«Многие думают: тихий, спокойный, значит, все нормально». Бобруйские педагоги и школьники – о трагедии в Столбцах

9374
Елена САДОВСКАЯ. Фото pixabay.com
11 февраля в городе Столбцы Минской области 10-классник пришел в школу с ножом и убил 50-летннюю учительницу истории и 17-летнего ученика, еще двое подростков получили ранения. Столбцы от Бобруйска в 210 километрах, но бобруйчане, как и многие белорусы в эти дни, испытывают шок от произошедшего и задаются вопросом: что могло толкнуть юношу на двойное убийство? Ведь и одноклассники, и знакомые, и родители характеризуют Вадима М. как спокойного парня, который хорошо учился и избегал конфликтов.

Своими предположениями с «ВБ» поделились бобруйские педагоги и ученики.

«Страшно подумать, что ты можешь пойти на учебу, и там с тобой это произойдет»

– Я в шоке от того, что это произошло в Беларуси, – говорит Софья Гасанова, 17 летняя ученица 11 класса школы №27. – Я привыкла, что такое случается где-нибудь в России... Страшно подумать, что ты можешь пойти на учебу, и там с тобой это произойдет. Этот случай мы обсуждали с одноклассниками. И все говорят, что это ужасно. Никто не понимает, о чем он мог думать и почему так поступил.

Сейчас многие обвиняют интернет, телефоны, смартфоны... Лишь отчасти это так. Но бо́льшая проблема в семье. Ребенок должен расти в любви, заботе, внимании. А он ушел, и родители даже не обратили внимания, что он взял с собой кухонный нож… Мне кажется, что эта злость и агрессия у него накапливались с детства. Возможно, он был ранимый, и когда учитель указывал ему на ошибки, даже если это делалось мягко, это становилось для него трагедией.

В подростковом возрасте многие считают, что, оскорбляя, они возвышаются над человеком. Возможно, и это могло повлиять на него. Если у него психика слабая, а еще и дома нет взаимопонимания, то это тоже может подтолкнуть.

Что касается травли, то, на мой взгляд, травля в школе всегда была и будет, ведь люди разные, и кто-то только за этот счет самоутверждается. Родители должны с самого детства говорить ребенку о том, что другого, несмотря на все его недостатки и отличия, надо уважать.

Денис, 17-летний выпускник одной из школ города, полагает:

– Если травля и была, то должен был участвовать весь класс или большая его часть, об этом бы уже стало известно. У нас тоже могут пошутить, бывает, что перегибают палку, порой кого-то и заносит. Но даже если кто-то обижается, обида быстро проходит. Глупо обижаться на какие-то нелепые выпады со стороны своих же ровесников.

– На эту тему мы разговаривали с нашим классным руководителем, – рассказал 14-летний Степан. – Пришли к выводу, что у парня были проблемы в семье, которые и привели к этому результату. Бывает, что в классе выбирают козла отпущения и издеваются над ним. Но в моем близком окружении о жестокой травле я не слышал. У нас могу подколоть, но по-дружески.

«У учителя основная задача – не пообщаться с ребенком и его родителями, а заполнить и вовремя сдать бумаги»

– Ребенок учится тому, что видит у себя в доме, – считает Татьяна, педагог одной из бобруйских школ с 30-летним стажем работы (имя изменено). – Агрессию, в первую очередь, должны гасить родители, а они тоже разные: у кого-то нет времени, у кого-то нет желания. К тому же многие думают: ну вот тихий, спокойный, значит, все у него нормально. Но таких ребят тоже нельзя оставлять без внимания. Как говорится, в тихом омуте… У ребенка что-то внутри, как струна, лопнуло, и он сорвался. Ведь, может быть, ребенок не из-за темперамента своего так спокоен, а просто замкнулся, и с ним надо разговаривать, помогать ему освободиться от своих мыслей.

