«Я хочу, чтобы он умер». Девятый день суда по двойному убийству: последние экспертизы

9273
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА.
26 декабря «Вечерний Бобруйск» снова ведет репортаж из зала суда. Это, скорее всего, предпоследнее заседание по делу о двойном убийстве на Лынькова. Сегодня ожидаются прения сторон и последнее слово обвиняемого. Осторожно: слабонервным лучше не читать.

О предыдущем дне суда читайте здесь.

05.12.2018. Суд по обвинению Александр Осиповича. Фото Александра ЧУГУЕВА.
05.12.2018. Суд по обвинению Александр Осиповича. Фото Александра ЧУГУЕВА.

26 декабря, 11.00.

Судья задерживается.

На суде сегодня вместе с мамой Олеси Климовой, Ниной Алексеевной, присутствует ее родственница. Приехала и мама второй погибшей девушки, Кристины Крюшкиной – Елена Михайловна. Мама Александра Осиповича также пришла с «группой поддержки», женщиной и мужчиной.

11.50.

Судебное заседание возобновлено.

Снова зачитываются итоги судебно-медицинских экспертиз.

Заключение эксперта от 26 июля. Судебно-химическая экспертиза, по которой в крови Климовой обнаружено 3,3 промилле.

Заключение экспертизы от 3 августа. Эксперт пришел к выводу, что погибшая Климова умерла от нескольких ЧМТ, судья зачитывает повреждения, которые привели к смерти. Эксперт признал все травмы прижизненными.

Заключение эксперта от 13 августа. Эксперт пришел к выводу, что травмы образовались от воздействия твердым тупым предметом с двумя выступающими частями. Ушибленные раны на голове погибшей Климовой нанесены твердым тупым предметом, имеющим в своем составе угол или ребро.

12.50.

Всего судья зачитал описание 30 повреждений тела Климовой. Часть из них составляют ушибленно-рваные раны, часть – ушибленные, часть – рваные раны и часть – ссадины.

Кроме этого, на коже век было обнаружено два повреждения.

– Согласны с количеством телесных повреждений? – спрашивает судья обвиняемого?

– Согласен. Понимаете, один удар – два повреждения, на молотке же есть гвоздодер, – отвечает Осипович.

– Это не так. Кроме того, часть повреждений причинена частью, где гвоздодер, часть – обушком. Плашмя были нанесены еще удары. Вы согласны?

– Да.

– Все повреждения прижизненные, согласны?

– Да.

– На снимках головы трупа видно, что череп проломлен от ударов молотка. Чем могли проломить череп?

– Молотком.

– Вы с выводом этим согласны?

– Ну логически – да.

Заключение экспертизы от 12 октября (экспертиза после следственного эксперимента и проверки показаний обвиняемого). Эксперт пришел к выводу, что при обстоятельствах, о которых говорил обвиняемый в ходе эксперимента, могла образоваться часть повреждений.

«Высказаться по поводу всех травм, нанесенных Климовой (травмы на бедрах, руках) не представляется возможным», – цитата эксперта. Это связано с тем, что в ходе следственного эксперимента Осипович не указывал на обстоятельства, при которых могли бы образоваться обнаруженные повреждения.

Эксперт допускает, что травмы, обнаруженные на руках Климовой, могли образоваться от того, что она прикрывала голову руками.

Зачитано также, что эксперт не обязан рассматривать каждую травму (ЧМТ) в отдельности, поскольку каждое последующее воздействие может усугубить предыдущее.

Отмечено, что в ходе следственного эксперимента Осиповичем не были продемонстрированы обстоятельства, при которых были нанесены травмы на руках Климовой.

– Я хочу спросить. Ты бил как хотел, гвоздодером и так далее. Занесите в протокол, что он помнит только то, что хочет. Ты их избивал? – спрашивает Нина Климова.

– Синяки могли образоваться из-за потасовки в ванной, – отвечает Осипович.

Зачитывается экспертиза тела Кристины Крюшкиной. Эксперт пришел к выводу, что смерть наступила от колото-резанной раны шеи и головы, непосредственная причина смерти – кровопотеря и повреждение крупного кровеносного сосуда.

При экспертизе трупа обнаружена резаная рана шеи, колото-резаная рана теменно-височной части головы, кровоподтеки на веках глаз, кровоподтеки на груди и плечах, бедрах, коленных суставах и голени. Раны оцениваются в совокупности. Судья описывает характер повреждений, раневых каналов и т. д.

