«Работа ручная ценится, но продукты важнее». Выясняем, можно ли заработать на хэндмейде

2599
Ирина РЯБОВА. Фото из архива «ВБ»
В Бобруйске много мастеров и ремесленников, которые делают различные изделия своими руками. 25 декабря во Дворце искусств наши мастера снова покажут, на что способны – на рождественской ярмарке. А мы решили узнать: прибыльное это дело – хэндмэйд?
Бобруйские мастера ДПИ на «Венке дружбы».
Бобруйские мастера ДПИ на «Венке дружбы».

Бывший руководитель отдела художественного творчества Дворца искусств Любовь Андреева, которая возглавляла его 15 лет, считает, что за плоды своего творчества могут выжить только те, кто занимается ремеслом постоянно, достиг определенного уровня и нашел возможности реализации своей продукции.

В базе Дворца искусств – 257 мастеров художественного творчества, но на самом деле их в Бобруйске гораздо больше.

– Я знаю нескольких мастеров, которые живут только за счет ремесла, но таких немного, – говорит она. – К примеру, один из них делает изделия в технике канзаши (поделки из лент в японском стиле). У этого мастера все уже «поставлено на поток», есть свои точки реализации. Есть у нас кузнец, который делает востребованную продукцию, и стоит она прилично, но у него есть еще и основная работа. Еще одна успешная мастерица делает прекрасные работы из бисера, продает их, в основном, в Россию, для нашего народа дороговато: одна брошь у нее стоит от 50 до 100 белорусских рублей (примерно 25-50 долларовприм. ред.).

Но для основной части мастеров творчество – всего лишь приработок к основной работе. Одна из основных причин этого – отсутствие места для продажи такой продукции. Единственная возможность ее реализации в нашем городе – специальные ярмарки, но они проходят лишь накануне Нового года, Пасхи, да в рамках фестиваля «Венок дружбы». Некоторые предлагают свои работы через объявления на местных сайтах, кто-то ездит по другим городам, но это тоже затратно.

Одно время нашим мастерам выделили место на площади Ленина для постоянной торговли, и они были этому очень рады. И народ уже протоптал к ним дорожку. Но потом пошли требования: палатки нужны соответствующей формы, нет подъездов для инвалидов и так далее, потому запретили.

Нынешний руководитель отдела художественного творчества Наталья Куликова, напротив, уверена: все зависит от умения продвигать свой товар.

Татьяна Корчажкина.
Татьяна Корчажкина.

Сегодня на «голом» творчестве выжить нельзя – уверена мастер по работе с кожей, член Белорусского Союза художников Татьяна Корчажкина.

– По той простой причине, что заработки ремесленника могут сегодня быть, а завтра не быть. В любом случае у человека должна быть еще и основная работа либо пенсия. Я много лет работаю с галереями и музеями в Минске: сдаю им свою продукцию и получаю какую-то денежку. В основном, продаются маленькие работы, которые стоят не очень дорого. Из больших работ за этот год я продала всего одну картину, да и то это был заказ моей знакомой, которая увезла ее в Россию на подарок. В ярмарках тоже продаются небольшие работы. Люди перед праздниками думают больше о том, что на стол поставить. Работа ручная ценится, но продукты важнее. Знаю, что другие мастера ездят по ярмаркам в разные города, но для меня это уже утомительно.

Валерий Галеня.
Валерий Галеня.

Валерий Галеня, член Белорусского союза мастеров народного творчества, делает расчески из дерева.

– Я лично не знаю ни одного примера, чтобы мастер жил за свое ремесло, – говорит он. – Здесь два обстоятельства. Во-первых, время сейчас сложное, у людей нет денег. В такой ситуации трудно убедить человека, что твой продукт ему нужен. Люди сейчас покупают, прежде всего, продукты питания, что-то из одежды. Человек посмотрел, полюбовался, потрогал, похвалил и пошел дальше.

И второе: у мастеров в нашем городе нет возможности продавать свои изделия.

Все эти ограничительные запреты: там нельзя, туда не выходи, не дают возможности показать себя. Есть у нас местный Арбат, там достаточно места, где можно было бы посадить мастеров за столиками. Какая от них кому-то помеха?

Я уверен, что ряды с изделиями местных мастеров могли бы быть «изюминкой» города, их с удовольствием посещали бы туристы. Лично я реализую свою продукцию на ярмарках в Бобруйске и в Минске. За одну ярмарку можно заработать долларов 100, в прежние времена, бывало, и до 300. Стоимость моих расчесок – от 10 до 50 рублей. Еще мои изделия продаются в частном магазине в Гродно. В Гродно больше туристов из других стран, которым интересны такие вещицы, да и в самом городе другая атмосфера. В Бобруйске, к сожалению, такого магазина нет и такого покупателя нет.

Наталья занимается мыловарением.

– Это всего лишь хобби. Если бы не моя основная работа на предприятии, то у меня не хватило бы средств на существование, – говорит она. – Когда года три назад начали обсуждать вопрос о поднятии налога для ремесленников до трех базовых величин в год (сейчас он составляет одну базовую – 25,5 рублей), то я, как и многие другие, задумалась: а стоит ли заниматься творчеством? У нас и так, если и есть прибыль, то ее хватает только на то, чтобы закрыть небольшие бреши в семейном бюджете.