На суде по иску родных погибшего работника «Белшины» выступили свидетели. Показания разнятся

15965
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото Александра ЧУГУЕВА из архива «ВБ».
13 июля в суде Бобруйского района и Бобруйска прошло второе слушание по иску родных Юрия Борейко, водителя погрузчика, который в конце февраля погиб на ОАО «Белшина». Они не согласны с решением инспекцией труда и хотят, чтобы гибель Юрия признали производственной.

В этот раз слушание приняло новый оборот: выступать в суде со стороны родных погибшего приехали главный технический инспектор труда могилевского областного Совета Белхимпрофсоюза Владимир Лукьянов  и замначальника управления промышленной безопасности и энергосбережения концерна «Белнефтехим» Виктор Иванов.  

Что было на первом слушании, читайте ТУТ.

Владимир Лукьянов уверен, что гибель Юрия Борейко должны признать производственной.

По его мнению, причиной несчастного случая является ряд организационных и технических моментов. Например, площадка, на которой произошло ЧП, не была очищена от снега, именно поэтому застрял «Ниссан 60». К тому же, как выявила экспертиза, Борейко изначально поехал выполнять обязанности на неисправном погрузчике. Плюс бездействие инженера по допуску, который по телефону направил на помощь застрявшему погрузчику водителя МАЗа, но тот по габаритам не смог проехать и помочь. И инженер не нашел ничего другого, как попросить других погрузчиков вытянуть застрявший. Борейко не отказал в этом. Напрямую он не подчинялся инженеру по допуску «Белшины Транс», но в какой-то косвенной подчиненности находился.  Ну и под конец в качестве довода специалист отметил, что на предприятии некачественно разработана документация, точнее – ни в одной инструкции не прописана аварийная ситуация, которая произошла в ту ночь.

– