Погибшая под поездом бобруйчанка уходила из дома два года назад. Подробности вчерашней трагедии

4505
Ирина СЕВЕРНАЯ.
Мы сообщали, что 24 июня вечером около 20.26 поездом межрегиональных линий «Бобруйск – Минск» была смертельно травмирована 25-летняя жительница Бобруйска. «ВБ» узнал некоторые подробности.

Заместитель начальника подразделения военизированной охраны станции Осиповичи Владимир Ноздрин дополнил, что трагедия произошла в Киселевичах. Машинист поезда увидел, что по другому пути идет девушка, затем она резко перешла на его путь. Машинист применил экстренное торможение, но, учитывая большую скорость движения поезда, избежать наезда на девушку не удалось.

Ехавшая в том поезде в первом вагоне Анастасия рассказала «ВБ»:

– Поезд начал тормозить и сигналил, потом был удар, если это можно так назвать. Поезд остановился, на улицу сразу же выбежал один из машинистов. Кто-то из пассажиров спросил у него: сбили мы кого-то? Он ответил: да.

Потом второй машинист говорил в рацию что-то вроде: сбили женщину, получила травмы не совместимые с жизнью.

Анастасия сказала, что поезд простоял минут 15, и добавила:

– Знаете, если бы я не ехала в первом вагоне и не сидела возле окна, то скорее всего ничего не поняла бы.

Перегон в районе станции Киселевичи. Фото из архива «ВБ»
Перегон в районе станции Киселевичи. Фото из архива «ВБ»

Как нам стало известно из собственных источников, погибшая бобруйчанка София П. 1993 года рождения, в июле ей исполнилось бы 26. Девушка проживала на улице Горелика в Киселевичах, не работала, являлась инвалидом 2 группы. В 2017 году она находилась в розыске: в июле она ушла из дому и долго родные ее не видели. Выяснилось, что девушка доехала до Смоленcка, а дальше ее следы пропали. Только в феврале 2018-го года пропавшая бобруйчанка нашлась в одной из психиатрических клиник Москвы, подробности дела остались неизвестны.

Ранее в тот же день 24 июня под поезд в Бобруйске попала 43-летняя могилевчанка. Официальный представитель управления Следственного комитета по Могилевской области Анастасия Лавринович рассказала "Вечернему Бобруйску", что оба этих случая не носят криминальный характер.