацию следует считать дискредитирующей для института семьи, как за это будут наказывать и почему возраст сексуального согласия стоит повысить только для однополых отношений.

В ответ на заявления религиозных граждан в интернете начался сбор подписей под петицией «против попытки запретить информацию об ЛГБТ», передает TUT.BY.

— Сбор подписей против ЛГБТ мы считаем несправедливым и противоречащим ценностям светского общества. Мы существуем в государстве, где плюрализм мнений и свобода его выражения признаются ценностью и никакая социальная группа не может иметь привилегий в озвучивании своей позиции и продвижении своих ценностей. Христиане и атеисты, а также все другие группы людей должны иметь равные права для выражения своего мнения и рассказа о своем жизненном опыте, и никакое мнение, не призывающее к дискриминации или насилию над другими, не может быть запрещено к распространению — указывают авторы петиции.