«Я схватился за нож для нарезки батона». Судят бобруйчанина, который угрожал соцработнику ножом и избил сожительницу

1624
Ирина СЕВЕРНАЯ. Иллюстрация Артёма ЛУКЬЯНОВИЧА. Фото обложки из архива ВБ.
Сам обвиняемый утверждает, что у него произошел неконтролируемый срыв, который может быть следствием операции (трепанации черепа).

Мы писали о ЧП, произошедшем 31 октября прошлого года в Бобруйске: мужчина с ножом в руках угрожал убийством соцработнику, которая приходила ухаживать за пожилым отцом его сожительницы. Сотрудник милиции, прибывший на вызов, заметил, что сожительница дебошира сильно избита, при проведении экспертизы женщина сказала, что это дело рук сожителя. Того задержали, в отношении его возбудили уголовные дела по двум статьям: за угрозу убийством и нанесение тяжких телесных повреждений.

4 февраля, в суде Бобруйского района и Бобруйска начались слушания по этим происшествиям. Дело ведет судья Антон Дудаль, гособвинитель – Николай Тишкевич.

Также в заседании присутствовали обе пострадавшие – сожительница обвиняемого, 47-летняя Ольга О. и соцработник ТЦСОН, 46-летняя Марина Д.

Обвиняемого – 51-летнего Владимира в зал заседаний приводят под конвоем и на время судебного заседания заключают в клетку. Внешне на злостного преступника он не похож: одет прилично, держится спокойно и ведет себя адекватно. Только глаза его – зеркало души человеческой, практически ничего не выражают. Позже, когда зачитывают характеристику Владимира, становится понятно, почему: с 2015 года мужчина состоит на учете в наркологическом диспансере с синдромом зависимости от алкоголя со всеми вытекающими отсюда последствиями: несколько раз он привлекался к административной ответственности за «действия, нарушающие общественный порядок» и распитие алкогольных напитков в общественном месте. В биографии нашего «героя» фигурирует и уголовная статья – уклонение родителей от содержания детей. Последних три года мужчина нигде не работал, по профессии он водитель. Прописан в частном доме на улице Комбинатской в Бобруйске, в последнее время проживал у Ольги – в одной из квартир дома №185 по улице Социалистической.

Нанес сожительнице не менее 8 ударов по разным частям тела, а соцработнику угрожал ножом

Гособвинитель зачитывает материалы предварительного расследования. Согласно им, Владимир К. вечером 26 октября 2019 года, находясь в квартире на улице Социалистической, в ходе конфликта с сожительницей Ольгой О., будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес не менее восьми ударов руками по различным частям тела потерпевшей, в том числе в жизненно важный орган – голову, а также в область грудной клетки, верхних конечностей. В результате Ольга получила множество телесных повреждений – травму грудной клетки, кровоподтеки век, лобно-височной области, ссадины щеки, губы, правого глаза, век, носа, перелом костей носа и другие. Это стало поводом для возбуждения в отношении обвиняемого уголовного дела по части 1 статьи 147 – «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения».

Он же 31 октября утром, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь по месту жительства на улице Социалистической, во время ссоры с соцработником Мариной Д., с ножом в руках угрожал ее убить. Соцработник восприняла угрозу для своих жизни и здоровья как реальную опасность. Это деяние предусматривает ответственность по статье 186 УК РБ – «Угроза убийством».

«У меня в порыве ревности какой-то срыв произошел»

Сам Владимир К. со всеми перечисленными обвинениями соглашается, но находит оправдание своим действиям. Вот его версия произошедшего:

– С Ольгой мы познакомились около двух лет назад. Отношения были нормальные, дружеские (позже мужчина уточняет, что с Ольгой они все же не просто дружили, а сожительствовали). Вечером я сходил в магазин, купил бутылку водки и пошел к ней. Мы вместе выпили бутылку, а потом у меня в порыве ревности какой-то срыв произошел. Может, на фоне операции (в сентябре Владимиру делали трепанацию черепа). Она меня нецензурно оскорбила, это и стало поводом. Мы лежали в зале на диване, смотрели телевизор. Я начал наносить ей удары кулаком. Раз попал в грудь, в левый бок, еще в голову, наверно, попал.

Мужчина утверждает, что ранее никогда свою сожительницу не избивал. По поводу происшествия с соцработником, которое произошло 31 октября, Владимир рассказал следующее:

– Потерпевшую я знал. Она приходила к отцу Ольги с продуктами. В тот день она пришла в 10-11 часов. Я ей высказал недовольством по поводу продуктов и заявил, что нужно ее поменять на другую работницу. Она мне ответила что-то грубое. Я схватился за нож для нарезки батона. Нож я никуда не приставлял, просто взял в руку и сказал, чтобы она уходила, а то я ее убью. Но злых помыслов у меня при этом не было. Она выбежала на улицу. Я выбежал за ней, нож оставил на кухне.

Мужчина утверждает, что в тот день он спиртное не употреблял. А свое поведение снова объясняет неконтролируемым срывом, «вспышкой в голове». И это связывает с перенесенной в сентябре операцией.

