«Только спустя семь лет начинаю чувствовать вкус жизни». Что помогло бобруйчанке пережить стресс после смерти сына

12883
Ирина РЯБОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА и Pixabay.
Говорят, самое страшное, что может быть в жизни – хоронить своего ребенка. Героиня материала пережила это испытание. Точнее, по ее словам, пережить это невозможно, но необходимо научиться заново чувствовать вкус жизни ради близких.

«Дочь сказала, что сын утонул. Я не поверила»

Тамаре Казаченко 59 лет. Она прекрасно выглядит, приветлива и открыта с окружающими. Трудно поверить, что семь лет назад эта женщина пережила трагедию – смерть 28-летнего сына Сергея. Молодой человек утонул в Березине.

– Это было 28 июля 2012 года, – рассказывает Тамара, не в силах скрывать слезы при этих воспоминаниях. – Я была на работе (работала тогда мастером на заводе ДВП). Мне позвонила дочь Ольга и говорит: «Сергей…», а дальше ничего не может сказать. Я сразу поняла, что случилось что-то плохое. Думала, может, в драку какую ввязался, в милицию забрали. Мне всегда казалось, что это самое страшное из того, что может случиться. Про смерть я даже не подумала. Потом дочь сказала, что сын утонул. Я не поверила. И до сих пор не могу это осознать и принять до конца. Иногда лифт поднимается, и мне кажется, что сын сейчас придет домой.

Тамара Михайловна рассказывает, что сын ее был настоящим красавцем: 190 сантиметров ростом и 92 килограмма. Учился на третьем курсе Современной гуманитарной Академии в Москве, работал электриком на заводе ДВП. У него была девушка. Тамара говорит, что она почему-то всегда панически переживала за сына, с самого детства.

Конечно, чувства, которые пережила женщина, когда услышала эту новость, описать словами трудно.

– Принять это невозможно, – говорит Тамара. – Когда сына привезли, я просто сидела в ступоре и не осознавала, что это все происходит на самом деле. Мне хотелось, чтобы все ушли, и я была одна. Я не хотела никого видеть. Все последующие дни, недели, месяцы я физически чувствовала, как болит душа. Было желание вырвать сердце и порвать его на куски. Описать это невозможно. Раньше, когда я слышала, что у кого-то умер ребенок, я искренне сочувствовала человеку, но даже не представляла, насколько это больно.

Женщина говорит, что она не видела смысла жить дальше, даже задумывалась о суициде.

– Думала, напьюсь таблеток и все, – признается Тамара. – Но тут же приходила мысль: а как же дочь это переживет, внуки, моя мама, которой тогда было 86 лет и которой требовался уход.

Через несколько месяцев после трагедии заболел муж Тамары: онкология. Вероятно, стресс не прошел бесследно. Женщина и это тяжело переживала и переживает до сих пор. Хотя несколько лет они живут по отдельности, так как решили, что обоим так будет лучше.

Помогли близкие, работа и дача

Тамара говорит, что ее очень поддерживала 29-летняя дочь Ольга. Она по специальности психолог и, возможно, это помогло ей найти силы и нужную тактику поведения.

Тамара Казаченко.
Тамара Казаченко.

– Знаю, что дочери тогда было еще сложнее, на нее легла двойная нагрузка. Она не только потеряла любимого родного брата, а еще была вынуждена вытащить меня из этой ситуации. Потому она не показывала свою боль и старалась всегда быть рядом со мной.

После трагедии Тамара продолжала работать. Понимала, что лучше не оставаться дома наедине со своими мыслями. На работе ее «загружали» по полной, перевели на новую должность – диспетчера, не давали расслабиться ни на минуту. Сейчас женщина понимает, что это делалось специально и благодарна бывшим коллегам за такую «психотерапию». Около пяти лет назад предприятие, где работала наша героиня, закрылось. Тамара очень боялась, что в предпенсионном возрасте работу не найдет. Но на станции переливании крови, куда она пришла в надежде устроиться санитаркой, ее приняли. Женщина очень благодарна за это главному врачу Наталье Олеговне Сидорович и всему коллективу, который радушно принял ее.

По словам Тамары, еще ее очень поддерживало чтение: книги помогали переключаться и «уходить» в другой мир, переживать другие события. Правда, если раньше женщина любила читать детективы, повести о войне, то после трагедии она не может читать сюжеты, где погибают люди. Сейчас переключилась на женские романы, другую «легкую» литературу.

Еще наша героиня находит успокоение в работе на даче. По ее словам, природа, земля очень успокаивают.

«Забота о близких держит нас на плаву»

Тамара говорит, что несколько лет после смерти сына она не жила, а существовала: автоматически ходила и работала.

– Только в этом году, спустя семь лет после смерти сына, боль начала приглушаться. Понимаю, что она будет всегда, но я начинаю понемногу чувствовать вкус жизни. Я захотела жить. Мне хочется еще поработать, поездить. Я хочу видеть, как растут мои внуки, хочу жить их жизнью. Хочу, чтобы они получили высшее образование и, по возможности, сделаю для этого все. Моей внучке Яночке 9 лет, внуку Никите 17. Это мое счастье! Сейчас я понимаю, что забота о близких держит нас на плаву даже в самые трудные моменты нашей жизни. Будь я одна, я бы, наверно, не пережила такой трагедии.

К слову, мама Тамары, которой сейчас 93 года, живет вместе с ней. Женщина очень старается заботиться о ней. «Я так хочу, чтобы мама жила как можно дольше».

Тамара Казаченко.
Тамара Казаченко.