«С зятем на радостях за ночь выпили две бутылки шампанского». Как бобруйчане необычно встречали Новый год

6096
Екатерина НОВИЦКАЯ
Эти истории рассказали читатели «Вечернего Бобруйска».
Фото из архива ВБ.
Фото из архива ВБ.

Анна Андреевна Моринова, пенсионерка:

«Самый запоминающийся Новый год для меня был 2006-й. Дочка с мужем жили в Минске, в декабре ждали пополнения. И так получилось, что внук появился на свет немного раньше, так что, выписали их с мамой прямо перед праздником. Я, разумеется, поехала помочь, хоть и не люблю уезжать из дома, особенно на праздники. Так что, встречали все вместе, и без подготовки получилось удивительно весело и уютно. Накрыли на скорую руку стол с салатами и мандаринами, украсили маленькую елочку. Дочке ничего нельзя было, она просто сидела с нами. А мы с зятем на радостях за ночь выпили две бутылки шампанского, хотя обычно такого себе не позволяем. Смотрели телевизор, ели конфеты из подарка, разговаривали, даже не вспомню, когда еще столько общались. Оставшуюся часть ночи мне не спалось: сидела у окна, смотрела на фейерверки, затихающую праздничную суету на улице и испытывала какое-то особенное чувство счастья и единения с другими людьми.

Ирина Ушакова, педагог:

«У меня больше десяти лет назад под Новый год умер отец. Мы хоронили его как раз 31 декабря. И после этого праздник долгое время был не праздник. Потом я встретила своего будущего мужа, и в 2013-м он решил сделать мне предложение. Видимо, зная мое отношение к 31-му декабря, именно в этот день он и решил это осуществить. А надо сказать, что, хоть мы и жили вместе уже давно, про свадьбу как-то не думалось. Он решил, как я понимаю, «подогреть» мой интерес, потому что накануне обзвонил трех моих замужних подруг и попросил их о помощи. В итоге весь день 31-го они мне названивали с вопросом, когда я уже замуж выйду. В общем, к вечеру я уже была так «надраконена», что искренне злилась – действительно, чего это мне не делают предложения?! И вот мы сидим с друзьями за столом, у меня нет настроения. Бьют куранты, и он делает мне предложение. Забавно: мы праздновали Новый год в квартире у друзей, и у них в шкафу меня дожидался букет, который к полуночи превратился просто в веник, но надо сказать, что это совершенно не испортило праздника!

Наталья Лутошкина, бариста:

«Так получилось, что на последнем курсе института, несколько лет назад, я жила в столице и работала администратором в китайском ресторане. Руководство, повара и часть официантов – из Поднебесной. У них вообще особо не принято отмечать наш Новый год, но поскольку коллектив был смешанный, решили устроить корпоратив. Приносили все свои блюда: китайцы – мясо, рыбу, креветки, а мы – «Оливье» и селедку «под шубой». Поначалу китайцы с легким испугом смотрели, как мы пишем желания на бумажках, сжигаем их и лихорадочно пьем шампанское с пеплом. А мы поражались их просто неудержимой страсти к караоке, разумеется, на китайском. А вот чтобы они танцевали, почти и не видела. Постепенно все расслабились, и нам рассказали, что у них принято праздновать Новый год по лунному календарю, каждый год дата «плавает». Есть и традиции: например, нужно съесть как можно больше семечек, чтобы быть богатым. Вообще, вышло очень весело и странно».

Иван Антонович Талашев, военный пенсионер:

«Первое яркое и забавное воспоминание – из детства. В 50-х перед Новым годом мама-учительница взяла меня, пятилетнего, на елку к старшему брату. Разумеется, нужно было рассказать стишок Деду Морозу, и я от волнения громко и старательно продекламировал вместо «белочка в клетке» – «булочка». Зал, полный людей, взорвался хохотом, а я испугался сначала, но закончил стишок и получил подарок.

Еще вспоминается, как неся службу в Сирии, с сослуживцами впервые встречали Новый год вдали от дома. Лесов там нет, и добыть елочку не реально, а очень хотелось. И наши арабские друзья накануне привезли нам из Ливана настоящий маленький ливанский кедр. Он с самодельными украшениями смотрелся необычно. До сих пор помню тот насыщенный аромат кедровой хвои и бой таких далеких курантов на Красной площади…».