Священника из России заставили написать объяснительную из-за поддержки осужденных оппозиционеров

365
«Вечерний Бобруйск».
Протоиерея Дионисия Кузнецова из Самары заставили написать объяснительную за его подпись в открытом письме священников в защиту осужденных участников митингов. Он рассказал, что «на разговор» вызывали и других подписавшихся сященнослужителей.

– Я подписал открытое письмо священников без благословения, так как думаю, что для того, чтобы поступать по совести, не нужно спрашивать разрешения, – заявил Дионисий Кузнецов, передает tjournal.ru.

Фото из Фейсбука Марии Свешниковой
Фото из Фейсбука Марии Свешниковой

Открытое письмо священнослужителей в поддержку фигурантов «московского дела» было опубликовано 18 сентября на сайте «Православие и мир».

Кузнецов подтвердил факт написания объяснительной. Он также рассказал, что и других подписавшихся священников вызывают на беседы, но затруднился сказать, писал ли кто-то ещё объяснительные, кроме него.

Что было в письме?

«...Один из осужденных, Константин Котов, не совершая никаких насильственных действий ни в отношении представителей власти, ни других граждан, был подвергнут беспрецедентно жестокому наказанию. Вся «преступная» деятельность этого человека заключалась в заступничестве за других заключенных, при этом исключительно мирными средствами. Нам было горько узнать о том, что одним из вещественных доказательств, изъятых у него, был самодельный плакат со словами протоиерея Александра Меня «Милосердие – то, к чему мы призываем» и призывом к обмену пленными с Украиной», – сказано в письме, под которым подписалось 183 священника с разных уголков России».

«Мы хотим напомнить всем (полицейским, росгвардейцам – прим. ред.), кто давал или будет давать показания по этому и другим делам, слова Священного Писания: «Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет» (Притч. 19.9). Лжесвидетельство делает человека соучастником суда над Спасителем, который был также основан на показаниях лжесвидетелей (Мф. 26.60)».

«Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых», – сказано в конце письма.

patriarchia.ru / Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси / свящ. Игорь Палкин
patriarchia.ru / Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси / свящ. Игорь Палкин

«Московское дело»

27 июля на улицы Москвы вышли тысячи человек — выразить свое несогласие с недопуском независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. В тот день полицейские задержали 1373 человека. Через два дня Следственный комитет возбудил уголовное дело о «массовых беспорядках».

Например, одним из громких дел стало дело Павла Устинова. После митинга 23-летний актер был приговорен к 3,5 годам колонии, вину не признал, через четыре дня после приговора его перевели из СИЗО под подписку о невыезде. По версии следствия, 3 августа Устинов вывихнул плечо сотруднику «Росгвардии» во время задержания. Мужчину признали виновным в применении опасного для здоровья насилия к силовику (ч. 2 ст. 318 УК РФ). В сети есть видео его задержания, но применения насилия к ОМОНовцу там общественность не увидела. Ходатайство об изменении меры пресечения было подано прокуратурой после того, как началась общественная кампания в поддержку осужденного актера – на следующий день после вынесения приговора суда. Через несколько дней Устинова выпустили.

Еще один участник митингов, 34-летний программист Константин, приговорен к четырем годам колонии, вину не признал. Осужден по статье о неоднократном нарушении установленного порядка проведения акций (ст. 212.1 УК РФ). Основанием для возбуждения дела стало участие Котова в четырех мирных акциях и призыв выйти на площадь из-за недопуска независимых кандидатов к выборам.