Основное правило разрешения конфликта – не затягивать. В бобруйских школах могут появиться медиаторы

5410
Елена САДОВСКАЯ. Фото: Александр ЧУГУЕВ
Решать школьные конфликты с помощью медиатора предлагают два бобруйских юриста. Что это и насколько необходимо в бобруйских школах – разбираемся.

Сейчас у многих на слуху громкий конфликт между учительницей и учеником в гомельской школе. Напомним, 12 сентября появилось видео, на котором было видно, что во время урока учительница младших классов ругается на 4-классника, держа над ним парту. Сначала учительницу уволили, потом за нее вступились родители других учеников, потом по приказу Лукашенко учительницу восстановили, а уволили директора, родители вступились уже за него.

Многие конфликтные ситуации: споры о детях, имуществе, наследстве, трудовые разногласия, можно решить способом переговоров, считает адвокат Геннадий Шиханцов, к слову, первый медиатор в нашем городе, аттестованный в Министерстве юстиции. С 2017 года к нему присоединилась юрист-медиатор частной практики Татьяна Малиновская.

Оба юриста сегодня выступают с инициативой внедрения школьной медиации. Причем, свои услуги по урегулированию школьных конфликтов предлагают бесплатно.

Адвокат Геннадий Шиханцов.
Адвокат Геннадий Шиханцов.

Школьный конфликт тянулся год

Год назад Татьяна Малиновская помогала решать конфликт в 5-м классе, который тянулся в течение всего учебного года.

– В классе учились брат с сестрой, которые не успевали по школьной программе, и на тот момент им было 12 и 10 лет, соответственно, – рассказывает юрист. – Почему такая разница в возрасте – прихоть мамы, чтобы брат с сестрой учились вместе. Мама предоставила медицинские справки о плохом здоровье старшей дочери, и та пошла в школу позже, вместе с братом.

Классный руководитель на родительском собрании при подведении итогов первой четверти предложила перевести этих детей на обучение по спецпрограмме. Маме это не понравилось. Она решила, что отношение к ее детям предвзятое, и пожаловалась директору школы. Тот отреагировал: вызвал классную, детей, но, разобравшись в ситуации, наказывать учителя не стал. Тогда мама стала писать в администрацию района, горисполком, облисполком. Все, похоже, хотели, чтобы конфликт решился сам собой, но он не решался. Дошло до того, что учительница хотела оставить классное руководство. Но тут другие родители выразили протест – почему должен страдать весь класс и хороший педагог? Родители даже написали в поддержку классного руководителя благодарственное письмо.

К тому же другие дети стали проявлять агрессию к этим ребятам, писать на стенах обидные прозвища, выбрасывать их личные вещи и т.п. Я предложила классу свою помощь как медиатор.

Татьяна начала с… игр на сплачивание. О них она узнала во время обучения медиации. Например, всех одноклассников обвязывали друг с другом обычной тонкой ниточкой, а кто первый выпутается – тот победил и получает конфеты. В такой игровой форме разъясняла ребятам их права и обязанности, ответственность за свое поведение и своих одноклассников, ценность школьной дружбы.

Для родителей стали каждые две недели проводить собрания, чтобы больше общаться друг с другом.

– Я просила других родителей приобщать маму этих ребят к жизни класса, – говорит медиатор. – Сама пока занимала нейтралитет. И к концу учебного года все закончилось совместной, родителей с детьми, дружественной поездкой на пикник. Правда, эта мама не поехала. Но мы ее детям собрали и передали гостинцев. После чего она позвонила и поблагодарила. Я поняла, что мы справились! Хотя, если честно, думала, что этот школьный конфликт не разрешится никогда. Ведь дошло до того, что классный руководитель на фоне всей этой ситуации перенесла гипертонический криз, а мама этих учеников вызывала милицию на одноклассников своих детей...