«Он себя частично оговорил. Я любитель выпить, могу сама удариться об стол»

Поведение в суде его сожительницы Ольги вызывает удивление. Несмотря на перечисленные тяжкие телесные повреждения, нанесенные ей сожителем, женщина всячески защищает его.

– Я, как тихий пьяница, втихаря могу напиться. Могу сама об ванную удариться, об стол или диван. Когда он пришел ко мне, я уже поддатая была. Мы стали выпивать. Он более-менее был, а я уже «поплыла». Слово за слово, стали ругаться. Он замахнулся на меня. В принципе, я спровоцировала эту драку – я его в пах ударила. Вот так и понеслось. Потом легли телевизор смотреть, снова стали ругаться, это ревность. Но он в лоб дал раза два и все. А переломы, которые у меня насчитали, они были давным-давно. Я любитель выпить, могу сама удариться. Потому и говорю, что частично он себя оговорил. Показания я сразу дала другие, потому что милиция вынудила так говорить. Меня направляли в ЛТП, и вот они угрожали: завтра поедешь, завтра поедешь. А я не могла тогда – отец у меня был не определен.

То, что заключения судмедэксперта о количестве и давности нанесения телесных повреждений не совпадают с ее показаниями, Ольгу не смущает. Она продолжает утверждать, что переломы у нее были за полтора года до случившегося, она с ними за помощью не обращалась, потому что они ее никак не беспокоили. Женщина несколько раз повторяет, что сотрудники без ее согласия повезли ее на экспертизу.

На сегодня женщина, по ее словам, сожителя своего не осуждает и прощает. Наказывать его не хочет. И в дальнейшем не исключает совместную жизнь.

«Он гонялся за мной и говорил, что убьет»

Соцработник Марина Д. рассказывает, что 31 октября пришла к своему подопечному – отцу Ольги, как обычно, около 10 утра.

– Пошла на кухню приготовить кушать, начала варить плов. Сожитель Ольги забегает на кухню в ярости и начинает на меня набрасываться со словами: «Что ты сюда пришла, что ты тут постоянно делаешь, убирайся отсюда, я тебя заменю». Я ему говорю: «Ты не тот, кто меня сюда нанимал и не имеешь права мне тут командовать». Не обращаю на него внимания, продолжаю готовить. Смотрю, дело заходит дальше. Он хватает нож, начинает ко мне подходить. Я – мама троих детей, естественно, я испугалась. Раньше его серьёзно не воспринимала, хотя и до того были угрозы, он меня караулил у подъезда, на остановках, кидался на автобусы. Все время требовал у меня деньги, которые мне Оля давала на продукты для ее отца. Вот и тогда начал скандалить из-за продуктов. Я находилась возле газовой плиты. Он держал нож в правой руке, лезвие было направлено на меня. При этом он кричал: убью. Ольга зашла на кухню, крикнула ему: что ты делаешь? Я за нее боком-боком, схватила пальто и выбежала на улицу. Он за мной выбежал. Там я уже ножа не видела. Он взял булыжник большой, кидал в меня. Потом гонялся за мной и говорил, что убьет. Я кричала на улице, звала на помощь, но не было ни одной живой души. Я позвонила в милицию. Приехали, но он скрылся. Его сразу нашли в магазине, он покупал подсолнечное масло. Его посадили в машину, он там сидел, ругался на меня, показывал мне рожицы. И не был он трезвым, он был в алкогольном опьянении. Если бы он был трезвым, он бы себя так не вел.

Соцработник говорит, что до случившегося знала, что сожитель Ольги может вести себя неадекватно, когда выпьет.

– Иногда мне было страшно туда заходить, – призналась женщина. – Был такой момент. Я пришла к ним, Ольги не было дома, она находилась в вытрезвителе. Открыл дверь Владимир в никакущем состоянии, он просто ползал по квартире. Когда я включила свет, он меня увидел, зарычал в бешенстве. Поднялся, у него был топорик маленький. Он был весь в крови, побитый. Я в тот раз не разговаривала, двери закрыла, вышла из подъезда и вызвала милицию. Туда ни один социальный работник не пошел бы.

Вопрос наказания обвиняемого Марина оставляет на усмотрение суда. Хотя она уверена, что пребывание в местах заключения для него к лучшему: «Хуже он там не станет, может, наоборот. Да и бьют его все там, уже мог бы в земле лежать».

Сожительница обвиняемого Ольга не согласна с соцработником в одном: она утверждает, что ныне подсудимый не брал нож в руки и что Марина оговаривает его, и сам он себя зачем-то оговаривает. Хотя во время предварительного следствия утверждала обратное.

Гособвинитель предлагает пригласить в судебное заседание работников милиции, чтобы прояснить некоторые моменты: к примеру, находился ли обвиняемый 31 октября в состоянии алкогольного опьянения. Ходатайство гособвинителя удовлетворяется. Судья объявляет, перерыв на несколько дней.

Будем следить за продолжением судебного заседания.