Достоин памяти. Воспоминания о бывшем гендиректоре «Бобруйскагромаша» Евгении Похилко

2978
О людях, с которыми ему довелось работать в Бобруйске, вспоминает бывший работник завода имени Ленина, ныне житель США Леонид Раскин.

В сентябре прошлого года мы начали публикацию отрывков из мемуаров Леонида Раскина, бывшего начальника главного механо-сборочного корпуса бобруйского машиностроительного завода им. Ленина, ныне проживающего в США.

Сегодня Леонид Владимирович делится своими воспоминаниями о еще одном директоре – Евгении Похилко. «Хочу рассказать о том периоде деятельности Евгения Поликарповича, который, за давностью лет, мало кто помнит», – пишет он.

«Смотрел на него, и во мне зрело желание стать таким же руководителем»

«Давно собирался посетить Бобруйск, все не получалось, но в мае-июне 2009-го я был в Беларуси и 20 дней – в своем любимом городе: соскучился. Побывал в родных местах, сделал много заметок для книги и снял много видеосюжетов, а главное – увиделся со многими людьми. Одной из самых интересных была встреча с Евгением Похилко, генеральным директором ОАО «Бобруйскагромаш». Нам было что вспомнить, ведь знакомы более 40 лет.

Слева направо: Леонид Раскин и Евгений Похилко. Встреча в 2009 году. Фото из архива автора
Слева направо: Леонид Раскин и Евгений Похилко. Встреча в 2009 году. Фото из архива автора

Два года: с 1968-го по 1970-й, мы с Евгением Поликарповичем работали бок о бок – он был начальником цеха, а я – секретарем комсомольской организации. Мы много общались, и для меня это общение было школой. Смотрел на него, и во мне зрело желание стать таким же руководителем. Так что, не написать об этом человеке я не мог. Такие личности, хочешь ты этого или нет, оказывают влияние на твое мировозрение, пусть не во всем, но в профессиональной сфере – определенно.

Например, в том, что я решил пойти учиться в вуз, немаловажную роль сыграл пример Похилко. Я упорно начал готовился к поступлению и почти в 25-летнем возрасте стал студентом дневного отделения БГИНХа, и это стало важнейшим событием в моей жизни.

Я не могу сказать, что между нами была дружба, скорее, это были отношения людей, которых связывала совместная работа. Но эти отношения были взаимоуважительными, а в 1990-х, когда я уже был предпринимателем, их характер стал товарищески-деловым.

К этому можно добавить, что с его женой Людмилой я почти два года (1975-1976) работал в БНМР завода, тоже ежедневно общались и поддерживали хорошие отношения. Эта интересная женщина всегда имела свое мнение и отлично знала свою работу.

Евгений Похилко в роли конферансье

Итак, 26 августа 1968 года я попал в механо-сборочный цех №1: сначала на испытательную станцию, а затем перешел в бригаду слесарей-сборщиков, где бригадиром был Владимир Барсук. Попасть в такую бригаду было удачей, ведь, работая в ней, тебе был почти гарантирован хороший, по тем временам, заработок. Я, не раздумывая, согласился, написал заявление и вместе с Барсуком пошел к начальнику МСЦ-1.

Это была моя первая встреча и знакомство с Евгением Поликарповичем. Он заинтересованно расспрашивал меня о службе в армии, увлечениях, семье, пожелал успехов...

В марте 1969-го меня избрали секретарем комитета комсомола МСЦ-1. В цехе в то время работало примерно 250 человек, а комсомольцев было около 50-ти. Почти все они были отличные ребята, которые, не скажу, что сгорали от энтузиазма, но с пониманием и вполне активно участвовали в делах цехового комсомола. Мы собирали металлолом, делали игрушки для детдома, проводили спортсоревнования, участвовали в художественной самодеятельности, собирали сверхплановые насосы... Одним словом, «болели» за цех.

Запомнился такой, почти невероятный эпизод. Зимой 1970 года шел смотр-конкурс к 100-летию В. И. Ленина, готовились всем цехом, и даже Евгений Поликарпович, как конферансье, объявил несколько номеров и прочитал стихотворение. Конкурс мы выиграли и всю премию «прокутили» на банкете, который организавали в шикарном, по тем временам, загородном ресторане (в народе его называли «Гренобль», в честь столицы Олимпийских игр 1968 года).

Самый молодой начальник цеха

Евгений Поликарпович родился 24 июня 1939 года. В 1959 году после окончания Витебского станкоинструментального техникума по распределению попал на бобруйский машзавод: работал наладчиком оборудования, контролером ОТК, диспетчером, старшим мастером, начальником цеха, заместителем главного инженера. С 1972 года – главный инженер на «Агромаше», с 1988 года – генеральный директор.