Эксперт пришел к выводу, что все травмы Крюшкиной были получены не менее чем от 16 травмирующих воздействия, из которых 14 – тупым предметом.

Данные повреждения причинены прижизненно, незадолго до смерти. Смерть наступила с 4.00 до 12.00 20 июля. Эксперт пришел к выводу, что смерть Крюшкиной наступила не на месте обнаружения трупа, вероятно, его положение изменяли. Нельзя исключать переворачивание трупа.

В крови Крюшкиной обнаружено 3,1 промилле, что соответствует средней стадии опьянения. В момент смерти девушка находилась в состоянии выведения этилового спирта.

Кроме того, на теле было обнаружено 11 рубцов кожи на левом предплечье, которым около полутора лет. Нанесены предметом, имеющим острый край. Возможно, были нанесены самой Крюшкиной правой рукой.

- С данными заключениями согласны? – спрашивает судья обвиняемого.

– Да, – отвечает Осипович.

– Вы говорили, что нанесли только один удар. Откуда рана на голове и кровоподтеки по всему телу? Кто их причинил?

– Я не помню, по губе помню, ударил, и все. Кровоподтеки – только, может, когда в ванну закидывал…

– Все прижизненно.

– Ну это же квартира, где-то ударилась, столкнулась…

– Потерпевшая Крюшкина, откуда на руке у дочери рубцы, которым полтора года?

– Я не знаю, мне ничего об этом не известно, – отвечает мама Крюшкиной.

– Ты говоришь, что [кровоподтеки от того, что – ред.] она сама билась, или в ванну закидывал... Но ты положил ее на тело Олеси, тело было мягким. Откуда раны? Ты бил их? – спрашивает Нина Климова.

– Я не помню. У вашей Олеси была возможность уехать – [но] нет, они мне подсыпали чего-то в бокал с пивом и ждали, пока я вырублюсь. И таксиста подговорили, – отвечает Осипович.

Судья зачитывает заключения гистологической экспертизы, которая подтверждает прижизненность травм.

Экспертиза от 13 августа (изучались раны на шее и голове Крюшкиной). Эксперт пришел к выводу, что повреждения с признаками колото-резанной раны, предмет имел в своем составе обушок и лезвие. Уточняется, что при извлечении из раны клинок поворачивался.

– Эксперт говорил, что был поворот клинка. Это специально делали? – спрашивает судья.

– Специально – нет. Может, когда тело падало, – отвечает обвиняемый.

После следственного эксперимента экспертам задавались дополнительные вопросы.

Эксперт пришел к выводу, что показаниям Осиповича, кроме удара ножом, соответствуют кровоподтек на щеке и перелом коронки 21 зуба.

«Высказаться об остальных повреждениях (кровоподтеки на груди, плечах, бедрах, голени) при указанных Осиповичем обстоятельствах не предоставляется возможным», – отметил эксперт.

По просьбе обвиняемого объявлен перерыв 10 минут.

13.00.

Во время перерыва мужчина и женщина, которые были с мамой Осиповича, ушли.

Судья зачитал еще ряд экспертиз по делу.

– Затраты на проведение экспертиз взыскиваются с виновного лица, – отметил судья.

Мы не будем здесь все детали экспертиз, так как там описываются физиологические подробности, не добавляющие ничего к картине убийства, кроме того факта, что крови, сперматозоидов и других биологических жидкостей Осиповича на телах жертв не обнаружено.

Заключение медико-криминалистической экспертизы: четыре фрагмента костей, найденных в ванне, являются фрагментами черепа Олеси Климовой. По двум фрагментам кости есть вопросы, так как невозможно определить, точно ли это фрагменты черепа Климовой. При генетическом исследовании было установлено, что фрагменты костей могут принадлежать Климовой.

Судья спросил Нину Климову, как поступить с фрагментами черепа ее дочери. Женщина сначала думала, что стоит поместить их в могилу девушки, но в итоге сказала уничтожить.

При экспертизе ногтевых срезов обвиняемого эксперты обнаружили на них кровь и пришли к выводу, что это кровь Климовой и Крюшкиной.

– Как вы можете объяснить происхождение крови погибших под вашими ногтями? – спрашивает судья.

Осипович молчит.

– Кровь потерпевших к вам на руки попадала? Вы были в перчатках?

