Бобруйск 1980-х: как на завод им. Ленина бывших заключенных на работу принимали

5318
Леонид Раскин, проживающий ныне в США, вспоминает о своей трудовой деятельности на заводе им. В.И. Ленина и жизни в советские годы.

С самого начала моей карьеры в качестве начальника главного механосборочного корпуса завода им. В.И. Ленина мне пришлось столкнуться с «нестандартной» схемой комплектования цеха. Когда меня назначили в ГМСК, весь «штат» состоял из одного человека, и им был я, а рабочий коллектив предстояло сформировать из трех групп: 1-я группа – это новые рабочие с улицы, в основном молодые люди 22-30 лет, 2-я группа – рабочие, переведенные из других цехов, не самые квалифицированные и дисциплинированные, 3-я группа – бывшие ЗК, то есть граждане, освобожденные из тюрем и лагерей. Городские правоохранительные и социальные службы направляли их как на наше, так и другие предприятия города для трудоустройства, и мы обязаны были их принять...

В одном из цехов завода им. Ленина, конец 1970-х. ФОТО: АРХИВ ПРЕДПРИЯТИЯ
В одном из цехов завода им. Ленина, конец 1970-х. ФОТО: АРХИВ ПРЕДПРИЯТИЯ

Из тюрьмы – на завод

Воспоминания Леонида Раскина – это «взгляд изнутри» на целую эпоху, в которой многие из нас родились и жили. Автор, несомненно, обладает даром вдумчивого публициста с умением глубоко и критически анализировать события, всесторонне интерпретировать факты и явления, с которыми ему пришлось столкнуться в Бобруйске периода 1960-1980-х. Ранее были опубликованы части воспоминаний: «Как молодежь искала работу», «Как на заводе им. Ленина рыбу насосом качали», «Халтурные проекты и «светская жизнь», «Деньги – рабочим, или как на заводе им. Ленина кассу ограбили», «Молодой специалист и дама в сталелитейном», «Какие были зарплаты и цены», «Как на заводе им. Ленина внедряли новые стандарты», «Как строили новый цех на заводе им. Ленина» и воспоминания об Анатолии Борозне: «Все в нем дышало силой…».

В течение 1982-84 г.г. в ГМСК была принята основная часть рабочих. За этот же период ко мне в цех было направлено и принято, примерно, 15-20 человек, бывших ЗК. Эта группа была наиболее проблематичной. Всех этих людей объединяло одно, во всяком случае у меня в цехе – они не хотели работать на заводе.

В основном это были молодые люди, 22-35-летнего возраста, почти все неженаты, несколько человек имели, как говорится на их жаргоне, по две и даже три «ходки», большинство – жители городских окраин, где во все времена преступность была выше. Было в числе бывших ЗК и несколько молодых женщин.

В ходе собеседования при приеме на работу я спрашивал их, за что они попали в тюрьму. Большинство сидели за «хулиганку»: драки, вандализм, мелкое воровство – вино, водка, сигареты, одним словом, за дела пустяшные и бессмысленные. Некоторые, в банде с такими же 18-19-летними парнями, буквально за несколько украденных бутылок водки, десяток пачек сигарет лишались свободы на два-три, а то и больше лет. Эта суровость и тяжесть наказания за пустяшные дела была еще одной чертой системы – карательные органы демонстрировали таким образом свою «нужность», подтверждая ее вот такими показателями в борьбе за «порядок».

Были среди них несколько сидевших за серьезные преступления: так, один отсидел за групповое изнасилование восемь лет, когда он пришел в цех, ему было двадцать шесть лет, и он уже был не вполне психически здоров. А в большинстве все они были неинтересными, недоучившимися, с какими-то странными повадками людьми. То же самое относится и к тем молодым женщинам, что учились на крановщиц, лишь одна из них сдала на разряд и все равно ушла с завода.

У меня не было к ним никакой предвзятости, наоборот, я всячески старался помочь им, ставил их учениками к классным специалистам, постоянно интересовался их подготовкой, так что они могли бы за сравнительно короткий срок начать зарабатывать совсем не плохие деньги. Но...ни один человек из этой группы так и не остался работать в цехе – исчезали, кто через месяц-другой, полгода, но больше года никто не задерживался.

