18 лет назад в Бобруйске задушили женщину-завмага, подозреваемого нашли только сейчас: из зала суда

6199
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото автора. На титуле: панорама Yandex
6 февраля в Могилевском областном суде началось рассмотрение дела об убийстве, которое произошло в Бобруйске 12 марта 2001 года.

Двое грабителей ворвались в квартиру дома на Ульяновской, задушили хозяйку – заведующую магазином Надежду Зельдину, похитили ювелирные украшения.

Найти преступников по горячим следам не удалось. Лишь 3 сентября 2019-го был взят под стражу один из обвиняемых, Руслан Н., работавший водителем на городском предприятии. Его подельника Анатолия Б. к этому времени уже не оказалось в живых.

Накинули на шею петлю и стали душить

Обвиняемый – мужчина средних лет вел себя спокойно, молча смотрел в пол. Свою вину на суде он признал полностью.

Согласился и с материальным ущербом (стоимость украденных из квартиры убитой украшений), однако выразил свое несогласие с размером заявленного потерпевшей стороной морального ущерба (100 тысяч рублей).

Потерпевшей по этому делу признали дочь убитой, Наталью В.

Руслана Н., который был сыном коллеги убитого завмага, обвиняют в убийстве из корыстных побуждений, сопряженном с разбоем. Гособвинитель попросил его вспомнить подробности тех событий 18-летней давности.

О преступлении обвиняемый, по его словам, договорился с неким Анатолием Б. , которого узнал через общих знакомых.

– Просто как-то зашел разговор о богатых людях, и я ему сказал, что знаю такую женщину.

Судья уточнила, почему обвиняемый посчитал убитую богатой.

– Она была заведующей магазином. Мы тогда решили, что у нее должны быть деньги.

Обвиняемый сказал, что совершить нападение на Зельдину ему предложил Б. На вопрос гособвинителя о том, почему выбрали именно нападение, а не просто кражу из жилища, Руслан Н. пояснил: боялись, что квартира на сигнализации.

– Вы заранее договаривались о том, что убьете ее? – спросил гособвинитель.

Обвиняемый ответил: «Да».

В назначенный день Анатолий Б. пришел на встречу к гостинице «Юбилейная» с веревкой, на которой была петля, а Руслан Н. принес с собой две пары перчаток.

Задумка была такой: в квартиру позвонит Руслан, и женщина откроет ему дверь, так как узнает его по голосу – они несколько раз виделись в магазине. Более того, Руслан бывал и в квартире (приходил с отцом отдавать 200 долларов, которые семья занимала у Зельдиной).

06.02.2020. Дочь Наталья держит портрет убитой мамы.
06.02.2020. Дочь Наталья держит портрет убитой мамы.

По показаниям обвиняемого, он встретился с Анатолием Б. утром 12 марта около 7.00. На вопрос судьи, почему так рано, обвиняемый ответил – боялись не застать ее дома. Магазин, в котором работала Зельдина, открывался в 10.00. Обвиняемые думали, что она будет выходить из дома примерно в 9.40.

Дом находился неподалеку – на Ульяновской улице. Руслан, как и договаривались, позвонил в квартиру на четвертом этаже.

Когда Надежда открыла дверь, он распахнул ее шире, и внутрь ворвался Анатолий. Послышались звуки борьбы. После чего Анатолий позвал Руслана – не мог достать из кармана запутавшуюся веревку.

Руслан, по его словам, вошел в квартиру, закрыл за собой дверь и увидел на полу Зельдину и душившего ее подельника.

Руслан достал веревку и попытался распутать ее сам, но в перчатках не смог и поэтому одну перчатку снял. Они накинули петлю на шею женщины, затягивая веревку. «Нужно быстрее!» – прокричал Анатолий и уперся в спину сопротивлявшейся жертве ногой.

Обвиняемый признался, что в этот момент ему стало плохо, он побежал в ванную комнату, где его вырвало.

– Б. крикнул мне, чтобы я все начисто смыл, чтобы после меня ничего не осталось. Я принялся смывать.

Расправившись с Зельдиной, подельники стали обыскивать квартиру. Искали деньги и ценные вещи в спальне. Вытряхивали даже цветы из горшков, переворачивали диваны, однако, по словам обвиняемого, ничего не нашли. (Потом станет известно, что из квартиры все же пропали ювелирные украшения. В иске они заявлены как материальный ущерб, который родственники обвиняемого готовы оплатить, по словам адвоката, прямо сейчас).

Руслан рассказал, что заранее не знал, найдется ли что-то в квартире. Просто предполагал, что у женщины могут быть деньги.

На вопрос судьи, как договаривались делить то, что найдут, обвиняемый ответил – планировалось, что он получит только 10 процентов, но при этом не будет ни в чем участвовать. Просто позвонит в дверь и представится. Однако все пошло не по плану.

Обвиняемый также припомнил, что пока они находились в квартире, там несколько раз подолгу звонил домашний телефон.

Уходя из квартиры, Руслан Н. и Анатолий Б. проверили, не оставили ли чего. Анатолий нашел его перчатку.

