Наши в Германии: «Здесь могут сказать о нехватке денег, но открыто никто не ноет»

3559
Елена САДОВСКАЯ. Фото предоставлены героем статьи.
Нашего героя нельзя назвать коренным бобруйчанином, но его школьные годы прошли в Бобруйске, и город своей юности он никогда не забывает. С 2004 года Роман Найдич живет в баварском городе Регенсбург, по размерам схожем с Бобруйском. Но все же сравнивать Регенсбург и Бобруйск некорректно, считает он, и вот почему.

Родился Роман Найдич в Ташкенте (Узбекистан) в 1957 году, но в 1966 году после землетрясения вместе с родителями переехал в Бобруйск – здесь проживала его бабушка. Третий класс окончил в школе №24, а аттестат получил в школе №19.

После этого юноша вернулся в Ташкент, где окончил высшее военное командное общевойсковое училище. Служил в Туркестанском, Прикарпатском военных округах, группе советских войск в Германии. В 1994 году по выслуге лет ушел на пенсию и остался жить в Украине, где вместе с партнером открыл небольшой бизнес.

– Но в Украине ситуация постепенно ухудшалась, и мы решили, что надо уезжать, – рассказывает Роман. – Рассмотрев все возможности, решили подать документы для переезда в ФРГ. Через три года получили разрешение, и в 2004 году я с семьей переехал на ПМЖ в Регенсбург.

Роман Найдич.
Роман Найдич.

О городе, работе и безработице

Регенсбург – старинный баварский город, основан в 179 году, первая столица Баварии VI века, стоит на двух реках – Дунае и Регене.

Регенсбург – город с высокоразвитой промышленностью, культурный и экономический, многонациональный центр провинции Оберпфальц.

На территории в 80,76 кв. км проживает около 150 тысяч человек (для сравнения: площадь Бобруйска – 90 кв. км, а население – 217 тысяч).

Но сравнивать Регенсбург с Бобруйском или другими постсоветскими городами некорректно, говорит Роман.

– В Регенсбурге около 20 тысяч больших и малых предприятий, больше 300 ресторанов и около 70 трех- и четырехзвездочных отелей, десять крупных торговых центров, шесть медицинских клиник, 12 театров, – перечисляет он. – Понятия «это принадлежит государству» вообще нет: все или акционерное, или частное. Высокоразвитая инфраструктура города, отсутствие государственного давления на развитие бизнеса (за исключением достаточно высоких налогов) позволяет иметь большой городской бюджет.

Однако и здесь, как везде, есть свои плюсы и минусы, к которым надо приспосабливаться.

Работу, по словам Романа, найти несложно, но также просто ее и потерять. И такая ситуация ни с чем не связана – просто предприятие или организация перестает нуждаться в работнике, и его сокращают. Блат при найме на работу здесь тоже никто не отменял, «как и в любой стране».

Немцы, которые получили образование в Германии, зарабатывают больше, чем неквалифицированные работники из разряда молодых или возрастных эмигрантов (при полной занятости, то есть, 40 часов в неделю). Например, немцы-учителя начальных классов – 2 000-2 200 евро, инженеры – от 3 500 евро, врачи – от 6 000 евро в месяц.

Заработок рабочих зависит от предприятия, например, на «BMW» – от 2 200 до 2 800 евро, но это высокооплачиваемое производство. Продавцы, уборщики и т.п. получают от 800 евро в месяц. Во всех рабочих договорах прописана зарплата за час.

Что касается молодых семей, которые еще не устроились на работу, и безработных, то их поддерживает государство. Месячное пособие составляет примерно 370 евро, есть и «детские» – в зависимости от возраста ребенка, еще около 360 евро.

Если в семье работает один человек, и его зарплата покрывает минимальный прожиточный уровень, то государство семью не поддерживает, платится только детское пособие, если же не покрывает, то государство доплачивает разницу до минимума.

Роман Найдич на немецкой рождественской ярмарке.
Роман Найдич на немецкой рождественской ярмарке.

О жилье

Казалось бы, заработки в Регенсбурге достаточно высокие, но Роман уточняет: на доходы живущих здесь людей надо смотреть без розовых очков.

Сам он с женой живет в городской социальной квартире. В Германии это понятие достаточно распространено, т. к. собственников жилья – всего около 40 процентов населения. Цены на недвижимость в Германии высокие, поясняет Роман.

Сам же он за аренду «двушки» в 58 кв. м платит 700 евро. Электроэнергия, телефон, интернет оплачиваются отдельно, а это примерно еще 40 евро в месяц.

