«Она сказала, что он уголовник, и спросила, смогу ли я, если что, вызвать милицию». Третий день суда по двойному убийству

11872
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото Александра ЧУГУЕВА.
6 декабря «Вечерний Бобруйск» продолжает репортаж из зала суда. Ведется допрос свидетелей, зачитываются показания, данные во время следствия.

Репортаж с предыдущего дня суда читайте здесь.

Обвиняемого Александра Осиповича вводят в зал суда.
Обвиняемого Александра Осиповича вводят в зал суда.

6 декабря, 10.00. Судебное заседание объявляется продолженным.

Свидетели, вызванные из Минска и Копыля, не явились, объявляется перерыв для выяснения обстоятельств.

10.55. Заседание возобновлено.

Прибыл один из свидетелей – Илья Д., бобруйчанин 1987 г.р., работает в Москве рабочим.

«С обвиняемым не знаком. Знал только Кристину, и то всего полчаса. 19 июля мне позвонил друг Витя, он приехал из Москвы, и мы договорились встретиться вечером в парке. Они там сидели: Витя, его девушка и еще один знакомый из Минска. Мы посидели, начался дождь. В парке стоял шатер с беседками, мы спрятались в них от дождя. К нам подошел знакомый Алексей с этой Кристиной. Мы посидели вместе полчаса, и я ушел раньше всех оттуда. Знаю, что они все собирались идти гулять, куда, не знаю. Я ушел около 22 часов, с ними пробыл всего минут 30.

У Кристины была темная пластиковая бутылка без этикетки, что в ней было, не знаю. На вид она была трезвой, вела себя абсолютно адекватно. Говорила, что работает в палатке у центрального рынка. У нее был мобильный телефон, девушка на него делала совместные с нами фотографии.

Когда я уходил, в беседке оставались мой друг со своей девушкой, наш знакомый из Минска и Алексей с Кристиной. Я наутро с другом созвонился. Он рассказал, что Алексей ушел от них, Кристина осталась с ними. Шла какая-то девушка, она с ней заговорила, потом они все вместе поехали на «Престиж». А там они уже с этими малознакомыми девушками не общались. Отдыхали там. Потом мой друг и знакомый ушли из кафе, а девушки остались. Что было дальше, он не знает.

Позже со мной связались сотрудники милиции, сказали, что ищут девушку. Я почему-то понял, что речь идет о Кристине. Потом я узнал, что эту девушку убили. Вторую убитую девушку я не знал».

11.30. Судья зачитывает явку с повинной обвиняемого Александра Осиповича от 20.07 в 22.40.

«Я познакомился в кафе с двумя девушками, мы все вместе поехали ко мне домой на такси. После распития пропали ключи от квартиры. Оказалось, что одна из девушек выбросила их в окно. Я пошел на улицу искать свои ключи. Потом я вернулся в квартиру и обнаружил, что девушки лазили в квартире по ящикам. Я взял и запер их в ванной комнате. Они пытались меня ударить молотком по голове, который находился там же, на тумбочке в ванной. Я выхватил молоток у одной из них и нанес одной из них по голове удары. Она упала на пол. Вторая схватила на кухне нож со стола и пыталась ударить меня ножом в шею. Я выбил у нее нож и ударил ее в шею. После я лег спать. Утром пошел в магазин. Купил там пиво и пошел домой. Возле подъезда подошли сотрудники и я был задержан».

Обвиняемый говорит, что, скорее всего, ключи выбросила Олеся. «Она еще в такси вела себя скандально. То ли к Крюшкиной приревновала, то ли еще что».

Судья: «А почему вы их не отправили домой с такси, если они скандалили?

Осипович: «Не помню. И не помню, как поднимались по лестнице в квартиру».

12.10.

Следующий свидетель – официант кафе «Престиж» Диана. Рассказывает, что обвиняемого с уверенностью узнать не может.

«Было много людей, я его не знала до того, потому не заметила, когда он пришел и ушел. Кристина с Олесей пришли где-то в половине второго ночи. Кристину я знала, она и раньше у нас бывала. Они взяли пиво, два стаканчика, заказали пиццу. Сели за барную стойку. Рядом с ними были какие-то парни, платили за них, угощали "отверткой": водка с колой и водка с соком. Я особо не наблюдала за ними, работала одна в зале и была постоянно занята. Около 4 часов утра, когда кафе закрывалось, они все ушли. Кристина вернулась: забыла пакет. На чем и как они уехали, я не видела. Когда пришел Осипович, не помню. Помню только, он спросил в конце: «Вы не забирали мое пиво с барной стойки?». Я сказала, что нет».

Судья обращает внимание на то, что изначальные показания официантки следователю, которые она давала 20 июля, несколько отличаются от сегодняшних.

В частности, она тогда говорила, что помнит, как около трех ночи в кафе зашел незнакомый мужчина. По фото потом она узнала, что это был Осипович. Он, по ее словам, был уже в состоянии алкогольного опьянения, заговаривался, повторялся. Купил в баре пива, что еще, не помнит.

Позже она увидела его у барной стойки уже с Крюшкиной и Климовой. Он ел пиццу. Потом они вышли втроем. Кристина вернулась за пакетом, как и на чем они уезжали, девушка не видела. Но видела, что все они были прилично пьяны: у Осиповича заплетался язык, девушки шли неуверенной походкой. Несоответствие в показаниях, данных ранее следователю и сегодня в суде, девушка объясняет тем, что сначала перепутала Осиповича с каким-то другим парнем, потому что людей было много.

Также официантка отметила, что Кристина, которая не раз бывала в кафе, любила, чтобы ее угощали мужчины, иногда флиртовала с ними.

Объявлен перерыв.

13.00.

После перерыва заседание возобновлено. Свидетель Александр – водитель такси.

«Около 4 часов утра я стоял около кафе «Престиж», ко мне подошли две девушки и мужчина. Одна девушка сначала не хотела ехать, но вторая ее уговорила. Сначала заехали в ночник на улице Минской: они хотели купить пиво. Но почему-то не купили, может, его там не было. Тогда поехали на заправку на Чехова, там купили пиво. Они были прилично пьяны, но все соображали, мне так кажется. Одна девушка сидела сначала на переднем сидении, Олеся. Она и обвиняемый ругались.

Девушка настойчиво говорила, чтобы он рассчитался за такси. А он отвечал: «Отстань, сам разберусь». Пока вторая девушка и мужчина ходили за пивом, первая попросила у меня номер телефона. Она сказала, что мужчина этот уголовник и попросила, смогу ли я, если что, вызвать милицию или приехать за ними. Я номер телефона дал.

Мужчина сказал мне адрес, по которому нужно их отвезти: Лынькова 31, он указывал дорогу. Попросил остановиться между домами 31 и 35. Они вышли, я уехал. Это было в 4.30 примерно. Никто мне так и не позвонил».

Судья: «Что вы подумали тогда, куда и зачем приехали эти девчонки?».

Свидетель: «Подумал, что у людей продолжение банкета, наверно».

Следующий свидетель – Марина, продавец ночного павильона на улице Минской:

«Я работала с 8 утра 19 июля до 8 утра 20 июля. Около 4 ночи на такси приехали мужчина и две девушки. Мужчина и одна девушка зашли в павильон. Она купила салатик и сразу открыла, сказала, что очень хочет кушать. Она вышла. Вторая зашла на несколько секунд и сразу вышла. А мужчина попросил у меня пиво. Я отказалась продать, потому что после 24 часов реализация спиртного запрещена. Он обозлился, стал требовать, я все равно отказалась. Тогда он поставил пакет передо мной и сказал туда поставить тихонько пиво – мол, никто не увидит, а он рассчитается и уйдет. Я все равно отказалась. Тогда он совсем стал агрессивным: ругался нецензурной бранью, грозил оборвать электропровода к павильону. Я пригрозила, что вызову милицию. Они уехали».

Свидетель Геннадий Р., сосед обвиняемого:

«Мы живем на одной площадке с Сашей. Общаемся мало: привет, пока и все. Я обычно встаю без пятнадцати шесть утра, жена тоже. В то утро, 20 июля, также проснулся в это время, пошел на кухню, чайник включил. В то утро я ничего подозрительного не слышал, и жена не слышала. Соседа Сашу видел 20-го числа в районе часа дня. Я пришел из поликлиники, телевизор смотрел. Было жарко, и я вышел на площадку. Саша вышел из своей квартиры, закрыл дверь на ключ. Он подошел, спросил, чего я не на работе. Я ответил, что техосмотр прохожу. Он сказал, что ему плохо, и потому он на работу не пошел. Немного чувствовался от него запах спиртного. Он прошел мимо и ушел.

Где-то в пять вечера мы с женой шли из магазина домой. Саша сидел на лавочке у подъезда, пиво пил. Предложил мне, я отказался. Рядом с ним лежали три рулона пакетов. Потом жена моя удивилась, зачем ему столько.

Судья: «Обвиняемый, зачем вам было столько пакетов?».

Осипович: «На акции были».

После этого суд ожидал оставшихся свидетелей, они не явились. Был объявлен перерыв до следующего утра.

comments powered by HyperComments