– Да, попадала. Без перчаток, голые руки.

13.20.

Заключение медико-криминалистической экспертизы шортов Осиповича: на шортах повреждений, кроме следов износа, нет. Следы крови могли образоваться в результате резкого движения окровавленным предметом или удара о поверхность в крови.

Эксперт биолог пришел к выводу, что кровь на шортах человеческая и могла принадлежать самому Осиповичу.

– Обвиняемый, откуда на шортах ваша кровь? Когда приехали домой, на шортах была кровь? – спрашивает судья.

– Я не помню, чтобы была кровь, – отвечает Осипович.

– Кровь из носа шла, вас царапали погибшие? Может, по носу вас били?

– Возможно, что из носа. Так ран не было.

13.40.

Экспертиза обнаружила на трусах Осиповича кровь, которая могла принадлежать и самому Осиповичу, и Крюшкиной, и Климовой.

– Как кровь попала на белье? – спрашивает судья.

– Там все в крови было, совсем. От шортов могли пропитаться, – отвечает Осипович.

На футболке Осиповича было обнаружено пять повреждений – разрывы и перерастяжения ткани.

Кровь на шортах и футболке является мазками, которые появились в результате соприкосновения с жидкой кровью.

– Осипович, откуда повреждения на футболке? Вы в рваной ходили? – спрашивает судья.

– Не могу пояснить.

– Может, девушки защищались, хватались за футболку?

– Ну, может, когда снимал ее, растянул. Или когда драка была…

13.50.

Эксперт пришел к выводу, что на футболке Крюшкиной и ее бюстгальтере не было обнаружено никаких повреждений, кроме естественного износа. Эта одежда была на шее убитой при обнаружении трупа. На футболке и бюстгальтере – пятна крови Крюшкиной.

Также исследовался женский халат (матери обвиняемого) и другая одежда, найденная в ванной. На одних женских трусах была порвана резинка.

– Обвиняемый, откуда разрывы на женских трусах? – спрашивает судья.

– Не знаю. Возможно, когда стаскивал одежду. Или они уже были такие, потрепанные, – отвечает Осипович.

– Там резинка порвана, ее не так-то просто порвать, – добавляет судья.

– А какой размер? Может, это мое белье, – говорит с места мама Осиповича.

Судья предупреждает ее об ответственности за выкрики с места вплоть до удаления из зала суда. И добавляет, что впереди еще много экспертиз, поскольку в квартире было обнаружено много пятен красно-бурого цвета.

14.00.

Судебно-биологическая экспертиза показала, что на предметах одежды сперматозоидов не обнаружено.

На наручных часах, найденных в квартире, обнаружена кровь Осиповича и Крюшкиной.

– Откуда на часах кровь, обвиняемый? Вы брали часы окровавленными руками? – спрашивает судья.

– Не знаю…

– Он снимал часы с мертвого тела? – спрашивает Нина Климова.

– Вы часы с трупа Крюшкиной снимали? – уточняет вопрос судья.

– Ну, может, она сама, когда зашла, сняла, – отвечает Осипович.

– А почему они окровавленные?

– Ну, может, трогал – время смотрел. Я не помню. А может, и снимал с нее – не знаю.

– Вы говорили, что у него на плече кровь. Он ложил трупы на плечо, как мусор, и складывал в ванну! – говорит Нина Климова.

– Я не буду отвечать на ваши вопросы. И вообще, там просто пятнышко! – эмоционально отвечает Осипович.

14.20.

В ванной комнате и на срезе линолеума обнаружены брызги крови. Могли образоваться как от взмаха окровавленным предметом, так и от соприкосновения с ним. Остатки крови на скатерти в кухне и на лотке для приборов образовались от стекания крови.

Кровь на полотенце, на плитке, шторах, линолеума могла произойти от Климовой.

Кровь на скатерти произошла от Крюшкиной.

Кровь на полотенце также могла произойти от Осиповича.

Кровь на двери могла произойти от смешения биоматериала Климовой и Осиповича.

– На скатерти кровь Крюшкиной. Откуда она там? – спрашивает судья.

– Возможно, когда ударил ее первый раз, по лицу, - отвечает Осипович.

– На лотке с приборами ваша кровь. Откуда? На двери в одном месте тоже ваша кровь есть. Откуда?

– Не знаю.

Кровь была обнаружена и на навесном ящике.

– А как вы можете объяснить попадание крови на навесной ящик?