Дополнительно платятся разные страховки, а также содержание авто, если оно есть.

– Так что, большая часть зарплаты уходит на оплату коммуналки, а потом на уже на питание, одежду, культурные мероприятия, – говорит Роман.

О ценах

По словам Романа, цены на продукты в Германии изменяются в зависимости от цен на топливо.

В каждой торговой сети своя ценовая политика. Что характерно для всех – продукты, у которых истекает срок годности, удешевляют на 30 процентов. Если товар не раскупили, то его отдают бесплатно. Этим очень часто пользуются мигранты, говорит мужчина.

В среднем цены такие: батон-багет стоит 0,29-0,79 евро, килограмм куриных ножек – 2,89 евро. Продуктовая корзина на двоих человек обходится примерно в 300 евро в месяц. На эти деньги каждый день можно есть фрукты, мясо, сыр, колбасу, пить соки и пиво, поясняет Роман.

Для тех, кто не хочет изменять привычкам, в Регенсбурге есть три магазина с русскими продуктами, но белорусского или украинского в них ничего нет, говорит Роман.

– Из белорусской продукции здесь можно найти только «Милавицу», но она здесь очень дорогая, ее лучше покупать в Беларуси, – уточняет мужчина.

Культурная жизнь достаточно дорогая. Входные билеты на мероприятия стоят от 15 до 200 евро, в зависимости от концерта. Средняя цена колеблется от 40 до 80 евро.

– Можно себе представить поездку в соседний город на какой-нибудь концерт, если еще включить все транспортные расходы и парковки, – рассуждает Роман. – Но мы ходим на концерты несколько раз в год.

О сотрудничестве с Беларусью

Роман занимается в Германии общественной деятельностью. В 2010 году в Регенсбурге зарегистрировали Баварско-русское культурное общество для контактов со странами СНГ, где Найдич – председатель правления. За девять лет, по его словам, были наработаны хорошие контакты по линии МИДа Беларуси, контактировали с Посольством Беларуси в Берлине и Генконсульством в Мюнхене.

Но в основном контакты были по линии культуры. К сожалению, экономические и деловые связи не так успешны.

– Причин достаточно много, – говорит Роман. – Предложения с немецкой стороны есть. Но белорусским предпринимателям, бизнесменам, чиновникам нужно многому учиться для того, чтобы построить высокотехнологичную промышленность.

Что касается непосредственно Бобруйска, то баварская делегация была на фестивале «Венок дружбы» в 2017 году. По договоренности с начальником управления культуры горисполкома Вадимом Щербичем, есть некоторые планы на этот год, отметил Роман Найдич.

Роман Найдич на «Венке дружбы» в Бобруйске в 2017 году.
Роман Найдич на «Венке дружбы» в Бобруйске в 2017 году.

О Бобруйске

Покинув Бобруйск еще подростком, впервые Роман сюда вернулся только через 20 лет и еще долгое время приезжал очень редко. Но вот в последние четыре года навещает город регулярно, минимум два раза в год. Во многом это связано с общественной работой в Баварско-русском культурном обществе.

Последний раз Роман был в Бобруйске вместе с женой в сентябре 2018 года: отдыхали в санатории имени Ленина.

– Впечатления в основном хорошие: встречи с одноклассниками, родной язык, прогулки, кино, концерты, – вспоминает он. – Три недели пролетели быстро. Я просто отношусь к жизни и быту, и поэтому мне все понравилось. Как говорится, цена соответствовала качеству.

Но кое-что мужчину в Бобруйске очень удивило:

– Это постоянное нытье насчет нехватки денег. Люди хорошо одеты, большой ассортимент вкусных белорусских продуктов, хорошие машины, много чего хорошего, но отсутствует радость к жизни. Например, в Бобруйске все говорят, что нет денег, а сами берут кредит и покупают на выпускной вечер платье за 150 долларов. Зачем?

В Регенсбурге, добавляет Роман, от жителей тоже можно услышать о нехватке денег, но там на это никто так открыто не жалуется и не ноет.

Говоря о самом городе, Роман отмечает, что многое в Бобруйске изменилось, но многое до сих пор находится в застойном состоянии:

– Выходил на Березину, и плакать хотелось! Пустует река: ни лодок, ни катеров, ни парусников. Река есть, а бизнеса нет. У нас через город протекает Дунай, в городе он уже Березины, но по нему ходят прогулочные теплоходы и катера.

Роман уверен, что руководству города нужно чаще общаться с жителями, чтобы менять Бобруйск вместе.