В 16 лет девочка попала в колонию, а все могло быть иначе

Татьяна Малиновская вспоминает еще один случай, произошедший в одной из бобруйских школ два года назад. Девочка дружила с мальчиком, они вместе катались на велосипедах. Однажды она попросила мальчика разрешить ей покататься на его велосипеде и уехала. Тот пришел домой без велосипеда, родители вызвали милицию, на девочку составили административный протокол о мелком хищении.

Вскоре эта же девочка забирает кем-то забытый в школе телефон, на нее повторно составляют административный протокол, а так как все это происходит в течение одного года, наступает уголовная ответственность. И в 16 лет девочку на полтора года отправляют в гомельскую колонию для несовершеннолетних.

Но если бы во втором случае между родителями школьников «встал» медиатор, можно было бы заключить медиативное соглашение и закрыть дело за примирением сторон, считает Татьяна Малиновская.

Что такое медиация

Медиация – это, говоря просто, искусство договариваться, не доводя дело до суда. Но для этого необходимо, чтобы за «стол переговоров» сели обе стороны конфликта, а посередине – юрист-медиатор. Суть процесса в том, что спорщики, с помощью медиатора, сами должны прийти к оптимальному решению, которое устроит обе стороны, а договоренности будут ими соблюдаться. И в этом не будет никакого внутреннего конфликта, потому что решение выработано совместно. Поэтому часто службу медиации называют службой примирения.

Какие конфликты урегулирует медиатор

Разногласиями между детьми медиаторы не занимаются. В этих ситуациях все, как правило, разрешается вызовом к директору или завучу, и либо они, либо школьный психолог выступают медиаторами между конфликтующими. Более тяжелые случаи, где уже нужна помощь постороннего медиатора, происходят между, например, учителем и родителем, учителем и учеником. Здесь основное правило – не затягивать: чем больше проходит времени, тем меньше шансов нормализовать ситуацию.

Как работает медиатор

Татьяна Малиновская: «Встречаемся отдельно с первой стороной, она объясняет суть проблемы. После этого выслушиваем вторую сторону. Затем, по обоюдному согласию, вызываются обе стороны. Наша главная задача – найти то самое «яблоко раздора», а затем – компромисс».

Опыт минчан

В 2015/2016 учебном году Центром «Медиация и право» (учрежден общественной организацией «Белорусский республиканский союз юристов») был начат проект по развитию школьной медиации в Беларуси, и сразу же его запустили в минской средней школе №30.

В учебном учреждении была создана школьная служба медиации, куда вошли педагоги и учащиеся 8-11 классов (их называют – юные медиаторы), прошедшие специальное обучение. Взрослый и юный медиатор работают в паре.

Заместитель директора по учебной работе этой школы Татьяна Булатина в интервью «ВБ» высказал мнение, что школьная медиация нужна во всех школах страны:

– В начале реализации проекта мы столкнулись с недоверием, так как люди не знали, что такое медиация и для чего она нужна. Мы провели широкую рекламную кампанию в микрорайоне, городе. В результате сегодня к нам обращаются учащиеся, учителя, родители. Помогаем решать и семейные конфликты, так как любой конфликт в семье отражается и на ребенке.

Нельзя сказать, что с внедрением медиации конфликтов стало меньше, но они не замалчиваются и решаются таким образом, что у обеих сторон не остается обид.

Фото из архива ВБ используется в качестве иллюстрации.
Фото из архива ВБ используется в качестве иллюстрации.

Нужна ли школьная медиация в Бобруйске?

По мнению начальника управления по образованию Бобруйского горисполкома Ирины Каранкевич, сама идея интересная, и если будут подтверждения ее эффективности при разрешении внутришкольных конфликтов, снижению их количества, то такое сотрудничество будет рассмотрено.

– Работа по разрешению конфликтов, нормализации психологического климата в школах города сейчас ведется специалистами социально-педагогической и психологической службы, – отметила также Ирина Каранкевич. – Туда могут обращаться учащиеся, родители и педагоги.