– Эта полка в ванной. Сорвалась, скорее всего, в ванной, я ее выносил, когда убирал кровь.

– Он помнит, как он убирал полку. Так, значит, он и все остальное помнит, – говорит Нина Климова.

– А к чему вы это все клоните? У вас есть предположения, и вы в них верите. Меньше читайте детективов! – отвечает Осипович.

Судья просит стороны не пререкаться.

15.00.

Экспертиза изучала одежду, раковину моллюска и фрагменты пакетов, изъятых в квартире, поскольку на них была обнаружена кровь. Были сделаны смывы передней поверхности ванны, стены ванной, столешницы в кухне, форточки в кухне, пола в ванной, с крышки холодильника. Изучались волосы и мягкие ткани с места преступления.

Судья спросил у Осиповича, откуда кровь на дверце холодильника. Обвиняемый ответил, что кровь, скорее всего, от него самого, поскольку он после всего мог ходить по квартире и касаться предметов.

– Он же руки помыл? Откуда тогда кровь? Он же ложился спать помывшись, – говорит Нина Климова.

– Я помылся после. Да и как можно быстро очистить квартиру после таких травмирующих воздействий, – отвечает Осипович.

Также экспертиза изучала сигареты, найденные на полу в ванной. На них была кровь Крюшкиной и Климовой.

Объявлен перерыв.

16.00.

Дактилоскопическая экспертиза исследовала четыре ножа, изъятые в кухне 20 и 21 июля.

На двух ножах имеются следы рук, которые непригодны для идентификации личности. Еще на двух следов рук не имеется. На двух ножах обнаружена кровь, вероятно, принадлежащая Осиповичу (на одном) и кровь Осиповича и Климовой (на втором).

Изучала дактилоскопическая экспертиза и молоток, изъятый 20 июля. Следов рук на нем не имелось.

Заключение экспертов-биологов: пятна крови на молотке и фрагменты волос происходят от Климовой.

Эксперты пришли к выводу, что выводу, что на голове Климовой имеется 30 повреждений. Далее судья зачитывает описание повреждений.

– Обвиняемый, признаете, что эти телесные повреждения причинены вами? – спросил судья.

– Да, – согласился Осипович.

Исследовали дверь ванной комнаты. Экспертиза показала, что кровь на ней образовалась в результате соприкосновения с предметом, покрытым жидкой кровью либо от взмаха окровавленным предметом.

Трасологическая экспертиза выясняла, имеются ли на двери в ванну какие-либо повреждения. Эксперт пришел к выводу, что на внутренней стороне двери имеется 14 повреждений, образованных при ударном воздействии на дверь постороннего предмета. Часть повреждений является резанными. Снаружи также имеются повреждения – колото-резаные и от ударного воздействия постороннего предмета. Только часть из повреждений оставлена именно тем молотком, который представили на исследование.

– Откуда повреждения на двери, колото-резаные? – спрашивает судья.

– Это давно было еще, метали ножи в дверь, – отвечает обвиняемый.

– А изнутри откуда? – уточняет гособвинитель.

– Дверь насквозь была пробита.

– Когда это было?

– В 2000 году примерно.

– Кто метал?

– Знакомые…

– А откуда повреждения, оставленные молотком?

– Я не видел тех вмятин и повреждений.

Осиповичу показали снимки двери. Он не смог точно пояснить происхождение вмятин.

Нина Климова скептически что-то пробормотала.

– Женщина, ну что вы – «угу, угу», – среагировал на это Осипович.

Судья снова просит стороны не пререкаться.

Осипович так и не смог пояснить, откуда на двери взялись повреждения, сделанные молотком, изъятым из квартиры. Он отрицает то, что бил в дверь молотком.

– Можно пробить такую дверь (полую) хорошим молотком? – спрашивает судья.

– Да и ногой можно…– соглашается Осипович.

– А топором били? Топор у вас дома есть?

– Топора нету.

– Мы слушали звонок в 102, погибшие говорили, что в дверь бьют топором.

– У нас в доме нет топора.

– Может, молотком в дверь били?

– Нет.

– Потерпевшие в ванной, закрыты на щеколду. Справа от вас шкаф с инструментами. Вы могли бить в дверь молотком?

– Не знаю…

– Есть еще воздействия от постороннего предмета. Чем-то били еще. Чем?

Осипович молчит.

16.30.

