Как «Вечерний Бобруйск» спасал аиста

1942
Елена САДОВСКАЯ. Фото и видео: Артём ЛУКЬЯНОВИЧ
Операция по независящим от нас причинам не удалась. Но мы убедились в том, что среди бобруйчан есть неравнодушные и готовые помочь. Эта история про них.

Рабочее утро 4 сентября началось со звонка читательницы. В 9.20 в редакцию позвонила жительница деревни Красная Дуброва и попросила помочь спасти аиста. По словам Таисии Бутовской, у птицы сильно повреждена нога, и она уже с 5 утра находится на одном месте, взлететь не может.

4.09.2019. Тот самый буслик.
4.09.2019. Тот самый буслик.

Женщина рассказала, что уже обратилась в МЧС, где ей дали номер телефона орнитолога и посоветовали обратиться к ней. Орнитолог же сказал, что птицу надо доставить в город.

И это было бы возможно, но транспортировать в Бобруйск птицу не на чем: все рабочее население уже уехало на работу, у пенсионеров машин нет, а в сельсовете поломалась.

Конечно, первая реакция в редакции на услышанное была не столько журналистская, сколько человеческая – живое существо попало в беду, и его надо спасти!

Стоит забежать вперед и сказать, что в течение пару часов было сделано более семи звонков в разные инстанции с положительным или отрицательным результатом.

Первым делом связались с орнитологом Людмилой Бабак, которая до выхода на пенсию работала в центре юных натуралистов. Здесь мы убедились, что бывших орнитологов не бывает, так как Людмила Викторовна внимательно выслушала и объяснила, что птицу надо вести в Бобруйск, и уже здесь показать ее ветеринару. А до того аиста надо накормить и напоить. Возможное меню Людмила Викторовна расписала подробно: куриные шкурки, мясо, рыба, дождевые черви, рядом с птицей надо обязательно поставить емкость с чистой водой.

Все рекомендации были переданы Таисии Бутовской, и женщина сказала, что постарается накормить птицу. А мы начали звонить дальше.

Естественно, сразу встал вопрос, куда можно будет пристроить птицу после осмотра ветеринара.

Конечно же, первая мысль – центр юных натуралистов. И здесь нам встретилось полное участие, но, к сожалению, отсутствие орнитолога и финансирование центра не позволяет держать птицу (только на еду в месяц на взрослую особь уходит более 120 руб). Но директор центра Сергей Падлевский, несмотря на трудности, пообещал взять птицу на передержку, пока мы не найдем ей постоянный дом.

Надо было решать этот вопрос. Вспомнилось, что в Осиповичском районе есть ЧПУ «Охрана природы», где семья занимается лечением и реабилитацией пострадавших диких птиц. Помня историю, что птичник горел, надежды как таковой не было. Тем больше было удивление – птицу согласились взять, но при условии поддержки на содержание.

Сегодня приют восстанавливается после пожара и нуждается в помощи. Если вы хотите помочь птичьему приюту, то номера расчетных счетов можно уточнить в группе «ВКонтакте» или по телефону +375 29 668−47−31.

– Если не получается перечислять деньги, можно привозить даже мышами (в месяц аисту нужно 180 мышей, а одна мышь стоит два рубля), – ответили по телефону.

Собеседница также рассказала, что если птицу можно восстановить, они это обязательно сделают, но для этого им также надо обращаться к орнитологу на платной основе.

Здесь же нам сообщили, что птицу просто так перевозить нельзя, для этого в инспекции природных ресурсов надо взять акт об изъятии птицы из природы, иначе нас могут оштрафовать на сумму около 50 базовых величин (на сегодня – 1275 руб).

Поэтому следующий звонок был сделан в Бобруйскую горрайинспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды. И здесь мы встретились с пониманием. Начальник инспекции Анатолий Гриб сказал, что акт нужен, когда птицу будут передавать в организацию, которая займется выхаживанием птицы, и такой документ нам обязательно дадут. Начальник инспекции также посоветовал обратиться в центр помощи птицам и животным «Пустельга», который находится в Минске.

В центре нам пообещали птицу забрать и за ней ухаживать, но ее надо доставить в Минск, а там нас уже встретят. По словам собеседницы, они могли бы приехать в Бобруйск сами, но пока есть проблема с транспортом.

Кажется, можно немного выдохнуть, тем более что специалисты городской ветеринарной станции пообещали птицу посмотреть и произвести первоначальную обработку травмы.

4.09.2019. Тот самый буслик.
4.09.2019. Тот самый буслик.

Но остался не решенным один вопрос – транспорт. Конечно, просьба помочь с перевозкой была размещена во всех группах «Вечернего Бобруйска» в социальных сетях. К сожалению, был только один отклик. Позвонила девушка (ее имени и фамилии не записали, но спасибо ей огромное!), и предложила помочь с перевозкой буслика после 16 часов. Это был хороший вариант, но хотелось забрать птицу быстрее, так как мы не знали, в каком она состоянии. И тут, совсем неожиданно, откликнулась служба такси 7850. Они были готовы немедленно нас завести в деревню. Конечно же, мы согласились. Через 20 минут двое журналистов вместе с водителем службы такси Виталием Зелениным поехали в Красную Дуброву.

4.09.2019. На такси за аистом.
4.09.2019. На такси за аистом.

Когда приехали, аист был на месте, спокойно стоял на деревенском перекрестке рядом с миской, уже подкрепившийся. Даже для не специалиста было ясно, что нога в ужасном состоянии, на чем держалась ее половина, непонятно. К сожалению, незнакомцев буслик испугался, попытался взлететь, и у него это получилось. Сначала пролетел немного по улице, а потом взмыл высоко и скрылся в полях.

Уже позже жители деревни сказали, что аист, скорее всего, не взлетал из-за намокшего после утреннего дождя оперенья, а как раз к нашему приезду успел высохнуть.

Более часа мы пытались аиста найти. Местный житель отдал нам занавеску, чтобы накинуть на птицу, таксист Виталий также ездил и ходил по полям и кустам. Но безрезультатно. Разочарованы были все, ведь исход для птицы без оказания помощи очевиден. Конечно, была слабая надежда, что птица позже вернется на место, где было гнездо, и где его покормили, но этого не случилось.

4.09.2019. Виталий Зеленин заметил бусла тут, но тот снова улетел...
4.09.2019. Виталий Зеленин заметил бусла тут, но тот снова улетел...

Да, это история без счастливого конца, но ее нельзя было не написать. Она еще раз подтверждает, что вместе мы можем если не всё, то многое.