«Эй, телочка!» – почему многих белорусок не оскорбляют такие фразы

2640
Виктория ШАХРАЙ. Комиксы на титуле: ucnews.ru, gazeta.ru.
Слова и фразы в адрес белорусок «телка», «разведенка с прицепом» часто звучат в речах бобруйчан на улицах города и в социальных сетях. Но многими, в том числе, женщинами, они воспринимаются как норма, хотя в здоровом обществе подобные выражения попадают под определение «язык вражды».
Комиксы: ucnews.ru, gazeta.ru.
Комиксы: ucnews.ru, gazeta.ru.

Язык вражды – об этом явлении многие жители Беларуси даже не слышали. А враждебные высказывания в адрес женщин настолько прочно вошли в речь, что белоруски даже не замечают их. Так, по результатам голосования (на 29 мая) выяснилось, что примерно половина бобруйчанок не реагируют на фразы типа «девичья память», «женщины водят хуже, чем мужчины», «с женщиной спорить бесполезно, она сразу закатит истерику». При этом 66% проголосовавших мужчин считают все приведенные слова и выражения ненормальными.

«Моя мама, разведенка с двумя прицепами…»

В середине мая в одной из бобруйских групп в соцсети «Вконтакте», появилась публикация, где девушка хвалила свою мать, которая одна воспитывала двух детей: «Но моя мама всегда была для меня примером, я ни разу в жизни не видела ее пьяной, и хоть она и была РСП с двумя прицепами, ни одного мужика в доме у нас не было!!!» (авторская орфография и пунктуация сохранена во всех примерах).

В другой публикации подписчик требовал от девушек загорать в солярии, «а то у многих белые с голубым оттенком коряги из под юбки торчат.. и темные коленки на фоне сего... страх». Ну и без ставших уже привычными обвинений женщин-водителей не обошлось: «Женщина так повернула чуть нам всю бочину не распахала да еще за нами летела и сигналила. Пришлось бутылкой пластиковой в нее кинуть в окно что б успокоилась .на таран нас брала ...».

Еще один пример враждебной риторики. Скриншот публикации в группе «Вконтакте».
Еще один пример враждебной риторики. Скриншот публикации в группе «Вконтакте».

В этих высказываниях нет прямых оскорблений или неприкрытой ненависти. Однако они формируют негативные стереотипы того, что женщины не умеют водить, должны соответствовать определенным стандартам внешности, а дети у женщины выполняют роль непосильного груза – «прицепа». Это проявление языка вражды, а конкретно – мизогинии.

«Язык вражды» – общее название для выражений, которые транслируют негативное восприятие групп людей по признаку пола, расы, гендерной идентичности. Это не прямые оскорбления, а высказывания в контексте, подразумевающем чью-то неидеальность или неполноценность.
Мизогиния – понятие, обозначающее ненависть, неприязнь, либо укоренившееся предубеждение по отношению к женщинам, женоненавистни-чество.

Корни мизогинии кроются в желании самоутверждения за счет других, считает Мария Капустина, психолог и зав. отделением ТЦСОН Первомайского района.

– Со стороны мужчин в отношении женщин укоренившиеся бестактные выражения – это чаще всего подчеркивания своего мужского превосходства и значимости в обществе.

По ее словам, существует множество иных способов самоутвердится: в карьере, в физическом труде, в создании и обустройстве жилья, в заботе о семье, но легче всего выбрать именно словесный путь.

– Если мизогиния является постоянной чертой мужчины, то это признак неудовлетворенности своей жизнью (в том числе отношениями с женщинами), неуверенности в себе, нетактичности и плохого воспитания.

В редких случаях мужчины употребляют такие выражение в качестве шутки, не вкладывая в свои слова агрессии и желания обидеть, принизить женщину. В такой ситуации женщина всегда может открыто сказать, что для нее такие шутки обидны и попросить не употреблять их, советует психолог.

По словам Виолы Ермаковой, социолога, эксперта инициативной группы «Журналисты за толерантность», у такого общения, в зависимости от контекста, может быть очень разный смысл – это может быть демонстрацией согласия с негативно настроенным большинством.

– Например, женщина публично открещивается от феминисток и говорит, что все женщины объективно слабее, глупее, пассивнее, – приводит пример социолог. – Демонстрация согласия, лояльности, помогает избежать агрессии в свою сторону. Если назвать себя «разведенка с прицепом» заранее, меньше шансов, что тебе это скажет другой.

Но часто подобная риторика работает иначе. Например, помогает подчеркнуть отличие от остальных в своей группе. И тогда умные женщины постят шутки о блондинках. Они не видят в этом оскорбление себя, потому что уж они-то не блондинки, это всем очевидно, а если не очевидно, то должно стать очевидно после поста. Они хорошие женщины, качественные, в отличие от плохих.

К враждебному языку относят и демонстративное разделение на «мы» и «они». Скриншот публикации в группе «Вконтакте».
К враждебному языку относят и демонстративное разделение на «мы» и «они». Скриншот публикации в группе «Вконтакте».

Виола подчеркивает, что «язык вражды» – это не какие-то конкретные слова и выражения, которые можно запретить и все станет хорошо. Язык вражды – это высказывание в контексте.

– Я помню, рассказывали друзья про женщин в церкви, которые – это было понятно из ситуации и по интонации – проклинали другу друга словами «Да благослови тебя Господь!», «Нет, это тебя Господь благослови! Тебя!»

Можно быть «плохой» или «хорошей» женщиной?

По мнению специалистов, женщины нормально относятся к таким выражениям по нескольким причинам.

– Возможно, у женщины нет ресурсов с ней бороться, или она пытается сделать вид, что мизогиния не распространяется на всех женщин, что можно быть «хорошей» женщиной, – говорит социолог.

