«Деревни скоро не останется». Фотограф Владимир Шарников – о своих путешествиях по белорусской глубинке

2167
Виктория ШАХРАЙ. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Бобруйский фотограф Владимир Шарников уже 14 лет путешествует по стране и снимает реалии белорусской глубинки. Причем снимает так, что каждый кадр – как маленькая история. Некоторые из них скоро можно будет увидеть на персональной выставке автора: она открывается в галерее художественного музея 9 ноября.

А вообще за эти годы снимков у Шарникова накопилось столько, что хватит не на одну выставку. Ведь Владимир Васильевич работал фотокорреспондентом в «Прессболе» и бобруйских газетах, ездить по стране и фотографировать «глубинку» начал еще в конце 1990-х, а с 2004 года целенаправленно снимает только деревню.

Владимир Шарников у фотостенда со своими работами, который он разместил прямо в подъезде своего дома в Киселевичах. Автор говорит, что поклонники иногда похищали снимки.
Владимир Шарников у фотостенда со своими работами, который он разместил прямо в подъезде своего дома в Киселевичах. Автор говорит, что поклонники иногда похищали снимки.

– Сельская местность мне гораздо интереснее, – признается фотограф. – Стараюсь снимать каждую мелочь, которая может привлечь внимание. Необычное украшение двора, резные наличники, интересные окна.

Стог соломы

Раньше Владимир Васильевич отправлялся в дальние пешие прогулки, а сейчас в основном ездит на велосипеде. Машиной не пользуется: «Так ничего не наснимаешь».

За эти годы фотограф сменил уже три велосипеда. Сейчас катается на немецком, который надежно экипирован для долгих путешествий. С собой всегда вода, консервы, спальный мешок и палатка, штативы. Хотя палатку ставить приходится редко.

– Сплю обычно на стоге соломе, это удобно и безопасно, – рассказывает Владимир Васильевич. – Лежишь в спальнике наверху, звезды над головой – красиво.

Одна из последних поездок Владимира Шарникова была по Буда-Кошелевскому району. За два дня фотограф, которому уже 66, проехал на велосипеде 176 километров!

Владимир Шарников показывает маршруты своих путешествий по стране. Карта расписана полностью – в регионе ебъезжены чуть ли не все дороги.
Владимир Шарников показывает маршруты своих путешествий по стране. Карта расписана полностью – в регионе ебъезжены чуть ли не все дороги.

«Пальнул бы»

Встречают человека с фотоаппаратом в глубинке по-разному. Часто с юмором.

– В деревне Великая Уса фотографирую колодцы, – вспоминает Шарников. – Подходит мальчишка, поговорили. И тут он начинает мне рассказывать про меня же: «Говорят, ходит тут какой-то придурок, колодцы фотографировал. А я вот думаю: он с двумя фотоаппаратами и диктофоном. Нет, не похож на придурка!»

Некоторые «глубинные» жители настроены враждебно:

– В одной деревне мужик встретил фразой: «Ты чего мимо моего дома идешь? Было бы ружье, пальнул бы!».

Владимир Шарников у себя дома в Киселевичах. А застать его дома не так-то просто: очень часто он в разъездах, ищет новую натуру.
Владимир Шарников у себя дома в Киселевичах. А застать его дома не так-то просто: очень часто он в разъездах, ищет новую натуру.

По словам Владимира Васильевича, запад и восток страны отличаются.

– На западе – другое государство. У них выше уровень жизни, меньше пьянства, лучше дороги, – считает фотограф. – И у них сохранились старые костелы, церкви. Вообще западная Беларусь красивее восточной.

Как рыбалка

Владимир Васильевич не случайно берет в поездки и диктофон. На него он записывает свои беседы с местными жителями, а затем эти разговоры превращаются в оригинальные подписи к снимкам, и в них – тоже весь Шарников, который умеет лаконично и емко, в двух словах, словить суть…

– Разговариваю в деревне Мамоны с двумя бабульками лет по 80, – рассказывает Владимир Васильевич. – Они жалуются: вот, колхоз развалили, живем плохо... Я им говорю: «Зато голосуете хорошо». И тут одна гордо так выпрямляется и бросает: «А я не голосовала! Я и «Радио Свобода» слушаю!»

