Защита активизировалась, обвиняемый спокоен. Седьмой день суда по двойному убийству (18+)

13516
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА. Обложка: Александр РУЖЕЧКА, Onliner.by.
13 декабря «Вечерний Бобруйск» снова ведет репортаж из зала суда. Предупреждаем: впечатлительным и слабонервным людям не стоит читать весь текст, там описываются подробности совершения убийства.

О предыдущем дне суда читайте здесь.

05.12.2018. Суд по обвинению Александр Осиповича
05.12.2018. Суд по обвинению Александр Осиповича

13 декабря, 10.00.

Заседание суда объявлено продолженным. Оно проводится в другом помещении. В зале возник конфликт из-за того, что один из журналистов попытался снять подсудимого до начала суда. Потрепевшая мама Климовой спрашивает, почему она вынуждена сидеть на одной скамье с родственниками обвиняемого.

В суде зачитывают протоколы двух следственных экспериментов с участием Александра Осиповича. Один проходил в здании СК Бобруйска с участием статиста и судмедэксперта, второй – на местах: восстанавливали события 19-20 июля в кафе, круглосуточном магазине, на АЗС и в квартире у обвиняемого. Звучит все то, что «ВБ» ранее уже публиковал.

По словам Осиповича, решение ехать к нему в гости было принято в такси, когда он и девушки ехали из «Престижа». Рассказывает, что по пути от «Престижа» у него с девушками конфликтов не было.

Эксперименты проходили с участием статиста и судмедэксперта, использовались макеты ножа и молотка. Видеозапись первого эксперимента показали присутствующим в зале суда. В это время родственники Осиповича вышли из помещения.

Далее в этой части описываются жестокие детали совершения преступления, не читайте, если не уверены в своей психике.

В ходе этого следственного эксперимента Осипович показал, что первой девушке он нанес 8 ударов в голову: первый удар тупой частью молотка, остальные – острой. Второй девушке нанес один удар рукой в область рта и один удар ножом в область шеи. На видео Осипович утверждает, что больше ударов, кроме тех, что были обозначены на следственном эксперименте, он погибшим не наносил.

В время эксперимента в квартире на Лынькова обвиняемый описал подробности того, что случилось там утром 20 июля.

По его словам, Крюшкина сидела на стуле рядом с холодильником. Он спросил, где ключи, а она ответила, что выбросила в окно, и рассмеялась. Тогда Осипович наотмашь ударил девушку по губам тыльной стороной левой ладони. По словам Осиповича, сразу после удара он направился на улицу и не видел, были ли телесные повреждения и кровь у девушки после удара.

Ключи нашел, вернулся. По его словам, в этот момент одна из девушек была в коридоре, вторая – в кухне. Рассказывает, что видел, как одна из девушек достала из шкафа плойку его матери. Затем, по его словам, он услышал крик – «он пришел», после которого девушки закрылись в ванне.

Осипович показывает, что слышал, как девушки в ванной громко с кем-то разговаривали. Когда дверь открылась, увидел, что у одной из девушек был в руках розовый сенсорный телефон. В этот момент на него якобы напала Климова с молотком в руке, пытаясь ударить в голову. Осипович выхватил его правой рукой, замахнулся, и ударил… Девушка закрывала лицо руками, постепенно осела на пол. Осипович нанес ей 6-7 ударов, сначала обухом, потом острием молотка, бил в одно и то же место. На вопрос, подавала ли девушка признаки жизни после того, как он нанес ей удары, говорит, что не помнит. Все удары молотком, по словам Осиповича, заняли у него около пяти секунд.

Далее Осипович описывает, как к нему подходила с ножом в правой руке вторая девушка. Речь идет о самодельном ноже из нержавеющей стали с наборной ручкой. Вспоминает, что Крюшкина говорила ему: «Я тебя сейчас завалю», подошла к нему вплотную, он видел лезвие ножа на уровне своего лица. Обвиняемый втолкнул девушку в ванную, схватил ее за кисть правой руки и нанес удар в шею. Лезвие вошло по ручку…

Осипович описывает, как после удара посадил девушку справа от входа в ванной на пол. После этого он в умывальнике сполоснул нож и отнес его на кухню, где положил его на тумбочку слева от мойки. Он настаивает, что там нож находился и в момент задержания.

