«Упала, он выскользнул из рук, в темноте не смогла найти». Бобруйчанку, выбросившую младенца, лишили родительских прав (обновлено)

18889
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото Александра ЧУГУЕВА.
При принятии решения учли то, что 32-летняя женщина, родившая ребенка, вела антиморальный образ жизни, употребляла спиртные напитки, находилась в состоянии опьянения на момент совершения преступления, проявила жестокость в отношении новорожденного, оставив его без одежды на холоде.

Напомним, происшествие случилось 17 октября прошлого года на улице Богушевича в Бобруйске (район Черепичный). Женщина родила ребенка в состоянии алкогольного опьянения и выбросила его на участок недалеко от дома, в котором проживала со своим сожителем.

Новорожденного малыша в зарослях обнаружили работники «скорой», которые приехали по вызову неизвестного. Мальчику оказали первую помощь и доставили в роддом. Позже ему присвоили статус ребенка, оставшегося без попечения родителей, и определили в Могилевский специализированный Дом ребенка для детей с органическим поражением ЦНС с нарушением психики, где он находится и сейчас. Малыша назвали Иваном.

В отношении горе-матери было возбуждено уголовное дело по статье 139 УК РБ («Покушение на убийство матерью новорожденного ребенка»), расследование еще продолжается. Сама Светлана заключена под стражу и содержится в СИЗО-5 Бобруйска.

31 января в суде Бобруйска и Бобруйского района рассматривалось гражданское дело о лишении женщины родительских прав в отношении малыша. С иском в суд обратился отдел образования Администрации Первомайского района.

31.01.2019. Суд по делу о лишении родительских прав матери, выбросившей младенца в кусты
31.01.2019. Суд по делу о лишении родительских прав матери, выбросившей младенца в кусты

Известно, что у Светланы Ч. есть еще двое несовершеннолетних детей 2005 и 2007 г.р., рожденные вне брака. В отношении обоих сыновей она уже лишена родительских прав, они воспитываются в опекунской семье. И это еще не все. Выяснилось, что в 2016 году женщина родила девочку в Кричевской центральной больнице и бросила ее там. Малышку также поместили на гособеспечение в Могилевский специализированный Дом ребенка.

Женщина неоднократно привлекалась к уголовной ответственности за кражу и другие преступления.

Со стороны истца в суде присутствовал заместитель директора социально-педагогического центра отдела образования Первомайского района Виталий Макеевский. Также были приглашены свидетели: соседи, сожитель Светланы Ч., участковый инспектор ИДН отдела милиции, фельдшер «скорой», который выезжал на вызов в тот вечер.

Сама Светлана Ч. о происходящем рассказывает со слезами. В своих показаниях она часто путается, в ответ на конкретные вопросы судьи и прокурора местами ничего не может пояснить. Так, сначала она рассказала, что в тот вечер находилась дома у сожителя Г. на улице Богушевича (там она проживала около семи месяцев). Светлана не отрицает, что перед случившимся она была в гостях, где выпила около четырех рюмок водки, вернулась домой. Сожитель ее пришел вечером очень пьяным и лег спать.

– Я его положила спать. Потом он попросил воды попить. Я ему говорю: встань и сам возьми, я за день устала. Слово за слово, мы поругались. Мне живот заболел, и я попросила вызвать «скорую». Он говорит: ляг, и все пройдёт. А мне все хуже и хуже. Дома не было ни рабочего, ни мобильного телефона. Я просила его сходить к соседям позвонить, я ведь там никого толком не знаю. Поругались с ним, он встал и ушел. Я выскочила за ним на улицу, но увидела только силуэт вдалеке.

Далее, по словам женщины, она вернулась домой, у нее отошли воды и стремительно родился ребенок. Она положила его на кровать, перерезала ножом пуповину и отправилась искать мешок с детскими вещами, чтоб запеленать новорожденного. А далее она ничего не помнит. Очнулась только тогда, когда работники «скорой» хлопали ее по щекам.

