Выстрел в спину у родительского дома. Альтернативная версия ЧП на границе

10624
«Вечерний Бобруйск»
«Неизвестный не подчинился требованиям пограничников остановиться и попытался скрыться. Тогда пограничники стали стрелять по нарушителю» – это официальная версия. Родственники и односельчане говорят, что было совсем не так.

Вечером 27 апреля на участке белорусско-литовской границы в районе одной из застав пограничники ранили жителя Сморгони, отказавшегося остановиться и попытавшегося скрытьсяпередали мы версию событий от погранкомитета.

«Наша Ніва» расспросила местных жителей, и картина получается совсем другая. Начиная с того, что стреляли пограничники не в лесу у границы, а посреди деревни.

Владимиру Зинкевичу 31 год, живет в Поставах вместе с гражданской женой и трехлетним сыном. Родом он из деревни Муляры Поставского района. Возле родительского дома его и подстрелили.

Владимир Зинкевич с сыном. Фото из семейного архива
Владимир Зинкевич с сыном. Фото из семейного архива

Родственники настаивают, что и остановили Владимира не на границе, а на дороге у деревни Чичели, это в 6-7 километрах от границы. Сестра Ирина рассказала, что в тот день Владимир с помощником ездил по полям на машине и собирал металлолом. Их машину остановили пограничники, потребовали предъявить документы. Но у Владимира не было с собой паспорта, а в пограничной зоне его надо иметь при себе. Паспорт был в родительском доме в Мулярах, где сестра и мать Владимира смотрели за его сыном. Владимир позвонил в Муляры своему другу Андрею и попросил, чтобы тот забрал его на машине (это около 2 км от Чичелей).

«Я подъехал в Чичели. Было два «уазика» и восемь пограничников. Вова стоял с ними, со своей собакой играл, – рассказал Андрей «Нашай Ніве». – Володя спокойно подошел ко мне, посадил собаку в машину. Сел сам и сказал: поехали. Говорит, надо за паспортом ехать. Ни о каком конфликте он не говорил.

Я поехал быстро, мы по дороге даже не говорили про пограничников – ну нужен паспорт и нужен. Я не видел, чтобы за нами ехали пограничники».

В Мулярах Андрей вышел из машины и пошел к себе в дом, а Владимир побежал в свой. И тут:

«Слышу визг тормозов, смотрю: подъехал «УАЗ» с мигалками. Возникла какая-то потасовка, прозвучали выстрелы. Послышались крики, я побежал туда. Смотрю – Володя на земле, рядом с ним сестра, его сын маленький, его мать… Люди стоят вокруг…

Я спросил: кто стрелял? Пограничник говорит: «Я».

Сестра Ирина в этот момент была во дворе родительского дома вместе с сыном Владимира.

«Володе стреляли в спину, это было метрах в 50-ти от родительского дома. Прямо на улице. Говорят, сначала пограничник стрелял в воздух. Я слышала два хлопка. Один, и через секунд десять – второй. Я увидела: пограничник побежал с криком: «На колени!» Я побежала на шум, а за мной побежал трехлетний сын Володи.

Вова уже лежал на земле с дыркой в груди: пуля попала в спину и прошла навылет, – рассказывает Ирина. – Шла кровь. Пограничник побледнел и стал звонить по телефону.

Я говорю: ты скорую вызываешь? А он говорит там кому-то в телефон, чтобы скорую вызвали – то есть сам звонил не врачам.

Подбежал второй пограничник. Я говорю: сделайте что-нибудь! Но один пограничник стоит и по телефону разговаривает. Другой стоит и кричит на меня: мол, чего это я кричу на них?!

В итоге, те пограничники все же достали санитарный пакет, сделали марлевую повязку Володе на грудь. А потом я сама вызвала скорую. Прошло на тот момент где-то уже четыре-пять минут. Я набрала скорую, сообщила, что стреляли в мужчину, деревня Муляры – был уже вызов? Мне отвечал оператор, что мой вызов первый».

Ирина уверяет, что пограничники стояли и не знали, что делать.

Вместе со знакомым они уложили раненого в машину и поехали навстречу скорой.

«Если бы мы оставались ждать «скорую» на месте еще 20 минут, я не знаю, выжил ли бы он».

«Пограничник, который стрелял, поехал с нами – мы сказали ему, чтобы сел в машину, да и надо было зажимать рану. Этот пограничник – нам так и не сказал даже, как его зовут, – все время был на связи с кем-то, все время был на телефоне».

Ирина поехала с братом в больницу на скорой, пограничник с её знакомым на машине. После, рассказывает Ирина, в больницу «приехала куча пограничников – человек семь. Никто не представлялся. С нами пытался разговаривать какой-то майор. Имя свое не назвал. Затем приехала какая-то гражданская машина с военным за рулем. На ней увезли пограничника, который стрелял». Что сейчас с тем пограничником, который стрелял, Ирина не знает.

«В ту же ночь после происшествия ко мне ночью приехали люди. Типа из «пограничного КГБ», я там не особо разбираюсь. Короче, те, которые занимаются военными. Были в штатском. Сказали, что если на нас будет давление со стороны милиции, пограничников, то чтобы сразу обращалась напрямую к ним».

У Владимира было прострелено легкое. Врачи делали дренаж легкого, переливание крови, вызывали хирурга из Витебска. Сейчас Владимир в реанимации в столице, в тяжёлом стабильном состоянии. «Угрозы жизни нет», – сказал БЕЛТА официальный представитель Госпогранкомитета Антон Бычковский.

Также представитель погранкомитета отметил, что «данный гражданин ранее неоднократно попадал в поле зрения пограничников и других правоохранительных органов в связи с его противоправной деятельностью».

По версии погранкомитета, «при задержании мужчина с помощью сообщника попытался скрыться и оказал неповиновение законным требованиям сотрудников органов пограничной службы». А после ранения «пограничным нарядом ему была оказана неотложная медицинская помощь, а также организована его оперативная доставка в районную больницу».