После этого, по словам обвиняемого, он покурил в кухне, достал бутылку пива из холодильника, выпил кружку, постирал шорты, трусы, поскольку все было в крови, и лег спать.

Проснувшись, Александр Осипович снова выпил пива и принял решение немного убрать кровь. Для этого он положил тела девушек в ванну. После этого помыл молоток здесь же, в ванне, и положил его в шкаф.

Обвиняемый описывает, как убирался дома. Ходил по дому, смывал сгустки крови при помощи полотенца и халата. Тела девушек также были в крови, но их он не мыл. Подтверждает, что во время уборки ему стало плохо и пришлось отлучиться в туалет, его дважды вырвало.

Далее Осипович рассказывает, как сложил всю одежду, снятую с тел погибших, которая находилась в ванной, в пакет и пошел ее выбрасывать. В тот же пакет, по его словам, он положил и мобильные телефоны девушек.

После завершения следственных действий в квартире участники прошли к мусорным контейнерам во дворе дома. Сюда, по словам обвиняемого, он выбросил окровавленные вещи девушек, после чего отправился в магазин «Евроопт».

После просмотра видео первого эксперимента у сторон были вопросы к обвиняемому.

– Осипович, вы показали, что выхватили молоток правой рукой, а потом он у вас оказался в левой, это как? – спрашивает гособвинитель.

– Не помню точно. Сначала хватал правой, потом, может перехватил в левую. Бил точно левой.

– Вы можете ответить, перекладывали или нет?

– Я понимаю, что он взял ее и убил. – говорит в это время мать Олеси Климовой. Скорее всего, она умерла после первого удара. Откуда взялись ножевые ранения, он что, глумился над телом, откуда ранения у моей Олеси? Может, напарник был?

– Я ножом ее не бил, – отвечает Осипович.

12.40.

В суд прибыли новые свидетели.

Первым дает показания Игорь Д., 1986 г.р., сожитель Олеси Климовой, трижды судим за кражи. Строитель, работает в России.

Игорь познакомился с Олесей у ее подруги, Анжелы Т. Мужчина описывает Олесю как спокойную и скромную, агрессии за ней никогда не замечал. Говорит, что выпившей она могла легко влиться в компанию. За 4 года, что они вместе, она ни с кем не знакомилась. Склонности к воровству у девушки не было.

Последнее время, говорит Игорь, Олеся не работала, жили за его деньги. Из мужчин она поддерживала отношения только с мужем Анжелы. Девушка никогда не рассказывала ему о подруге по имени Кристина, и с Александром Осиповичем знакома, по его словам, не была.

– В последний раз она мне говорила, что у нее были какие-то дела с Анжелой. О том, что собирается встречаться с кем-то 19 июля, ничего не говорила. Потом муж Анжелы сообщил мне о том, то Олесю убили, но при каких обстоятельствах – я не знал.

13.00.

Следующий свидетель – Анатолий Д., живет в соседнем доме с Александром Осиповичем. Ранее не судим, не работает около двух лет. Мужчина был потерпевшим по одному из уголовных дел Осиповича: именно Анатолию тот нанес тяжкие телесные повреждения, после чего сидел с 2010 по 2017 год.

Анатолий рассказывает об обстоятельствах конфликта во дворе, который произошел у него с Осиповичем 19 июля.

– У меня близких отношений с обвиняемым не было. Знаю, что часто употребляет спиртное, ранее судим. 19 числа я встретил Осиповича со знакомым и еще одним незнакомым мужчиной. Сказал, что мне надо идти домой готовить кушать. Александр предлагал поговорить, я отказался, но он настаивал. Я не выдержал и ударил его, а он меня. После этого я пошел домой.

Объявлен перерыв.

В перерыве мама Олеси Климовой Нина Алексеевна рассказывает, что, на ее взгляд, многие показания со стороны обвиняемого вызывают сомнения. К примеру, сначала родственники Осиповича говорили, что в квартире, где произошло убийство, не ведется никакого ремонта, а после этого сам Осипович говорил уже, что в квартире в тот момент проходил ремонт.