Фотограф сравнивает свои путешествия с рыбалкой, потому что в каждой поездке все зависит от удачи: «Никогда не угадаешь, что удастся снять».

Рыбалка осенью на реке Свислочь. Это фото Владимир Шарников сделал в воскресенье, 4 ноября.
Рыбалка осенью на реке Свислочь. Это фото Владимир Шарников сделал в воскресенье, 4 ноября.

«Тут деревни скоро не останется»

В одной деревне Рогачевского района с памятника на братской могиле сняли таблички с именами – на цветной металл сдать.

– Я даже не особо удивился, – признается Владимир Васильевич, – тут деревни скоро не останется, не то что памятника.

Местные порой не понимают, что вообще интересного можно найти в их деревнях, поэтому относятся к фотографу с подозрением.

– Снимаю колодец у амбара. Подходит бабуля, спрашивает, что снимаю. Амбар, говорю. Она не верит: «Не ври, что фотографируешь?».

В том же Рогачевском районе Шарникову встретилась и требовательная бабуля. «Ты с фотоаппаратом из города приехал? – спросила она фотографа. – Слышь, корреспондент, ты там в городе скажи, пусть приедут и ремонт нам сделают».

– И тут я понимаю, почему она так говорит. У них в деревне ремонт уже делать некому.

Владимир Шарников показывает корреспонденту снимок из своей коллекции. Говорит, в деревнях можно найти немало таких уникальных деталей.
Владимир Шарников показывает корреспонденту снимок из своей коллекции. Говорит, в деревнях можно найти немало таких уникальных деталей.

«Капут»

Из своих наблюдений Владимир Васильевич делает вывод: деревня умирает.

– Раньше меня задевало, когда едешь и видишь развалины, но сейчас привык, – признается он. – Я ищу красоту, хотя иногда снимаю и «капут» (личный термин фотографа, обозначающий умирающую деревню – прим. авт.), если он художественно выглядит. А иногда, бывает, приезжаю в деревню, а от нее только колодец и остался.

Но не все так уж плохо, отмечает Владимир Васильевич. Встречаются и примеры процветания.

– Деревня Мотоль в Брестской области. На моей памяти там было под семь тысяч населения, 25 магазинов, пара градообразующих предприятий, богатые дома и один участковый на всю эту ораву. И как-то же справлялся!

«Круцяцца жорны»

Давняя любовь Владимира Шарникова – мельницы, он часто их снимает. По подсчетам фотографа, их в Беларуси осталось около 120, в том числе 40 – ветряных.

– Много разрушенных почти до основания, но если видишь возле воды хоть один жернов – это можно считать мельницей, – объясняет Владимир Васильевич.

Когда-то предкам Шарникова по отцовской линии тоже принадлежала мельница – самая старая в Беларуси. Ее передали в дар предпринимателю из Светлогорска – в этом городе перевезенная мельница стоит и сейчас.

– Он молодец, добился, чтоб ее признали исторической ценностью, будет, вроде, агроусадьбу там делать, – говорит Владимир Васильевич. – Там еще стоит камень с именем моего деда, владельца мельницы.

Владимир Шарников. Завтра у него открывается выставка в Бобруйске.
Владимир Шарников. Завтра у него открывается выставка в Бобруйске.

У фотографа есть мечта – напечатать фотоальбом о жизни белорусской глубинки (материала по темам «Природа», «Народная архитектура» и «Человек» скопилось, говорит, уже для трех альбомов). Но для него это, признается Владимир Васильевич, дорогое удовольствие, так что пока это в перспективе.

А в ноябре увидеть фотоработы Владимира Шарникова можно будет в галерее Бобруйского художественного музея – выставка «Беларусь. С любовью» торжественно откроется 9 ноября в 17.00 на ул. Горького, 28. На выставке будет представлено около 120 работ. Вход на открытие свободный.

comments powered by HyperComments