«У детей выпускные – с детского сада». Жизнь глазами читателей

2777
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА.
Каждую неделю «Вечерний Бобруйск» звонит своим читателям и интересуется, что нового происходит в их жизни.

«Возникает вопрос: зачем перекрыли часть площади Ленина, если она пустует?»

Марина Митрофанова, курьер:

– Часто по работе прохожу мимо торгового дома «Вэстор». В летний сезон рядом яблоку негде упасть, все заставлено аттракционами для детей, появляются новые точки стрит-фуда. Да еще активно ездят машины – ведь здесь большая парковка транспорта у магазинов. Возникает вопрос: зачем перекрыли часть площади Ленина, если она сейчас пустует? Ведь, кажется, планировалось, что на освободившейся площади разместят все развлечения, уличную торговлю… Или я не права?

В последние дни следила за новостями о смерти лейтенанта ГАИ в Могилеве. Не могу понять: если это самоубийство, тогда зачем отправлять сообщение о черной «Волге» и цыганах? Крайне запутанная история. И еще, как бы ни относилась к представителям народности рома, людей жаль по-человечески.

Из приятного: купили новый надувной бассейн на дачу. Скоро сезон клубники, освобождаем морозильную камеру для новых запасов. Выходные проводим исключительно за городом – в свое удовольствие. В планах перебраться туда на постоянное место жительства. Дом лучше квартиры, хоть и требует больше сил.

«У нас на Ленина меняют трубы. С этими трубами – целая история»

Иван Олегович, водитель:

– Под моими окнами активно идут работы, похоже, что чинят старые трубы или прокладывают новые. И с этими трубами – целая история. Сначала улица Ленина была полностью перекрыта, и от этого на Георгиевском проспекте и Володарского образовывались приличные «пробки» машин.

Но это полбеды. Место ремонта огородили металлическими щитами – это, в принципе, правильно, чтоб туда дети не влезали. Но ведь каждую ночь находится какой-то «молодец», который решает по этим щитам постучать. Звук получается очень громкий, а мне на первом этаже тоже очень хорошо слышно. Хочется сказать этому умнику «спасибо» за спокойную ночь.

«Это я отказываюсь понимать – в последнее время появилась тенденция устраивать выпускные детям, начиная с детского сада!»

Светлана Хартанович, педагог в колледже:

– У меня на прошлой неделе были сплошные праздники – в воскресенье отметили день рождения сына, ему исполнилось семь лет, праздновали всей семьей. А в пятницу был юбилей у мамы – ей исполнилось 55. Мы с сестрой традиционно готовим ей музыкальный подарок – в этом году записали песню. Маме очень понравилось, она даже поставила ее себе на звонок в мобильный.

Недавно с ребятами из колледжа присоединились к проекту «Новая жизнь в обмен на крышечки», суть которого в том, чтобы собирать пластиковые крышки, отправлять на переработку и вырученными деньгами помогать нуждающимся людям. Активно собираем по городу крышки сами, а также помогаем куратору проекта по Бобруйску их сортировать – крышки на предприятиях переработки принимают по классам пластика, а их существует несколько.

Еще на прошлой неделе мой племянник окончил четвертый класс, и родители его класса устроили своим детям выпускной. Вот это я отказываюсь понимать – в последнее время появилась тенденция устраивать выпускные детям, начиная с детского сада! Мне кажется, что это больше праздник для родителей, чем для ребенка, и по сути – просто лишняя трата денег.

«В городе, в разных районах, просят денег на улице одни и те же люди»

Ирина Александрова, менеджер:

– Никогда раньше особо не верила в то, что люди, которые просят на улицах деньги, относятся к какой-то «мафии» или попрошайничают, что называется, профессионально. Всегда казалось, что они делают это просто не от хорошей жизни. Но в последнее время засомневалась, после того как стала обращать внимание на попрошаек. В принципе, в городе, в разных районах, просят денег на улице одни и те же люди. Выбирают для этого самые людные места – например, у входа в супермаркет, и время такое, чтоб людей было побольше.

Обратила внимание на одного мужчину – он очень плохо разговаривает, речь невнятная, ходит, сильно прихрамывая, но при этом у него в руках – заранее заготовленная табличка с каким-то диагнозом. Вряд ли он сам себе ее распечатал, скорее всего, кто-то ему эту табличку дал в руки.