Как рабочие цеха отгоняли железными прутьями Катькиных ухажеров

Надолго остался в моей памяти случай в женском гардеробе, место, где крановщицы переодеваются и принимают душ. Дело было в один из вечеров, около шести часов, когда ко мне в кабинет вбежала женщина-гардеробщица с криком: «Леонид Владимирович, там у меня дерутся, поубивают друг друга!», и на мой вопрос, в чем дело, кто дерется, отвечала: «Приехали Катькины ухажеры из города и хотят ее увезти, а мастер не пускает, да и сама Катька не хочет, так те начали ее силой тянуть, ну мастер вступилась, а я вот сразу к вам». Выслушивая ее на ходу, я побежал на третий этаж в раздевалку, а там такая картина: на полу лежит с разбитым носом Катька, рядом в окружении трех пьяных мужчин стоит мастер Майя Александровна, 20-летняя девушка.

Я остановился в нескольких шагах и говорю им: «Я начальник цеха. Немедленно отойдите от мастера и убирайтесь». Они двинулись ко мне, а Майя успела выбежать, один из них разбивает бутылку об колонну и, размахивая острым горлышком, кричит: «Не твое дело, вали отсюда, Катька наша и пойдет с нами». Они окружили меня.

Бобруйск, начало 1980-х. Л.В. Раскин (справа) и его коолеги: М.Е.Марголин, В.В.Щура.
Бобруйск, начало 1980-х. Л.В. Раскин (справа) и его коолеги: М.Е.Марголин, В.В.Щура.

В руках у меня был металлический прут, который я всегда имел у себя в кабинете. Я начал спокойно разговаривать с одним из них, он выглядел трезвее других, а тот, что с горлышком, все не унимался и рвался в мою сторону. Вступать с ними в борьбу было бессмысленно, я тянул время, знал, что Майя позовет на помощь. И действительно, через пару минут в гардероб влетело семь-восемь моих парней из цеха с металлическими прутьями и лопатами в руках и окружили нас. Те молодцы сразу же сникли, испугались. Я успокоил своих, а тем говорю: «На этот раз мы вас отпустим, но знайте, следующий раз любой из вас, кто появится у нас, будет немедленно сдан в милицию».

Как вы уже поняли, весь «сыр-бор» разгорелся из-за Катьки, ученицы крановщицы, которую я принял на работу за два месяца до этого случая. Она пришла на завод с направлением из милиции, после освобождения из заключения. До этого Катя отсидела в тюрьме и на зоне почти три года за воровство (обокрала с дружками обувной магазин). Девушке было всего 23 года, весьма привлекательная, но неисправимая. Через пару недель после этого случая Катя исчезла.

Секс в кабине на высоте шесть метров

Запомнилась еще одна история девушки из этого непростого контингента людей.

Ира, красивая девушка в возрасте 24-25 лет, была принята на работу в наш цех так же, как и Катя, ученицей крановщицы. При собеседовании на вопрос, за что ее лишили свободы (девушка отсидела три года), она ответила: «Наказала любовника-обманщика». Позже девочки-крановщицы рассказали мне, что она исколола вилкой своего дружка.

Конечно, никакой крановщицей Ира не собиралась быть, завод нужен был ей как временное прикрытие, чтобы милиция не трогала.

Вокруг нее все время вились цеховые ребята, и если на первой смене был контроль, то на второй ничего с ней сделать нельзя было: то приезжали какие-то мужики и забирали ее с работы, угрожая мастерам расправой, а то и вовсе... Как мне позже рассказывали, секс происходил прямо в кабине мостового крана на высоте шесть метров... Ко всему прочему за короткое время Ира нашла среди крановщиц несколько подружек, совратила их, и они тоже забыли про работу, и вскоре все вместе исчезли с завода.

Одна из этих подружек через месяц попросилась опять на работу. Когда я ее спросил, почему она бросила завод, глупая девчонка расплакалась и рассказала, как и куда их втянула эта Ира.

«Мне даже страшно вспомнить, в какой компании я оказалась», – говорила она со слезами. И такие истории были не редкими.

Продолжение следует.

Фотопечать и реставрация старых снимков!

Мы оказываем услуги по фотопечати с любых носителей, реставрации старых снимков (устранение царапин, пятен, увеличение размера).

Приносите старые снимки в редакцию «Вечернего Бобруйска» по адресу: ул. Московская, 42, 2-й этаж. Мы работаем с понедельника по пятницу, с 9.00 до 17.00, без обеда.

Цифровые фото можно прислать на адрес редакции: red-vb@yandex.ru (не забудьте указать свой номер телефона) либо на вайбер +375-25-514-94-64.

Забрать заказ можно в редакции или получить его по почте наложенным платежом.

Справки по тел. (вайбер, телеграмм): +375-25-514-94-64.