Перчатки они выбросили в урну в этом же дворе. Вместе дошли до гостиницы «Юбилейной» и разошлись. Встретились снова только спустя 3-4 дня, тогда Б. сказал Руслану: «Сходили впустую, поэтому тебе ничего не причитается».

– Я больше особо ничего о нем не знал. Мы виделись потом еще раз 5-10, а потом я узнал, что его убили, – добавил обвиняемый.

В 2001-м Руслана один раз допрашивали по этому делу, тогда он сказал, что ничего не знает. В следующий раз правоохранители пришли к нему уже в сентябре 2019 года и арестовали. Мужчина сдал биоматериал, и когда ему предъявили обвинение – во всем признался.

«У моих детей не было возможности узнать свою бабушку»

Наталья, дочь погибшей Надежды Зельдиной, приехала на суд с портретом убитой мамы. Несмотря на прошедшие годы воспоминания давались ей тяжело.

Она была у родителей единственным ребенком.

– Мы действительно жили в достатке, но не потому, что мама была заведующей магазина, – рассказала Наталья. – Просто мой папа много и долго работал вахтовым методом на севере, в Нижневартовске. Благодаря его тяжелому труду мы смогли обставить квартиру, купить машину.

Затем отец уехал работать в США, но с мамой при этом не развелся, и все время помогал своей семье, регулярно звонил и высылал деньги.

В 2001 году Наталья уже окончила вуз, но с мамой по-прежнему был очень близка:

– Мне она могла сказать то, что не сказала бы никому.

Зельдина жаловалась своей дочери на сложные взаимоотношения по работе с Тамарой Н., матерью обвиняемого.

– Моя мама была заведующей магазином и старалась сделать его лучше, чтобы все работало продуктивнее. Но не все разделяли ее новаторский подход, – рассказала она.

В тот день, 12 марта 2001 года, Наталье, которая жила в Минске, позвонили на работу и сообщили, что с мамой случилась беда.

Когда приехала домой, там уже находились сотрудники милиции, а вся квартира была буквально перевернута:

– Была разобрана даже стиральная машина и морозильник. Как будто там орудовали профессионалы.

Наталья отмечает, что ее мама всегда была острожной женщиной и не открывала дверь незнакомым людям.

– Мама была добрым человеком и, если нужно было, одалживала деньги тем, кто просил.

Наталья обнаружила пропажу маминых золотых украшений – серьги, цепочки, браслеты. Некоторые из них хозяйка носила, не снимая, значит, их сняли с тела, считает дочь.

Смерть мамы стала для нее огромным потрясением и потянула за собой тяжелые события для их семьи. После случившегося с инсультом слегла бабушка Натальи.

– Она больше никогда уже не вставала и вскоре умерла, – вспоминает женщина.

Сама Наталья после убийства уже не могла приезжать в родной город – слишком было тяжело, и поэтому навещала только маму на кладбище.

– Она была очень добрым и отзывчивым человеком. Но у моих детей узнать бабушку не было возможности, – говорит дочь.

По ее словам, все понимали, что маму убил кто-то из знакомых.

С Русланом Наталья была немного знакома. По ее словам, он приходил к ним домой со своей матерью, вероятно, на какой-то семейный праздник. «Перебросились парой фраз, и все на этом».

«Не дружили и не враждовали»

Свидетелем в суде проходит Тамара Н., мать обвиняемого. Та самая, что работала вместе с убитым завмагом в промтоварном магазине. По ее словам, с заведующей у не были обычные рабочие отношения – не дружили и не враждовали. В гостях у Надежды Тамара была один раз – коллективом навещали ее во время болезни. Того, что ее семья одалживала у Зельдиной деньги, свидетель не отрицает:

– Да, это было, но только один раз. Мой муж с сыном работали, торговали, ну как челноки, им нужно было закупить товар, но не хватало денег. Муж у нее одолжил эти деньги и отдал в конце февраля.

Накануне убийства, 11 марта 2001 года, свидетельница уходила вместе с Надеждой с работы. Та сказала ей, что завтра ей «в контору не нужно», и поэтому утром она придет сразу в магазин.

Но утром 12 марта Зельдина на работу не пришла. Через некоторое время коллеги забеспокоились, стали звонить.

– В конторе наш начальник сказал, мало ли, может, человек приболел, посоветовал сходить проведать. Мы и пошли.

В квартиру на Ульяновской коллеги попасть не смогли. А позже все выяснилось.

О том, что сын мог как-то быть причастен к этому преступлению, женщина узнала только в сентябре 2019 года, когда пришли с обыском, и его арестовали.

– Я ничего плохого не могу о нем сказать, – говорит она о своем Руслане, – он всегда был хорошим парнем, отзывчивым, работящим. Всегда нам с отцом помогал, когда отец заболел и лежал в больницах, то в Минске, то в Могилеве – отпрашивался с работы, возил. Что его могло подтолкнуть на такое – я не знаю…

Адвокат уточнила: судимостей у Руслана Н. ни до, ни после этого преступления не было.

7 февраля в суде заслушают показания остальных свидетелей по этому делу.

«Вечерний Бобруйск» будет следить за развитием событий.