Дактилоскопическая экспертиза двух ножей, которые изъяли из ванной в сентябре при следственном эксперименте. Следов рук на них не имеется. Речь идет о ноже с деревянной ручкой и о ноже с наборной рукояткой.

Медико-криминалистическая экспертиза трупов Климовой и Крюшкиной. Экспертиза выясняла, могли ли повреждения на телах быть причинены этими ножами и пришла к выводу, что оба ножа в качестве повреждающих предметов в отношении трупа Климовой исключаются, а в отношении трупа Крюшкиной – не исключаются.

– Вы Крюшкиной одним ножом удар наносили? – уточняет судья.

– Одним, тем, что отобрал у нее, - отвечает Осипович.

Экспертиза установила наличие на обоих ножах крови и волос на одном из ножей. Волосы принадлежали Крюшкиной.

Обвиняемый с выводами экспертизы согласен.

При генетическом исследовании экспертиза показала, что кровь на одном из ножей происходит от Крюшкиной, кровь и клетки эпителия на втором – смесь биоматериала Климовой и Крюшкиной.

– Согласно этому заключению, кровь на одном – Крюшкиной, вы согласны?

– Да.

– На другой стороне рукоятки смешанный биоматериал, это как объяснить?

– Там все в крови было, в ванной же [ножи] лежали.

– А откуда на втором ноже кровь Климовой?

– По ножам у меня вообще вопросы есть. Как на втором ноже оказалась ее кровь – не знаю.

– Удары Климовой деревянным ножом наносили?

– Нет. Дверь им пытался открыть.

– Откуда вы это помните?

– Не знаю.

– А откуда кровь на четырех ножах в кухне?

– Не знаю.

– Руками размахивали на кухне?

– После всего – пиво пил…

Заключение судебно-психиатрической экспертизы 2010 года (по предыдущим судимостям) в отношении Осиповича. Указано, что наследственность психопатически не отягощена, описано, что окончил десять классов, указаны места работы и то, что состоял на учете у нарколога. Эксперт пришел к выводу, что в указанный период Осипович психическими заболеваниями не страдал. Имеется активная фаза зависимости от алкоголя.

В 2007 году дважды помещался в вытрезвитель, позже – задерживался милицией в пьяном виде, привлекался за грабеж.

В 2017 году эксперт пришел к выводу, что Осипович нуждается в лечении от алкоголизма.

Осипович с этими экспертизами был согласен.

Комплексная экспертиза 2018 года. Группа экспертов пришла к нескольким выводам.

1. У Осиповича нет каких-либо расстройств сексуальной сферы. Психологическое состояние Осиповича не носило признаков состояния аффекта. Признаков психического и физического истощения нет. Находился в состоянии опьянения, что облегчает открытое проявление агрессии.

2. По результатам тестирования с применением полиграфа у Осиповича не выявлено признаков поведения, направленных на сокрытие обстоятельств преступления.

Психиатры пришли к выводу, что Осипович зависим от алкоголя, других психических расстройств не имеет и осознает значение своих действий.

Мог осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими. Зависимости от наркотических веществ не выявлено, нуждается в принудительном лечении от алкогольной зависимости.

Осипович с выводами экспертиз согласен.

17.00.

Зачитываются характеризующие материалы в отношении потерпевших и Осиповича.

Кристина Крюшкина – 1992 года рождения. В мае 2013 года привлекалась к административной ответственности за два мелких хищения, совершенных в апреле того же года. В мае 2016-го – за мелкое хулиганство. Все три раза ее штрафовали.

Мама признает, что однажды Кристина с подругой украли мобильный телефон. Обстоятельств хулиганства мама не помнит. Суду озвучивают, что хулиганство заключалось в нецензурной брани в одном из магазинов.

Характеристика на Крюшкину от участкового: на учете не состоит, жалоб на нее не поступало, с ранее судимыми лицами в отношениях замечена не была.

Звучат положительные характеристики с прошлых мест работы –почта, райпо: «исполнительный ответственный работник, вежлива, тактична, доброжелательна, общительна».

Характеристика из магазина «Квартал» говорит: Крюшкина зарекомендовала себя с положительной стороны, могла взять на себя большой объем работы, исполнительна, уравновешена, ответственна.

Олеся Климова – 1992 года рождения. В 2011 году привлекалась по статье 12.17 – нарушение правил торговли, штраф. Неоднократно получала штрафы и предупреждения за нарушение ПДД (в качестве пешехода). Несколько раз привлекалась к ответственности за появление в пьяном виде в общественном месте.

