Бобруйск глазами молодого специалиста. Впечатления нашего нового корреспондента

3732
Виктория ШАХРАЙ.
Часто истории о работе по распределению пишутся о провинциальных городах или поселках с прицелом на пугающие подробности в стиле: «живу без денег в клоповнике, из развлечений – ловля мышей в ванной или сельская дискотека». Моя история про другое, хотя мыши в ней тоже присутствуют.

На факультете журналистики БГУ я училась на «дневном» за счет бюджета. Поэтому, хотя заканчивала – по семейным обстоятельствам – уже заочно и платно, распределение мне все равно грозило. К концу обучения, поскольку работала не по специальности, стала искать вакансию журналиста, на которую можно «распределиться». К переездам мне не привыкать: родом из Крупского района, сначала жила и училась в Минске, потом в Молодечно, потом – в Старых Дорогах. Хотелось пожить в очередном новом городе.

Самое страшное для студентов при распределении – это всегда глухие деревни и мелкие приграничные города, причем у каждого факультета свои. Например, у нас на журфаке ребят с первого курса пугали Хойниками или Брагином – никто уже не может толком объяснить, почему.

Но я волею судеб оказалась в Бобруйске и теперь работаю корреспондентом «Вечерки». Первые пару недель можно описать так: «Тяжело, но нравится».

Виктория ШахрайВиктория Шахрай

В полной мере насладиться местными красотами времени не хватает, но кое-что сразу обращает на себя внимание. Бобруйск почему-то кажется мне курортным городком с его обилием открытых кафе, красивыми пожилыми женщинами в шляпах и летящих платьях. А где-то неподалеку постоянно чувствуется пляж. Здешние люди открыты и доброжелательны, со вкусом одеты и хорошо выглядят. При первом приезде в город поразило разнообразие и обилие бобров всех пород и расцветок. Нравятся Площадь Победы и пешеходная улица, но расстраивает обилие попрошаек и цыган – так часто погадать по руке мне еще нигде не предлагали. То ли их действительно слишком много на квадратный метр улицы, то ли со мной что-то не так – при каждом появлении в вышеуказанных местах один-два точно пристанут.

В первые же выходные на новом месте я, конечно, отправилась исследовать Бобруйскую крепость. Впечатлений хватило на всю следующую неделю, и они в основном касаются тех невоспитанных личностей, которые засоряют и расписывают памятник истории и культуры. Такое легкомыслие и пренебрежение со стороны многих бобруйчан к своей главной городской драгоценности ужасает. В Европе, тоже богатой крепостями, их используют как источник заработка и гордости, а мы с вами помогаем времени и стихиям добивать в спину то немногое, что еще осталось после советских времен.

Живу, естественно, в съемной квартире в неплохом районе (по крайней мере, мне так сказали коллеги) – на Рокоссовского. Тут после недельной «уборочно-помывочной» операции все вполне устраивает, кроме одной маленькой детали – мышей и, возможно, крыс в стенах, как у американского писателя ужасов Лавкрафта. Но расклад неплох: у них есть притязания на мои шкафчики с крупами, у меня – кот Мартин, который периодически организовывает похороны очередному наглому представителю серой гвардии. Ну и еще неприятно, что квартира на первом этаже – как ни прячься за шторами, а при открытом окне все равно чувствую себя героиней реалити-шоу для бабулек на лавочках.

Зато в десяти минутах от моего дома – Дворец искусств с Икаром, летящим к солнцу, который сразу покорил мое сердце.

Композиция «Икар» на Дворце искусствКомпозиция «Икар» на Дворце искусств

Две недели – короткий срок, но пока мне Бобруйск нравится. Надеюсь, первое впечатление не окажется обманчивым.