Экс-глава Шумилинского района получил срок за коррупцию

2171
Ирина ГОРОВЦОВА
В Витебске 5 февраля областной суд вынес приговор по уголовному делу бывшего главы Шумилинского района Александра Снарова. 53-летнего мужчину обвиняли в коррупции на посту директора колхоза, а уже позже в должности председателя райисполкома.

Александру Снарову дали 4,5 года колонии усиленного режима и запретили на пять лет занимать руководящие должности. Его взяли под стражу прямо в зале суда, сообщает TUT.BY.

Его также обвиняли в уклонении от погашения кредиторской задолженности; злоупотреблении властью или служебными полномочиями; превышении власти или служебных полномочий; служебном подлоге с целью искажения отчетности; получении взятки повторно или в крупном размере.

С октября 2013-го по 2015 год Александр Снаров возглавлял сельхозпредприятие «Крынки» Лиозненского района. В декабре 2015-го получил кресло председателя Шумилинского райисполкома, где пробыл до ноября 2018 года.

Сейчас Снаров исполняет обязанности директора сельхозпредприятия «Новая Дубрава-агро» в Лиозненском районе.

Александр Снаров. Фото: Витебский курьер
Александр Снаров. Фото: Витебский курьер

Один из эпизодов

Установлено, что в 2013—2015 годах он продал 539 голов крупного рогатого скота по ценам ниже себестоимости на сумму 213,6 тысячи рублей. Ущерб предприятию составил почти 188 тысяч рублей. Скот продавали частным фирмам и предпринимателям. Решение о продаже частным фирмам Снаров принимал единолично, без согласования с райисполкомом.

Обвинение считает, что этим Снаров фактически уничтожал хозяйство «Крынки», вогнал его в долговую яму, не ставил перед собой задачи вывести предприятие на новый уровень развития. Снаров заявил, что ущерб «Крынкам» компенсировать не намерен и свою в ну не признал.

С его слов, скот он продавал, «чтобы сохранить людей, которые сидели без зарплаты: 50−60% ее процентов им в то время отдавали натуроплатой».

– Это была вынужденная мера. Других источников для обеспечения сохранности людей, необоснованного развала хозяйства просто не было, – сказал он в суде.