«Выступать легче, когда зрители «загораются» сами»: артист огненного шоу о своем хобби

1241
Виктория ШАХРАЙ, фото Дениса СУДНИКА
Александр Раев работает электромонтером на Белшине, играет на гитаре и с 2012 года руководит театром огня «Born of Fire».
Александр Раев на тренировке во Дворце искусств
Александр Раев на тренировке во Дворце искусств

Александр занимается огненным шоу уже больше шести лет. Впервые взял в руки снаряды для шоу в пятнадцать лет, они принадлежали приятелю фаерщику-любителю:

– Я просто взял его тренировочные пои (снаряды для шоу, шары на цепях – ред.) и начал крутить их по наитию, сделал пару движений, понравилось. Вадим начал учить меня основам, дальше занимались вместе.

Основные элементы изучали по видеороликам в интернете, участвовали в мастер-классах на фестивалях, многое придумывали сами:

– Я люблю импровизировать, сам придумываю элементы.

В коллективе «Born of Fire», которым руководит Александр, сейчас занимаются 14 человек. Фото из архива героя.
В коллективе «Born of Fire», которым руководит Александр, сейчас занимаются 14 человек. Фото из архива героя.

Александр тепло вспоминает о знакомстве со стихией:

– Когда я первый раз попробовал работать с огнем, то сразу понял, что это – мое. Мне нравится сам гудящий звук поя, яркий свет вокруг, ведь когда делаешь элемент, практически ничего вокруг не видишь, только чувствуешь этот свет и тепло. Это захватывает сразу.

Первое их публичное выступление было в 2012 году, парни представляли колледж на городском празднике. Александр вспоминает, что снаряды для выступлений делали сами:

– Мы взяли обычные фонарики, прикрепили к баночке из-под йогурта, замотали это все сверху изолентой и прикрепили к шнуру. Фонари подсвечивали банки изнутри, получились импровизированные пои.

После этого парней пригласили в коллектив, который назывался «Феникс» (сейчас уже не существует). Ребята занимались там, ездить в другие города страны на мастер-классы, и со временем Александр с Вадимом ушли из «Феникса» и создали свою команду в сентябре 2014 года. Коллектив часто менялся, сейчас занимаются 14 человек (5 девушек и 9 парней) от 15 до 21 года. По словам Александра, «всего через мои руки прошло около тридцати человек».

Театр фаершоу «Born of Fire»
Театр фаершоу «Born of Fire»

– Мы делаем упор не на танцы или пластику, а на технику исполнения, – говорит Александр, – стараемся делать сложные элементы, которые требуют определенной физической подготовки. А девушек всегда больше привлекает танцевальная часть, поэтому у нас девушек меньше.

По наблюдениям Александра, девушки немного боятся огня поначалу, а парней стихия захватывает сразу. Каждому новичку в команде дают «подержать» огонь в руках, чтоб человек понял, подходит ли ему это занятие. По наблюдениям Александра, хорошо работать с огнем получается у спокойных, уравновешенных людей.
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств

Несовершеннолетние с огнем на выступлениях не работают, они используют светодиодное снаряжение.

– Но полностью отказываться в работе с огнем нельзя, ведь пропадет само желание заниматься, – добавляет фаерщик.

Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств

Ребята бывали с номерами на Масленице под Минском, в Гомеле, Лепеле, Жлобине.

Одно из последних крупных выступлений в Бобруйске – открытие празднования этого Нового года 1 января возле Дворца искусств. Еще коллектив занимается благотворительностью: в январе этого года выступали для детей-сирот в 30 школе.

– Мы сначала показали номера, а потом дали детям попробовать покрутить светодиодные снаряды, они были в восторге, – делится впечатлениям Александр. – Договорились со школьной администрацией и дальше сотрудничать.

Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств
Занятия театра фаершоу «Born of Fire» во Дворце искусств

Сольно Александр выступать не любит, говорит, «для меня команда всегда была как семья». Сейчас у ребят большие планы: собрать полный комплект светодиодного реквизита, сделать новые костюмы, поскольку команда за последние месяцы увеличилась почти вдвое. Костюмы для выступлений делают из материалов, которые плохо горят: джинс, кожа, кожзаменитель.

Половину реквизита Александр Раев делал сам, кое-что покупали. Причем заказывали из Украины – так дешевле. За пару поев, например, отдавали около 60 долларов. В помещении обычно пользуются светодиодным снаряжением.

Для розжига используют керосин, потому что он не загорается на поверхности, а вот если пропитать им снаряды, тогда они будут гореть долго. Для тушения того, что гореть не должно, у команды заготовлена специальная асбестовая ткань.

Выступление возле озера Тарасово в прошлом году. Фото из архива героя.
Выступление возле озера Тарасово в прошлом году. Фото из архива героя.

Если соблюдать простейшую технику безопасности, то больших рисков нет у фаерщиков нет, хотя случаи бывают разные:

– Бывало, что отрывался и улетал горящий реквизит. Хорошо хоть, что не в зрителей, а просто вверх над площадкой.

По словам парня, огонь его не пугает, даже с перспективой лишиться бровей и волос, говорит, «волосы – это расходный материал».

– Поджег недавно челку, все никак не отрастет, – улыбается Александр. – Для безопасности можно мазать лицо и волосы защитными средствами, даже вазелином, но я привык обходиться без этого.

Для безопасности можно мазать лицо и волосы защитными средствами, например, вазелином. Фото из архива героя.
Для безопасности можно мазать лицо и волосы защитными средствами, например, вазелином. Фото из архива героя.

– Мне нравится выступать, видеть ответную реакцию людей. Выбивают из колеи зрители слишком сдержанные и спокойные, с «лицом старого индейца». И наоборот – выступать легче, когда зрители сами «загораются» сами.

Александр: «Мне нравится сам гудящий звук поя, яркий свет вокруг, ведь когда делаешь элемент, практически ничего вокруг не видишь, только чувствуешь этот свет и тепло».
Александр: «Мне нравится сам гудящий звук поя, яркий свет вокруг, ведь когда делаешь элемент, практически ничего вокруг не видишь, только чувствуешь этот свет и тепло».