Но после долгих расспросов Светлана начинает рассказывать совсем другую версию. Говорит, выбежала с ребенком на улицу, чтобы догнать сожителя, но он был уже далеко. Когда возвращалась домой, упала в канавку, ребенок выскользнул из рук. Она не могла его найти в темноте и пошла в дом за фонариком или спичками, чтобы посветить в поисках ребенка. Сколько времени она находилась в доме, женщина сказать не может. На вопрос прокурора о том, почему она не могла найти ребенка по плачу, Светлана молчит. Говорит, что виновата, но оставлять ребенка на улице не хотела.

Свидетель Антон Б., участковый инспектор ИДН милиции Первомайского района, рассказал, что приехал на место ЧП уже после того, как ребенка забрала «скорая». В его обязанности входил опрос соседей. Все они, по его словам, характеризовали Светлану с отрицательной стороны: говорили, что в доме часто собирались компании, выпивали.

Фельдшер «скорой» Юрий К. рассказал, что в тот вечер выезжал на вызов на улицу Богушевича еще с одним фельдшером.

– Кто вызывал «скорую», неизвестно, человек себя не назвал. Когда мы приехали на вызов в частный дом, свет горел в окнах. Мы вошли в дом, я громко поздоровался, никто не ответил. Мы прошли по дому, заглянули в комнаты, никого не нашли. Подумали, что люди поехали на своей машине в роддом, так бывает. Вернулись к машине. Остановились. Я собрался звонить на пульт и сообщить, что по месту вызова никого нет. И тут услышал плач ребенка со стороны соседнего участка. Я подумал сначала, что плач из соседнего дома, но потом вижу, что там нет никакого дома, а только заброшенный участок. Подъехали ближе с водителем. Я включил фонарик на мобильном и пошел искать. Младенец лежал в зарослях, сверху немного присыпан листьями, я нашел его только по звуку. Думаю, он там лежал минут 20-30. Нижняя его часть была холодная. А верхняя еще теплая. Мы оказали ему помощь и госпитализировали в роддом. Никого на улице тогда не застали. Уже через несколько часов, когда проехали еще пару вызовов, милиция попросила меня приехать на место и показать, где и как я нашел ребенка.

Суд по делу матери, выбросившей младенца в кусты. Свидетели.
Суд по делу матери, выбросившей младенца в кусты. Свидетели.

Две соседки, приглашенные в суд в качестве свидетелей, рассказали примерно одно и то же: в вечер ЧП ничего не слышали, узнали о случившемся уже потом. О Светлане отзываются не самым лестным образом: нигде не работала, часто видели ее в состоянии опьянения, даже во время беременности. Постоянно в доме собирались компании, выпивали. «Целое лето компании пили и гуляли», – рассказала одна из соседок.

Правда, на это Светлана возразила:

– К нему приходили друзья, а я не могла их выгнать, я ведь там никто.

В качестве свидетеля в зале судебных заседаний выступил Г. – сожитель Светланы. Он рассказал, что 17 октября вечером пришел домой – сожительницы не было. Потом она вернулась и на протяжении нескольких часов говорила, что ей плохо, просила вызвать «скорую».

– Я не знал, отчего ей плохо: или выпила лишнего, или рожать собралась. Если не кривить душой, она выпивала очень хорошо. Я сказал, что мне по десять раз повторять не нужно. Оделся и пошел. К одному, второму – света нигде нету. Зашел к знакомому Ч., это метров 200 от моего дома. Сказал, что моей плохо, его жена позвонила в «скорую», сказала, что девушка собирается рожать. Потом я вернулся домой, там никого не было. Я выключил свет и ушел обратно к Ч. Сижу там, через какое-то время врываются сотрудники милиции, всю ночь меня мурыжили.

После долгого совещания суд принял решение: лишить Светлану Ч. родительских прав в отношении малолетнего ребенка Ивана 17 октября 2018 года рождения и передать ребенка органам опеки и попечительства отдела образования Администрации Первомайского района г. Бобруйска; взыскать со Светланы Ч. в доход государства госпошлину в размере 76 рублей 50 копеек.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Могилевский областной суд через суд Бобруйского района и города Бобруйска в 15-дневный срок.

31.01.2019. Суд по делу матери, выбросившей младенца в кусты
31.01.2019. Суд по делу матери, выбросившей младенца в кусты