В Бресте мать за убийство новорожденной дочери получила 12 лет колонии

1839
Ирина ГОРОВЦОВА (по материалам TUT.BY)
31 октября в Бресте суд вынес обвинительный приговор 29-летней гражданке Туркменистана Юлдуз Хайдаровой – она получила 12 лет лишения свободы в колонии общего режима. Женщине вменяли в убийство новорожденной дочери.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

О женщине известно, что она родом из многодетной семьи из деревни в Туркменистане. В Брест она приехала в 2012 году и поступила на факультет иностранных языков Брестского госуниверситета им. Пушкина. Отучившись, вернулась на родину. Жила в Ашхабаде и работала гидом-переводчиком в туристической фирме, проживая в съемной квартире с подругами. Позже переехала к парню Равшану, от которого вскоре забеременела. Она прервала беременность, так как молодые люди хотели изначально построить карьеру, пишет TUT.BY.

В сентябре Юлдуз узнала, что забеременела во второй раз, о чем сообщила Равшану. Мужчина настаивал на аборте, поэтому они расстались. В марте 2019 года Юлдуз приехала в Брест для обучения на курсах в БрГУ.

17 марта этого года у нее родилась недоношенной дочь, до 10 мая ребенка наблюдали врачи, а позже выписали. Девушка с грудничком на такси приехала в квартиру знакомого, которого дома не было. По версии следствия, там девушка убила новорожденную – задушила подушкой. Эксперты установили, что девочка умерла в результате механической асфиксии. Тело она завернула в белую простыню, положила в пакет и спрятала в яме на берегу реки Мухавец.

Вскоре матери стал названивать педиатр, чтобы договориться на осмотр младенца. Но та всячески избегала встречи. Врачи насторожились и обратились в милицию. Правоохранителям мать не сознавалась, где дочь. Труп девочки они нашли сами.

В суде Юлдуз сказала, что считает себя виновной в гибели дочери, но подчеркнула, что не хотела ее убивать.

— Я вместе с ней уснула. А когда проснулась, моя дочка была уже подо мной. Я почувствовала, что с левой стороны подо мной что-то лежало. Ее голова была подо мной. Проверила пульс, дыхание — ничего не слышала, – сказала она на заседании.