– Дети сегодня пошли «космические» – это поколение, которое мы потеряли за счет компьютеров и планшетов, – так думает Сергей (имя изменено), преподаватель другой школы Бобруйска, стаж работы которого 15 лет. – Раньше, когда я приходил на урок, то видел их заинтересованность, сейчас этого нет. А у педагогов, наоборот, только прибавилось бумажной работы вместо того, чтобы заниматься с детьми и общаться с ними. Например, в рамках так называемого обследования семей теперь у учителя основная задача – не пообщаться с ребенком и его родителями, а заполнить и вовремя сдать бумаги.

Сегодня родителям дали очень много прав, а учителя опустили «ниже плинтуса» – это я говорю и как родитель, и как учитель. Когда пытаюсь с родителями найти выход из ситуации – например, ребенок плохо учится или мешает другим, – то в ответ слышу много неприятного. Мне говорят, что в этом виноват я, и я должен эту проблему как-то решать.

Но я не могу сказать, что дети стали более агрессивными. Они просто другие, у них все завернуто на компьютерах и планшетах. Дети перестали общаться друг с другом. В перерыве мальчики стоят ровненько к стеночке с телефонами. Звонок прозвенел – не отрываясь от экрана, они возвращаются на урок. Сейчас для них самое страшное наказание – если у них заберут телефон.

Троллинга я в школе не вижу, всегда были и есть лидеры и аутсайдеры. Я даже не вижу придирок к детям с каким-то изъяном. Это было раньше: «у тебя изъян – ты не наш». Если дети из бедных семей, то замечаю, что с ними даже стараются делиться. По уровню знаний тоже нет разделения. Сейчас очень редки случаи, когда ребенок – белая ворона в классе.

По поводу случая в Столбцах вначале я подумал, что причина в наркотиках, но оказалось, что нет.

Что касается пропускного режима, то в нашей школе он соблюдается, преподаватели дежурят. Но как можно быть к такому готовым? Ведь когда идешь на работу, то не думаешь, что кто-то возьмет нож и начнет резать...

«В образовании наступил кризис компетенции»

– Комментируя ЧП в Столбцах, наш президент очень точно сказал, что в школах бардак. Я с ним согласна на 100 процентов, – говорит Галина Михеева, педагог с 42-летним стажем, бывший директор школы №10, а сегодня воспитатель в общежитии автотранспортного колледжа.

«Я сутки анализирую ситуацию и всякого рода разговоры на эту тему: кто виноват. Все мы виноваты, и дело не только и не столько в интернете. У нас в школах бардак, полный бардак. Никогда такого не было», – Александр Лукашенко о ЧП в Столбцах.

– И это не только в Столбцах, – продолжает педагог. – На мой взгляд, в настоящее время в образовании наступил кризис компетенции. В подтверждение своих слов привожу статью из газеты «Беларусь Сегодня» «Учитель труда». После того, как президент покритиковал преподавание в школе, там появилась большая статья об учителе технического труда из Жлобина. Как результат его работы, написано, что его ученик закончил Мозырский педуниверситет (мой сын заканчивал, знаю этот университет) по специальности «Технический труд» и стал директором школы. Когда, в какие времена учителя труда, физкультуры, начальных классов, социальные педагоги становились руководителями школ? Это были математики и историки, языковеды. Я убеждена, что уровень подготовки учителя труда заканчивается на его узкоспециализированном уровне. Нас всегда учили, что директор – это главный методист в школе, который сам может дать уроки на высшем уровне и дать методические рекомендации другим учителям.

Что сегодня? Я не буду комментировать. Пусть этим занимаются те, кому этим следует заниматься. Но управляет не тот, кто может (а таких мало), а тот, кто хочет.

А «тихони», как говорят об ученике, должны становиться предметом изучения психологов. Видимо, и этого в Столбцах не было. Тем более что мальчик переехал в Столбцы вместе с родителями из другого города. Это еще раз свидетельствует об отсутствии компетенции. Я уже не говорю о посещении семьи и ее изучении. Подход такой: хорошо учится, тихо сидит на уроках – никому не мешает. А интроверты, как известно, накапливают все внутри себя. И вот результат.

