«Когда собиралась к вам, знакомые говорили: там уже Европа». Бобруйск глазами гостей

15251
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Дениса СУДНИКА.
Надежда Тюленева приехала в Бобруйск в гости к своему двоюродному брату. Она родилась в России, в небольшом городке Нытва Пермского края, и сейчас живет в Перми. Вот ее впечатления о нашем городе
Надежда Тюленева с братом Михаилом Поповым в Бобруйске на ул. Карла Маркса
Надежда Тюленева с братом Михаилом Поповым в Бобруйске на ул. Карла Маркса

В Бобруйске Надежда уже в третий раз – ей нравится проводить здесь отпуск, и наш город даже иногда снится.

– Я думаю, это связано с тем, что тут живут мои родственники, и я переживаю за них, а еще Бобруйск мне очень нравится, – говорит она.

Надежда рассказала, что в России Бобруйск известен многим как родина популярной группы «Би-2». Прославили Бобруйск также Ильф и Петров, которые упомянули его в «Золотом теленке».

– У вас здесь кино много раз снимали, я смотрела «Охоту на гауляйтера» и успела побывать в декорациях фильма, который недавно закончили снимать в крепости, – рассказала женщина.

Кстати, когда Надежда Тюленева собиралась в Бобруйск, знакомые ей говорили: «Хорошо, в богатый край едешь» или «Там хорошо, там уже Европа».

«Самое интересное место – крепость»

Больше всего женщине нравится в Бобруйске его историческая часть – старый город, пешеходная зона Социалистической улицы, площадь Победы, Бобруйская крепость. Последняя – в приоритете.

– На кирпичах внутри крепостных строений нацарапаны имена и годы – тридцатые, сороковые прошлого века. В этом есть что-то мистическое, мне всегда было интересно, кем были эти люди, чем они здесь занимались, как сложилась их судьба. Интересно, что побуждало их выцарапывать здесь свои имена? – удивляется Надежда.

Надежда Тюленева с братом Михаилом Поповым у входа в театр
Надежда Тюленева с братом Михаилом Поповым у входа в театр

– Мою семью как-то обошла тема войны, бабушка и дедушка работали в тылу. А здесь у вас – живое свидетельство того, какой была эта война. Следы от пуль на кирпичных стенах оборонительных валов, памятник жертвам концлагеря. Это настоящая история, – поделилась впечатлениями женщина.

«Ленин – это наше прошлое»

Кроме того, Надежда успела побывать и в санатории имени Ленина. Очень удивилась, что там только один памятник вождю.

– Мне казалось, что там должно быть много памятников и бюстов, – поясняет она.

Кстати, в Перми, как и в Бобруйске, тоже есть памятник Ленину – стоит у театра оперы и балета. Он один в городе.

– Это наше прошлое, – считает Надежда. – Многие думают, что жили тогда стабильнее – могли получить жилье, профессию и остаться в ней на всю жизнь. По этой социальной стабильности люди, конечно, скучают.

Но при этом советские названия улиц в Перми заменяют на дореволюционные.

– К примеру, улицу Орджоникидзе у нас переименовали в Монастырскую, а Карла Маркса снова назвали Сибирской.

Надежда Тюленева с «бобром» на ул. Московской
Надежда Тюленева с «бобром» на ул. Московской

«У вас другой уклад, провинциальный»

Все три раза Надежда приезжала в Бобруйск зимой. По ее словам, зима в нашем городе намного мягче, чем в Перми или Нытве:

– Ваша зима для меня – как осень или весна. У вас и зимой солнечнее.

В родном городке Надежды – Нытве на 23 тысячи жителей всего одно градообразующее предприятие. А Пермь – мегаполис-миллионник.

– Бобруйск – это оптимальный формат, золотая середина между тем, где я выросла и тем, где я живу сейчас, – считает гостья. – Он очень уютный, со своим укладом и колоритом.

Она поясняет – Пермь живет 24 часа в сутки, горит рекламными огнями днем и ночью, а в Бобруйске ночью жизнь замирает.

– У вас другой уклад жизни, более размеренный, провинциальный.

«Изумительное слово – шкарпэткі»

– У нас любят белорусскую косметику, а здесь она стоит в полтора раза дешевле, поэтому я привожу много чего из фирменных магазинов в подарок подругам, – рассказывает Надежда.

Кроме косметики, любят россияне белорусскую обувь «Белвест» и «Марко», они считаются элитными брендами.

– Моя мама теперь покупает только сыр «Брест-Литовский», – говорит гостья. – Некоторые вещи в диковинку, например, снеки в виде жареного гороха или бобов – у нас такого нет.

В качестве сувениров из Бобруйска Надежда несколько раз привозила также льняные скатерти и полотенца.

– Сейчас еще открыла для себя брестские носки – мне очень нравятся. И на белорусском языке слово такое изумительное – «шкарпэткі»! Ну и, конечно же, бобруйский зефир и халва. У нас они тоже есть в продаже, но я все равно привожу отсюда.

Впрочем, из Перми в Бобруйск Надежда тоже приводит сладости: на Пермской кондитерской фабрике делают конфеты по рецепту 1952 года.

Надежда Тюленева с Бобром Самуиловичем на ул. Социалистической
Надежда Тюленева с Бобром Самуиловичем на ул. Социалистической

«Но люди очень грустные»

Надежда обратила внимание, что ее брат-бобруйчанин произносит букву «г» намного мягче, чем она-пермячка.

– А у нас своя отличительная черта: мы разговариваем, как герои сериала «Реальные пацаны», – смеется женщина. – Это наш пермский бренд. При этом и нам, и вам кажется, что мы говорим чисто.

По ее словам, бобруйчане – люди доброжелательные, это чувствуется во всех сферах. Такие и соседи у брата.

– Но люди очень грустные. Мне иногда кажется, что только мы с братом в этом городе веселимся. А у всех в глазах какие-то проблемы, тоска, – добавляет она.

«Чем отличаются драники от картопляников, а колдуны – от дерунов?»

Полноценно попробовать национальную белорусскую кухню пермячка смогла только сейчас, во время своего третьего приезда в Беларусь. В первый раз было столько дел и впечатлений, что про драники вспомнила только перед отъездом. Удалось найти их в кафе на железнодорожном вокзале в Минске. Но, по словам россиянки, «это было не то».

– Второй раз мы приезжали сюда с мамой, и она готовила нам национальные блюда русской кухни, к примеру – шанежки. Это такая выпечка, нижний слой – тесто, сверху начинка из картофеля, все это смазывается яйцом со сметаной и посыпается сахаром. Получается очень вкусно.

В этот раз женщине удалось попробовать настоящие домашние колдуны и драники.

– Сейчас у нас идут активные дебаты с братом: чем отличаются драники от картопляников, а колдуны – от дерунов, – смеется Надежда.