Его профессиональные и личные качества были, как говорится, «налицо». На машзаводе он стал самым молодым начальником цеха. В 29 лет начальником цеха можно было стать где угодно, но только не на заводе имени Ленина, не было такой «моды» на старейшем заводе. Но Похилко быстро вписался в эту должность: был уверенным, и чувствовалась дистанция между ним и подчиненным, как будто он был рожден руководить.

Он был молод и амбициозен, но ближайшие пять-десять лет у него не было шансов пробиться выше. Директор завода, зам. директора, главный инженер – люди, занимавшие эти ключевые посты, тоже были классными руководителями, и их замена в ближайшие годы не предвиделась.

Мой личный опыт привел меня за эти годы к такому выводу: никогда не просись сам на более высокую должность, а делай свою работу на любом месте важной для твоего предприятия, чтобы тебе поверили, и тогда тебя увидят и сами поднимут. Короче: если не получается сделать карьеру сегодня – делай себе имя для завтра. Похилко тоже хорошо это понимал, и имел очень солидную «платформу». Большой цех, план... Здесь, как на войне – или со щитом, или... Сколько начальников цехов на этом «погорели»!.. А он сделал свой цех лучшим. В том числе и активность цехового комсомола принималась во внимание.

Металлическая мебель...

И успех пришел к нам обоим: я поступил в институт, а его в сентябре 1970-го направили учиться в Академию управления при Совете Министров СССР, которая находилась в Харькове. Туда отбирались «правильные» люди, ведь это были будущие проводники и исполнители идей КПСС в народном хозяйстве.

После окончания Академии его назначили главным инженером на строящийся Бобруйский завод машин для внесения удобрений (прообраз ОАО «Бобруйскагромаш»).

Прошлые и нынешние успехи «Бобруйскагромаша» только подтверждают известную фразу: «Кадры решают все». Сегодня это одно из крупнейших предприятий Республики Беларусь и стран СНГ по производству сельскохозяйственной техники, его торговую марку знают в странах Западной Европы и Латинской Америки. И в этом немалая заслуга Похилко.

О его целеустремленности в поисках новых путей расширения производства всем известно. Я это почувствовал на собственном опыте, оказавшись причастным к одному из таких проектов. Дело было так: в один из летних дней 1994 года у меня в квартире раздался звонок, женский голос представился: «Я – референт-секретарь Евгения Поликарповича Похилко. Он просит вас приехать к нему...».

Я был у него в кабинете, встретил очень тепло: кофе, поговорили «за жизнь» о семье, здоровье. А потом он мне говорит: «Леня, я знаю, что ты в мебельном бизнесе, расскажи немного о этом». Я ему рассказал что у меня есть малое предприятие «Ралев». Послушав, он сказал: «У меня есть к тебе предложение. Я недавно был во Франции, там была выставка сельхозмашин и рядом был павильон с образцами металлической мебели. Я привез каталоги, посмотри, подумай, что мы можем вместе сделать. Мы тебе во всем поможем». Получить предложение от такого руководителя – это мечта для любого предпринимателя! Но, по мере изучения продукта, мой энтузиазм испарился. Я не мог себе позволить «заигрывать» с таким человеком. И подготовил для него записку – идея хороша, но при нынешнем уровне жизни населения, дефицита на все, производство металлической мебели для общественного питания не перспективно.

... и воровство ложек-вилок в столовой

А «добил» меня вот такой эпизод: по дороге к Похилко с этой запиской я заехал в столовую при мелькомбинате перекусить и там, взяв обед, начал искать вилки-ложки, да не тут-то было. Кассирша сказала, что я должен внести за них... залог в сумме, уж не помню, сколько, рублей. На мой немой вопрос она ответила: «У нас на складе практически не осталось ни вилок, ни ложек, крадут ежедневно, так что, мы вынуждены давать их только под залог». Так они защищались от сплошного воровства в те годы: все, что попадалось под руки, похищалось и вывозилось в Польшу. Так что, какая уж тут металлическая мебель...

Безвременная кончина

5 сентября 2010 года я узнал о его безвременной кончине. Для меня это отозвалось болью в сердце, ведь чуть больше года тому мы, сидя рядом, вспоминали нашу молодость, желали друг другу здоровья, и он пригласил меня на свой юбилей – 24 июня ему исполнялось 70 лет... Я не смог: на 21-е число у меня был билет в Лос-Анджелес.

Деятельность этого человека на благо своей родины, считаю, достойна быть не забытой. Именно поэтому я решил поделиться воспоминаниями о нем и тем самым выразить мое глубокое уважение к памяти Евгения Поликарповича.

Пользуясь случаем, выскажу свое мнение: учитывая все, что Похилко сделал для своего предприятия почти за сорок лет (1972-2010) работы, он вполне заслуживает, чтобы его имя звучало рядом с названием «Бобруйскагромаш». Возможно, со временем так и случится».

Из книги Леонида Раскина «Записки рожденного в СССР», печатается в сокращении