«Был бы миллионером – вложился бы в реставрацию бобруйской крепости». Жизнь глазами бобруйчан

2297
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА из архива «ВБ».
Каждую неделю подписчики и читатели «Вечернего Бобруйска» рассказывают нам, как им живется в последнее время, что их волнует, радует и огорчает.

«Хотелось бы, чтобы в Беларуси развивался малый бизнес»

Татьяна Домарад, бухгалтер:

– Сейчас все в шоке от событий в Столбцах. Это все обсуждают, и совершенно непонятно, как такое могло в принципе случиться, что могло такого быть на уме у школьника. Еще, конечно, предстоит выяснить, с чем связано поведение этого мальчика, но одно можно сказать точно: это страшно. Ужасен просто сам факт того, что это могло произойти. Не где-то далеко, за океаном, а у нас.

Есть и хорошие события. Неделю назад обнаружила для себя очень милое место – пекарню, что недавно открылась на Пушкина. Продают хлеб, разную выпечку и сладости. Я не большой любитель мучного, но иногда могу себя порадовать.

Очень хотелось бы, чтобы в нашей стране развивался малый бизнес, например такой. Да, хлеб там примерно в два раза дороже, чем обычный, в магазине. Но, с другой стороны, своя пекарня есть при каждом супермаркете, и у них есть свои покупатели. Да, цены на такую продукцию высоковаты, но, думаю, никто не разорится, если вместо обычного магазинного хлеба купит раз в неделю вот такой, повкуснее.

«Был бы миллионером – вложился бы в реставрацию Бобруйской крепости»

Михаил Попов, дворник:

– У меня сегодня последний рабочий день, с понедельника я в отпуске. Меня это очень радует, потому что зима у нас началась рано, выдалась снежная, и у меня было очень много работы.

Недавно читал в «Вечернем Бобруйске», что наша крепость нерентабельна и непривлекательна для инвесторов. Если честно, для меня это просто дико звучит. Ведь такая территория огромная, такие сооружения! Даже подземелья есть. Из этого ведь можно было бы сделать популярное для туристов место, город бы деньги зарабатывал. И местные бы тоже ходили. Серьезно, был бы я миллионером – вложился бы в ее реставрацию обязательно.

Сейчас жду в гости двоюродную сестру из Перми. Она третий раз приезжает в Беларусь, и каждый раз наша страна вызывает у нее восторг. Сестра уже сейчас в социальных сетях выложила фото с прошлой поездки с подписью «Бобруйск, жди меня». Ей очень нравится наш город, часами может гулять по крепости, обожает Бобруйский театр. В прошлый раз, когда она приезжала, мы попали только на какую-то детскую сказку, а в этот раз хотим сходить на «Осторожно, тетки». Говорят, хороший спектакль.

Еще она рассказывала, что очень многие в России считают белорусские продукты качественными и стараются покупать только их. Говорят, наша молочка у них очень ценится.

«Люди уезжают и возвращаться не планируют»

Светлана Валерьевна, индивидуальный предприниматель:

– В последнее время настораживает ситуация в городе. Только среди моих знакомых несколько человек с октября прошлого года уехали из Беларуси и возвращаться не планируют. Человек всегда искал лучшей жизни, но сейчас это стало у нас носить массовый характер. В основном все едут в Чехию, устраиваются на заводы и ждут момента, когда смогут перевезти туда свою семью. Это не только отток трудовых ресурсов – уезжают люди до 40 лет, у которых есть дети или их планируют. О каком демографическом позитиве можно говорить? Поэтому все эти дополнительные решения власти, вроде возможной доплаты рожающим до 26 лет, ничего не поменяют.

Сейчас также беспокоит ситуация с «Беларусрезинотехникой». Почему все закрывают глаза на банкротство бобруйской промышленности? Неужели у нас нет эффективных экономистов и производственников, которые могли бы выработать эффективное решение? Ведь становятся банкротами предприятия – а потом и город.

«Двое сыновей у дочки и двое дочерей у сына»

Валентина Тышкун, пенсионерка:

– У меня двое детей и четверо внуков, причем, так интересно получилось: у дочери – двое сыновей, а у сына – две дочери. Они меня не забывают, навещают регулярно. Дочка – врач, работает в больнице имени Морзона, каждый вечер ко мне после работы заезжает, давление измеряет.

Мне 75 лет, но я стараюсь не сидеть сложа руки. Зимой по дому работаю, убираюсь потихоньку, готовлю, выхожу в магазин или аптеку. Мне продукты могут и дети привезти, но я стараюсь сама.

Зимой, конечно, не очень много двигаюсь, потому что опасно – скользко, а у меня диабет, и из-за него плохо все заживает. Хотя, честно говоря, дворник, которая убирается у нас, в шестом микрорайоне, большая молодец: всегда чистенько, дорожки песком посыпает. Редко бывает так, что на дорожке совсем сколько. Разве что по выходным.