Есть несостыковки и по поводу орудия убийства – молотка. Сначала речь шла о том, что девушки сами взяли молоток в шкафчике, а после Осипович говорит, что строительный молоток, которым в квартире скалывали плитку, лежал в тазу под ванной. То же касается и ножа. Осипович утверждает, что нож, которым он ударил Кристину, после этого лежал в кухне на тумбочке возле мойки, а нашли в итоге этот нож вместе с еще одним в углу ванной комнаты, за полиэтиленовыми пакетами.

Суд по обвинению Александр Осиповича. Нина Алексеевна Климова, мать погибшей Олеси.
Суд по обвинению Александр Осиповича. Нина Алексеевна Климова, мать погибшей Олеси.

Кстати, в ходе всего судебного заседания Александр Осипович в зале суда находится с тетрадью и ручкой, в котором что-то помечает в ходе опроса свидетелей и изучения материалов дела.

14.30.

Заседание возобновлено. Демонстрируется видеозапись следственного эксперимента на месте происшествия с участием обвиняемого Осиповича, о котором речь шла выше.

На видео Александр Осипович ведет себя достаточно спокойно, несмотря на то, что эксперимент происходит лишь спустя два дня после совершенного им преступления (22 июля). Он спокойно говорит о том, как убивал девушек, как убирался в доме наутро, как раздевал девушек, как выбрасывал их одежду.

На вопросы следователей он отвечает уверенно и только на секунды задумывается, когда вопросы касаются времени произошедшего.

Небольшая заминка возникла, только когда Осипович отрывал дверь своими ключами (связка была изъята у него при задержании, и ее отдали обвиняемому, чтобы тот открыл ключами замок).

Внутри, уже в квартире, Осипович затруднился сказать, в какой момент одна из погибших девушек сняла часы, которые обнаружили на полке в коридоре.

Александр отмечает, что изменилось с момента его последнего нахождения в квартире: испачкана тумбочка, вытянут мешок со штукатуркой, не хватает рюкзака одной из девушек и двух курток. Отсутствует дверь в ванну, кое-где в квартире лежат на полу обои. В кухне – нет ножа и шортов, которые были замочены в ведре в умывальнике. (Личные вещи девушек и все, что имело отношение к делу, было изъято во время первого осмотра места преступления).

В качестве статиста выступает молодая девушка, которая, по словам Осиповича, похожа по росту и комплекции на погибших Олесю Климову и Кристину Крюшкину.

15.30.

На вопросы, почему девушки решили пошутить таким образом и выбросить ключи, почему он спокойно оставил двух незнакомок в квартире и ушел на улицу за ключами, Осипович ответить не смог.

При помощи макета молотка Осипович демонстрирует, как наносил удары в ванной комнате. Обвиняемый затрудняется ответить на вопрос, почему наносил удары левой рукой, хотя сам правша.

С учетом того, что во время нанесения ударов молотком Олеся Климова закрывалась руками, часть ударов, а именно рукояткой молотка, могла прийтись на ее предплечья. Осипович подтверждает, что, вероятно, так и было.

В ходе выяснения обстоятельств произошедшего выяснено, что после ножевого удара Крюшкина несколько секунд стоя закрывала рану руками, после чего Осипович сам посадил ее на пол в ванной комнате.

По словам Осиповича, удары он наносил девушкам в начале седьмого утра, а проснулся после всего совершенного незадолго до полудня.

При помощи двух манекенов Осипович демонстрирует, как перекладывал тела погибших Климовой и Кристины в ванну и как они лежали.

Видно, что матери Олеси Климовой тяжело дается просмотр видео. Женщина с трудом сдерживает слезы.

На видео видно, что стены в ванной комнате окрашены краской. Плитки, которую, по показаниям Осиповича, скалывали при помощи молотка, не заметно. Следов скалывания также не видно. Пока неясно, идет ли речь о плитке на полу или это несоответствие в показаниях обвиняемого.

15.50.

Осипович затрудняется сказать, что именно из одежды девушек он выбросил. Предполагает, что, вероятно, какие-то предметы одежды могли остаться и в квартире, и в ванной комнате.

На контейнерной площадке Осипович не смог вспомнить, в какой именно контейнер выбросил окровавленные вещи жертв. Предположил, что в четвертый или пятый по счету.

Объявлен перерыв.

16.00.

После демонстрации видео следственного эксперимента у гособвинителя и судьи возникли вопросы к Осиповичу.