Климова состояла на профилактическом наблюдении в наркологическом диспансере и была снята с наблюдения в 2017 году. Инфекционными болезнями, включая ВИЧ, не болела.

Характеристика на Климову от участкового: по указанному адресу проживала, характеризовалась положительно, но иногда злоупотребляла алкоголем, привлекалась к административной ответственности, общалась с ранее судимыми людьми.

Была уволена с предприятия за прогулы без уважительной причины. С коллегами конфликтов не имела.

Александр Осипович – 1982 года рождения. Несколько раз привлекался к административной ответственности за появление в пьяном виде в общественном месте и за нарушение ПДД в качестве пешехода.

У Осиповича пять судимостей.

2000 год – осужден за то, что в ходе ссоры нанес пять ударов мужчине в область живота и груди, причинив тяжкие телесные, в результате которых пострадавший затем скончался. Осиповичу тогда было 17 лет. Он получил 7 лет лишения свободы, освободился условно-досрочно.

2006 год – осужден за хулиганство. Находясь в состоянии опьянения, на лестничной площадке устроил скандал, кричал и ругался, после того как ему сделали замечание, ударил кулаком в лицо пострадавшего. Получил Штраф.

2007 год – кража, грабеж, хулиганство. Назойливо приставал к гражданам, из кармана одного из потерпевших украл кошелек, у другого – вырвал из рук телефон и нанес один удар кулаком в лицо.

2010 год – умышленное нанесение тяжких телесных повреждений. В ходе ссоры с Анатолием Д. нанес ему два удара ножом в область живота и грудной клетки. Получил срок – шесть лет и 1 месяц лишения свободы.

2017 год – кража. Из кошелька потерпевшего похитил 100 рублей.

Характеристика со школы: прогулов имел мало, домашние задания готовить не любил, учился неохотно, мог перебить учителя или прокомментировать ответ на уроке одноклассника. В общественной жизни участия не принимал. Отношения в классе поддерживал в основном с юношами, мог поругаться с педагогами. Тяжело переживал смерть отца. Жил с матерью, условия проживания были удовлетворительными.

Осипович согласен со школьной характеристикой и говорит, что просто ленился.

– Уверен, что мог бы быть на любом месте, если бы не ленился. Может быть, даже на вашем, – говорит обвиняемый судье.

– Каждому свое, – ответил на это судья.

17.30.

Характеристика с одного из мест работы на Осиповича: он описывается как исполнительный дисциплинированный работник, конфликтов не допускал.

Кроме того, Осипович был уволен с завода ТДиА за прогулы. Он проработал там мало, поэтому с завода характеристики не предоставили.

– Зарплата маленькая, вот и не работал, – поясняет Осипович.

Оружия, маломерных судов, вкладов в банках обвиняемый не имеет.

17.40.

Маму Кристины Крюшкиной попросили опознать украшения, которые были на ней, и вещи, которые были в рюкзаке у девушки. Часть вещей женщина забрала, но большую часть попросила уничтожить.

Далее описываются предметы, которые были изъяты в квартире. Большую часть вещественных доказательств Осипович также решил уничтожить. Попросил только вернуть ему сандалии.

17.50.

Гособвинитель попросила приобщить к материалам дела справку о том, что когда Осипович 20 июля делал покупки в магазине, некоторые пакеты для мусора действительно были на акции (один вид, 35 литров). Но из трех рулонов, купленных Осиповичем, на акции были только два.

– Обвиняемый, вы какие пакеты покупали?

– Там много всяких было насыпано в кучу, и все оттуда брали.

На этом исследование материалов дела завершено.

Мать Кристины Крюшкиной отдала судье заявление и приложила чеки на товары и услуги, связанные с погребением дочери. Просит взыскать эту сумму с Осиповича. Он с иском согласен.

Судья разъяснил Елене Крюшкиной, что она имеет право и на взыскание морального вреда. Женщина сказала, что подумает, подавать ли иск.

Климова интересуется, за какие деньги Осипович будет это выплачивать, и говорит:

– Я хочу, чтобы он умер. У него же ничего нет, как он будет это все платить?!

На этом сегодняшнее заседание завершено, до прений дело пока дойти не успело. Объявлен перерыв до 9.30 27 декабря.