Гарики от Гарика: как «добывали» колбасу в Бобруйске 1960-70-х

5256
Воспоминания Гарика записал Ш. ПИГЕЛЬ.
Наш рассказчик Гарик вспоминает об индустрии нашего города, руководителях предприятий и жизни бобруйчан в 1960-70-е годы.

В автобусном парке, где начинал работать Гарик, наиболее отчаянные ребята имели обыкновение ходить по ночам к забору недалекого от него мясокомбината. Возьмут мешок для сбора находок, ломик для самообороны – и в обход вдоль высокой ограды, через которую уже набросали сэкономленного сырья и готовой продукции. Короче, приносили добрую торбу мяса, колбасы и прочих продуктов. Делили добычу между собой и на продажу или обмен на самогон у дедновской бабы Зарубихи. Вот такой была мясопромышленность в нашем городе и таким был промысел на смежном предприятии.

Бобруйск, Районное отделение «Сельхозтехники». ФОТО ИЗ АРХИВА «ВБ»
Бобруйск, Районное отделение «Сельхозтехники». ФОТО ИЗ АРХИВА «ВБ»

Но вся дальнейшая жизнь Гарика была связана с машиностроением, которым уже тогда славился наш город на Березине. Наряду с заводами имени Ленина и весовым в нем крупнейшим предприятием был «Сельмаш», превосходивший их по численности работавших и по объемам производства. К тому времени от ремонта лесовозов он перешел к выпуску разбрасывателей удобрений для набиравшего мощь сельского хозяйства. Вместе с ростом тракторного парка в колхозах и совхозах машиностроители постоянно увеличивали линейку прицепной техники для них. Но интенсификация аграрной отрасли требовала все больше и больше.

И тогда на северной окраине Бобруйска начали строить еще один крупный завод – тракторных разбрасывателей удобрений, первой технической документацией с которым поделился «Сельмаш». Он же стал причастен к появлению родственного предприятия в Могилеве. Чуть позднее глубокая модернизация прошла и на другом бобруйском заводе – «Сельхозагрегате». И так получилась, что вся дальнейшая производственная карьера молодого инженера Гарика была связана с сельхозмашиностроением, с этими предприятиями.

Поэтому с такой теплотой вспоминает ветеран сегодня коллег, рождавших технические идеи и воплощавших их в практику, работавших с ним рука об руку и шедших по жизни плечо в плечо.

– Инициатором и вдохновителем многих наших побед на «Сельмаше» был, конечно, его главный конструктор Натан Моисеевич Гарцман. Но ничего бы у нас не получилось без главного инженера Анатолия Петровича Уварова и тем более без директора завода Бориса Павловича Лапенко. Благодаря их организаторским способностям и настойчивости были созданы новые подразделения на предприятии, проведена диверсификация производства, – Гарик как бы окунается в молодые годы и начинает сыпать десятками технических терминов и понятий. С трудом возвращаю его к воспоминаниям о других бобруйских предприятиях.

Узнаю, что в 1970-х, вплоть до конца 1980-х, весовой завод как выпускал безмены и весы различного назначения, так и выпускал, увеличивая, правда, их грузоподъемность, это уже позже, при директоре Чистобаеве, он освоил всякую передовую электронику. Машиностроительный был, конечно, уникальным предприятием, поскольку чуть ли не единственный в СССР производил эксклюзивные насосы и даже снабдил ими Асуанский гидроузел в Египте. Однако наиболее элитным Гарик вновь называет родной «Сельмаш».

– Вы можете себе представить, что все торжественные мероприятия наш завод проводил не иначе чем в городском театре, еще старом, с полукруглым фасадом. Быть может, интересно будет узнать, что премировали тогда многих и многих работников, а после собрания и концерта всех лауреатов премии приглашали на грандиозный банкет на втором этаже. Так отмечались День Октябрьской революции, 1 Мая, Новый год…

Понимая и принимая безграничную любовь собеседника к машиностроению, вновь пытаюсь перевести разговор на рельсы обзора промышленности Бобруйска в 1960-1970-е. Узнаю, что да, были меховая и обувная, галантерейная и валяльно-войлочная фабрики, лесокомбинат и комбинат нетканых материалов, гидролизный и соко-морсовый, другие заводы. Но ажиотажа с трудоустройством на них в городе не было, работали все примерно в одинаковых условиях. А вот когда начали набирать людей на предшественник «Бобруйскагромаша», а затем на Белорусский шинный комбинат, вот тут началась настоящая лихорадка. Все верили в лучшие условия труда, фантастические зарплаты, улучшение жилищных условий. И эти надежды оправдывались. На новые равнялись и старые предприятия.

– Во многом, – замечает старейшина бобруйской индустрии, – благодаря поистине легендарным руководителям. Все знали и уважали в городе Александра Александровича Санчуковского, Анатолия Павловича Химаныча, Юдина, Югова, Селигененко и некоторых других. Это они способствовали возникновению на предприятиях целых трудовых династий, производству известной на весь Союз продукции. Однако, насколько помню, самым популярным ее видом в Москве, например, была бобруйская колбаса. Идешь, бывало, по столице в командировке, и вдруг машина с бобруйскими номерами разгружается у гастронома. Забежал, купил колбаски и уже возвращаешься домой с вкусным гостинцем…

«Вечерний Бобруйск» оказывает услуги по фотопечати и реставрации старых снимков

Вам нужно распечатать или отреставрировать старые снимки (устранить царапины, пятна, увеличить размер) – приносите фото в редакцию «Вечернего Бобруйска» по адресу: Бобруйск, ул. Московская, 42, 2-й этаж. Мы работаем с понедельника по пятницу, с 9.00 до 17.00, без обеда.

Цифровые фото можно также прислать на адрес редакции: vbfota@gmail.com (не забудьте указать свой номер телефона) либо на вайбер +375-25-514-94-64.

Забрать заказ можно в редакции или получить его по почте наложенным платежом.

Справки по тел. (вайбер, телеграмм): +375-25-514-94-64.