Мария Капустина, психолог, зав.отделением ТЦСОН Первомайского района.
Мария Капустина, психолог, зав.отделением ТЦСОН Первомайского района.

По словам психолога, некоторые женщины просто не придают значения таким словам, потому что они спокойны и уверены в себе.

– Но если у женщины есть «болевые точки», ее такие слова могут сильно ранить.

Например, если она сама в глубине души сомневается в своем умении водить автомобиль, или испытывает неловкость от того, что она в разводе и имеет тот самый «прицеп» – ребенка, то грубые, бестактные выражения заставят ее закрыться от внешнего мира, что неблагоприятно скажется на ее жизни, самооценке. Тем более, если эти слова произносит значимый для женщины человек – отец, супруг, любимый, начальник. Их слова ранят сильно и надолго и часто приводят к изменениям в поведении и непоправимым последствиям.

Психолог также, отмечает, что и сама девушка в отношении себя может использовать такой язык:

– Это чаще всего используется для «крепкого словца», с целью демонстративного привлечения внимания к своей персоне, подчеркивания своей независимости, самостоятельности.

Некоторые привлекают к себе внимание выделяющейся цветом волос, стилем одежды, и в том числе употреблением в речи крепких выражений и «яркой» словесной оценки самого себя. Причины могут быть разными: от манеры общения в семье до неуверенности в себе.

Лучший способ борьбы – успех

Виола Ермакова уверена: лучший способ борьбы с мизогинией для самих женщин – это быть успешным человеком. Не «по-женски» успешной, а по общечеловеческим меркам: делать карьеру, руководить бизнесом, зарабатывать деньги, быть востребованным профессионалом.

– Нужно быть тем, в ком нуждаются, от кого зависят. Да, женщинам приходится пробивать «стеклянные потолки» почти во всех сферах. Но с мизогинией борются именно те, кто эти потолки пробивает или хотя бы в них стучат.

«Стеклянный потолок» – заметный барьер для продвижения женщин и групп меньшинств (цвет кожи, сексуальная ориентация, инвалидность) на высокие управленческие позиции в организациях.

А все, кто высказывается публично, могут следить за тем, какой мир они конструируют в своих высказываниях.

– Мизогинные высказывания укрепляют «стеклянные потолки», корректные – приближают время, когда и в Беларуси будет своя Меркель, – уверена социолог. – Возможности уменьшить мизогинию есть у каждого. Например, не транслировать ее репостами и пересказами. Можно дать образование дочери, нанять на работу женщину или просто не улыбнуться глупой «шутке».

«Так выражаются недалекие люди»

Что же сами бобруйчанки думают о мизогинии в речи?

Юлия Воробьева:

Юлия Воробьева, студентка, 23 года. Фото из личного архива героини.
Юлия Воробьева, студентка, 23 года. Фото из личного архива героини.

– Я к такому отношусь плохо, особенно если это фразы про «женскую логику» или про «место на кухне». А всякие «телочка», говорят о том, что парень совершенно не развит интеллектуально. На мой взгляд, человек, который уважает себя, никогда себе такого не позволит.

Ірына Ласіхіна, вядоўца спеўных сходаў. Фото из личного архива героини.
Ірына Ласіхіна, вядоўца спеўных сходаў. Фото из личного архива героини.

Ірына Ласіхіна:

–Такія выразы чула неаднаразова, але намагаюся спыняць размову, калі яна ідзе ў такім рэчышчы. Мяняю тэму, але калі такое працягваецца, наогул магу сказаць, што мне непрыемна такое чуць, і калі тут нічога не дапамагве, развітваюся, ці сыходжу з размовы.

Анна Случич, мама в декрете. Фото из личного архива героини.
Анна Случич, мама в декрете. Фото из личного архива героини.

Анна Случич:

– Если эти слова скажет посторонний, то, наверное, я не обращу внимания. Но вот от близкого человека обидно такое услышать. А вообще я считаю что, что так разговаривают недалекие люди, которые на деле ничего из себя не представляют.

Анастасия Орешко, 20 тел, специалист по рекламе. Фото из личного архива героини.
Анастасия Орешко, 20 тел, специалист по рекламе. Фото из личного архива героини.

Анастасия Орешко:

– Это, в первую очередь, признак неуважения и невоспитанности. Я стараюсь не общаться с такими людьми. А пару раз со мной пытались познакомиться, обращаясь «телочка». Конечно, таким я сразу даю понять, что знакомиться мы не будем.

Исследования показывают, что в наших СМИ язык вражды не распространен

В 2018 году участники феминистского антидискриминационный проекта MAKEOUT провели мониторинг белорусского медиа-пространства, анализируя примеры языка вражды в материалах одиннадцати СМИ за 2017 год.

Было проанализировано 3190 материалов, в 15% был обнаружен язык вражды, из них 4% материалов отмечены как сексистские, 3% содержали сексизм и/или язык вражды.

Что касается типов враждебных высказываний, чаще всего (42%) используется негативная стереотипизация и дискриминационная лексика (23%). При этом в 48% случает язык вражды воспроизводится самим журналистом/журналисткой.

Последний раз язык вражды только по признаку пола участники инициативы «Журналисты за толерантность» рассматривали в мониторинге 2016 г. Тогда эта категория была третьей по жесткости, после этничности и гражданства.

– Но это не только мизогинные материалы, мизандринные тоже, – уточнила Виола Ермакова. – Меняется ли ситуация и в какую сторону, можно будет сказать только после очередного мониторинга.

При этом социолог отмечает, что «обилие агрессивных материалов в СМИ зачастую признак не плохого положения дел, а бурной дискуссии, связанной с тем, что за права женщин как раз есть кому бороться. А это повод для надежд».