Рабочие обворовали библиотеку репрессированного поэта Алеся Дудара: 75 книг пропали, 3 – нашли

649
«Вечерний Бобруйск».
Библиотека поэта Алеся Дударя существует более сотни лет, она пережила обыски НКВД и самого хозяина, но пострадала от рук белорусских рабочих-строителей, которые нагло обворовали ее.

Как пишет «Наша Нива» со слов писательницы и литературоведа Анны Северинец, библиотека гуманитарных книг, собранная Алесем Дударом – уникальный артефакт, там есть книги датированные и подписанные 1915 годом, на белорусском, русском, немецком и французском языках. Есть редкие экземпляры с автографами Ходасевича, Городецкого, Сологуб, Коласа, Купалы, Ходыко, Головача. В ней более 1000 книг.

Алесь Дудар (настоящее имя Александр Дайлидович) был репрессирован в 1937 году. Фото: Радио Свобода
Алесь Дудар (настоящее имя Александр Дайлидович) был репрессирован в 1937 году. Фото: Радио Свобода

До сих пор библиотека Дудара хранилась в минской квартире его племянницы Лидии Марковны – книги просто стояли на полках, но отдельно от других, как семейная реликвия.

Библиотека эта сохранялась все время в семье Дайлидовичей, – рассказывает литературовед Северинец. – Сначала ее, как последнее, что осталось после сына, берегла мать, потом – сестра, потом – племянница. Когда в войну Минск бомбили, мать ничего не выносила из дома – кроме тех книг. Бегала туда-сюда, выносила их на то же место во дворе – чтобы не сгорела библиотека, если вдруг дом сгорит.

Поэтому библиотека Алеся Дудара сохранилась в небывалом состоянии как для библиотеки репрессированного писателя. Ведь библиотеки других пропали.

В прошлом году Лидия Марковна задумала сделать в квартире ремонт. Анна Северинец просила хозяйку сделать опись всех книг, и она переписала их все, со всеми данными, указала все пометки карандашом.

И благодаря этим пометкам выяснилось, что на белорусских аукционах продавались три книги из той самой библиотеки Алеся Дудара.

«Тогда я подняла мгновенную панику и шумиху: звонила и продавцу, и администраторам аукциона, и покупателям, которые делали ставки. Предупреждала всех, что книги краденные, надо что-то делать, – вспоминает Анна Северинец. – Мне все говорили, что без милиции здесь ничего не выйдет. Но Лидия Марковна панически боится милиции. Это можно понять: она из семьи репрессированных, и всю жизнь это учреждение вызывало у нее ужас.

Вовремя в милицию заявление тогда не подали. Тот, кто приобрел их, заплатил что-то около 50 рублей за одну, когда Анна Северинец пыталась перекупить их, называл уже 200 долларов за книгу, потом перестал выходить на связь. Но после возбуждения уголовного дела тот покупатель сам принес книги в Следственный комитет.

Рабочие и прораб отрицали свою причастность. Это было в мае 2018-го.

Книги собрали в коробки, заклеили скотчем. Но оставили в той же квартире, так как Лидия Марковна категорически не позволяла их вывезти. И не верила, что рабочие виноваты.

– А осенью я пришла к Лидии Марковне, – продолжает Анна Северинец, – и мы составили новую опись всех книг. Причем оказалось, в коробках, куда мы складывали книги раньше, уже кто-то покопался, и это уже был человек опытный, понимал что ищет. Именно на этом этапе исчезли авторские экземпляры сборников стихов Дудара – все до одного. Эту утрату невозможно даже оценить. Не могу себе простить, что не настояла, чтобы хотя бы их мы вывезли из дома.

Выяснилось, что всего пропало 75 книг.

Осенью заявление в милицию все же была подано, прошло следствие, будет суд.

Из 75 пропавших книг вернулось только три. Энтузиасты помогают следить за аукционами и в Беларуси, и за рубежом. Сейчас библиотеку Алеся Дудара планируют передать куда-нибудь на хранение, надо убедить хозяйку, добавила Анна Северинец.

– Это уже не просто частная библиотека, это наша общая история.