Психолог: «Растет внутренняя агрессия»

Мы обсудили столбцовскую трагедию с главным внештатным психологом Бобруйска и Бобруйского района Лилией Рубцовой.

– Можно ли говорить о том, что в обществе растет агрессия? Если да, то с чем это связано?

– Проблема агрессивного поведения подростков сегодня актуальна и, к сожалению, обостряется. Агрессия, если она не вызвана заболеваниями или нарушениями в организме, может быть как формой протеста на ограничения в школе, дома, так и желанием самоутвердиться среди одноклассников через конфликт с педагогами. Психологи называют одной из главных причин проявления агрессии у подростков желание привлечь к себе внимание. За агрессией зачастую скрывается слабость, страх, неуверенность в себе.

Можно также выделить следующие общие причины агрессивного поведения подростков: возрастной кризис, неблагоприятная обстановка в семье, школе, комплекс неполноценности, наследственность, гормональные нарушения, заболевания организма, злоупотребление алкоголем и наркотиками.

Но исследования показывают, что основной причиной проявления агрессии в подростковом возрасте является отсутствие родительской любви и заботы. «Недолюбленным» детям, в семьях которых царит атмосфера недоверия, насилия и оскорблений, сложнее адаптироваться в учебных заведениях, так как они несут подобную схему общения в общество.

– Почему в новостях о школьных нападениях мы слышим обычно о том, что преступления совершают мальчики?

– Агрессия в той или иной мере присуща любому человеку, но особенности агрессивного поведения подростков во многом зависят от гендерного признака. Если девушки предпочитают вербально проявлять агрессивность, то молодые люди – применять физическую силу. Мальчики проявляют агрессию больше и чаще, нежели девочки. И их агрессивное поведение сложнее поддается корректировке.

В подростковом возрасте как у мальчиков, так и у девочек есть возрастные периоды с более высоким и более низким уровнем проявления агрессивного поведения. Установлено, что у мальчиков есть два пика проявления агрессии: 12 лет и 14–15 лет. У девочек чаще проявляется агрессия в 11 и 13 лет.

– О чем стоит поговорить родителям и педагогам (и стоит ли обсуждать) с ребенком трагедию, которая произошла в Столбцах? Как правильно построить разговор, чтобы не навредить?

– Не стоит бояться об этом говорить, надо лишь правильно расставить акценты. Важно вызвать ребенка на беседу, а не читать лекцию. И во время такой беседы внимательно слушать подростка. Проблема, если не учитывать психическое нездоровье, всюду одна: это нарушение контактов в семье и обществе. Никто не задает себе вопросов, почему эти дети месяцами так себя ведут. Их в основном делят на категории: хорошо/плохо учится, хорошая/плохая семья – что не позволяет увидеть во всей этой ситуации самого ребенка.

– Нормально ли, что ребенка в подростковом возрасте характеризуют как абсолютно спокойного, флегматичного?

– Не в этом проблема. Наоборот, флегматику не свойственны приступы ярости или агрессии, он эмоционально уравновешен от природы.

Настораживать должны в первую очередь замкнутость, неразговорчивость, угрюмость, унылость, грусть, резкость в ответах и в поведении, неадекватная агрессия и злость, которые подросток проявляет в ситуации, где можно реагировать спокойно.

Важно не путать тип темперамента с внутренней отчужденностью подростков, которая приводит к нарушению социальных и психологических связей. В результате возникает внешняя отчужденность и как следствие – дезадаптация подростка.

Хочу также отметить, что агрессивное поведение у подростков – это маркер неблагополучия в какой-то из сфер жизни ребенка, и бороться с ним достаточно тяжело. Поэтому прислушиваться и участвовать в жизни своего ребенка нужно еще до наступления пубертата. Для ребенка, который чувствует себя любимым, нужным, способным, уверенным в себе, агрессия в поведении будет просто неприемлема.