– В суде раньше вы говорили, что много не помните, как ехали из кафе и т.д. Сейчас вы достаточно четко говорите.

– Это предположительно, а как было на самом деле – никто не знает. Даже я, – отвечает Осипович.

– Ваш путь следования зафиксирован на видео: в магазине, на заправке, – отмечает судья. – Может, вы начали говорить более четко потому, что отступать некуда?

– Зафиксировано и зафиксировано, я не отрицаю. С большего все было так, как показано на видео.

– В магазин он заходил. Сразу он говорил, что в магазин с ним ходила девочка. Потом оказалось, что уже один, – вмешивается потерпевшая Климова, мать Олеси.

– Не помню, – говорит Осипович.

– Он ничего не помнит. Где твой молоток? Ты говорил, что сбивал плитку. Там все покрашено! – продолжает спрашивать Климова.

– Там плитка на полу, – отвечает обвиняемый.

– На записи слышны крики, а ты говоришь, что никто не кричал. Они кричали или нет? – спрашивает потерпевшая обвиняемого.

– Никто не кричал. Не могу объяснить, потому что не помню, – отвечает он.

– Ты помнишь только то, что тебе надо! – мать не сдерживает эмоций.

16.30.

Спор прерывает вопрос адвоката:

– Сколько ключей было на связке и от чего? (Речь идет о якобы выкинутых из окна ключах – ред.).

– Ключей пять, два чипа, от Лынькова, от Интернациональной, и ключ от почты.

– Кто положил часы Крюшкиной в коридоре? – спрашивает судья.

– Я не помню, – снова повторяет Осипович.

– У девушек была возможность взять с тумбочки ключи незаметно?

– Да, я отключался, и они ходили, и в туалет, и везде.

– Как было сказано: «я выбросила» (ключи – ред.) или «мы выбросили»? – продолжает задавать вопросы судья.

– Дословно не помню. Просто они полетели в окно.

– У кого в руках был телефон, когда вы пытались пройти в ванну?

– У Крюшкиной.

– Какой телефон?

– Вроде розовый, сенсорный.

– Она держала его где?

– В руке, на уровне пояса.

– Вы говорили: «Увидел, что летит молоток», – что под словом «летит» понимали?

– Ну вот, молоток, и все, перед лицом.

– Когда Климова упала в ванной, пульс проверяли?

– Нет.

– Когда поняли, что она мертва?

– Когда проснулся.

– Вы сказали, что удары молотком Климовой нанесли в ванне и длилось это секунд пять? – уточняет судья.

– Никто не засекал, – говорит в ответ обвиняемый.

– Вы не отрицаете, что вами было нанесено по экспертизе не менее 70 ударов?

– За пять секунд 77 ударов…

– Крюшкиной наносили удары в шею или в руку?

– В шею.

– Подтверждаете, что нож вошел по рукоять?

– Я почувствовал, что рука с ножом коснулась шеи.

– Вы показали, что нож вы положили около мойки. При повторном осмотре нож нашли в ванной в правом углу. Чем это объяснить?

– Не знаю, – отвечает Осипович. – У меня есть вопросы. Ведь мешок с остатками плитки на видео стоит в коридоре – как это произошло? И ножи ведь нашли после видео, когда расстилали бумагу под манекены.

– Так вы можете пояснить, как оказался нож в ванной?

Объяснить это Осипович не может.

– Удары потерпевшим вы нанесли в шесть – начале седьмого. А звонок в 102 был в 7.01.

– Я указывал примерное время.

– Вы говорили, что молоток, которым наносили удары, положили на третью полку сверху. Вам никто не подсказывал, на какую полку нужно положить молоток?

– Нет.

На третьей полке сверху и нашли молоток.

– Давайте уточним положение погибших в ванной. Вы показали, что потерпевшая Крюшкина лежала на правом боку. Крюшкину нашли на левом.

– Перепутал. Внизу лежала Климова, сверху Крюшкина. Климова головой к смесителю, Крюшкина – головой от смесителя.

– В каком положении лежали тела перед тем, как вы окончательно вышли из квартиры?

– Так и лежали, так и найдены были.

Потерпевшая Климова воспользовалась правом задать вопрос:

– У меня вопрос: действительно ли те мусорные пакеты (которые Осипович после убийства купил в магазине, три рулона – ред.) были на акции? Если нет, то он в любом случае взял их на расчленение.

– Они действительно были в тот день на акции, – отвечает гособвинитель.

– Никого я не хотел расчленять, – утверждает Осипович.

– Хотел, – уверена мать девушки.

– У вас, наверное, есть опыт, – говорит в ее сторону обвиняемый.

Фото: Александр РУЖЕЧКА, Onliner.by.
Фото: Александр РУЖЕЧКА, Onliner.by.

После этого Осипович решил сам задавать вопросы суду.

– Я хочу понять. Мешок с остатками плитки и раствора стоит в коридоре. А под ним позже найдут ножи. Мешки выносились. Один мешок был под ванной, а не сбоку. Как они оказались там?

– Был осмотр места происшествия, – отвечает гособвинитель.

– Ножики сразу не нашли? – продолжает Осипович.

– Ножи нашли во время повторного осмотра, – отвечает судья. – Дверь была опечатана, вы видели.

– Да, видел. Но печать вскрывал следователь. Я хочу подать ходатайство.

– В чем у вас сомнения? – спрашивает судья. – Вы хотите сказать, что нож с наборной ручкой подбросили в ванную?

– Мне непонятен этот момент, – отвечает Осипович.

– Что там за ходатайство?

– У меня в письменном виде.

– Сами зачитать не хотите?

– Нет. Конвой, передайте судье.

Зачитывают ходатайство:

«Прошу вас обратить внимание, что во время перерыва, когда потерпевшие покидают зал, потерпевшая Климова пытается спровоцировать конфликт, высказываясь в мой адрес и в адрес моих родных. Прошу оградить меня от этих оскорблений и провокаций».

Судья обращается к присутствующим:

– Судебная коллегия еще раз призывает быть всех сдержанными. Не нужно высказываться и делать комментарии.

Вмешивается один из конвоиров:

– Я согласен, это было. Я сам слышал. Но я же не могу закрыть рот потерпевшей.

– А как не говорить?! – воскликнула Климова. – Он страшно убил мою дочь. Страшно убил!

– Уверены, что я? – спрашивает у нее Осипович.

– Значит, сообщник был, раз не ты, – говорит Климова.

17.00.

Зачитывают протокол допроса Осиповича в Следственном комитете в Минске.

На этом допросе Осипович подтверждает многие предыдущие показания, делает акцент на том, что в интимную близость 20 июля не вступал. И с девушками об интимной близости не говорил. Свою вину признает частично, так как расчленять трупы потерпевших и каким-либо образом скрывать следы преступления не собирался. А в милицию не пошел сразу, так как был в шоковом состоянии.

Говорит, что одежду выбросил не с целью избавиться от нее, а с целью убраться в квартире.

На этом допросе мужчина говорит, что в тот момент, когда он прорывался в ванную комнату к девушкам, в его руке, возможно, был и нож.

Помощь потерпевшим оказывать не пытался, поскольку понял, что были мертвы.

«Умысла похитить имущество у меня не было. Сожалею о содеянном, о том, что лишил жизни двух молодых девушек. Хочу попросить прощения у их родных», – сказал он тогда.

Следователь: «Вы согласны с тем, что нанесли около 77 ударов молотком и из них 48 по голове?».

Осипович: «Не помню».

Следователь: «Экспертиза показывает два ножевых ранения на шее».

Осипович: «Не помню двух ножевых...».

Осипович на допросе говорил, что, вероятно, в кухне наносил удары не только Крюшкиной, но и Климовой, «нанес удары девушкам, но не помню, по каким частям тела, поскольку был выпивший». Также Осипович предполагает, что возможно, Климова стала защищать Крюшкину, поэтому напала.

Далее в суде зачитывали рапорта правоохранителей о проведении комплекса мер, направленных на поиск связи между жертвами и обвиняемым. Для этого изучали их соцсети и т.д.; рапорты милиционеров о проведении обхода, о том, как был установлен водитель такси, как задерживали Осиповича и т. д.

После этого в судебном заседании объявлен перерыв до 14 декабря.

Предварительно сообщили, что на следующей неделе заседаний не будет. Видимо, суду необходимо время, чтобы оценить все факты.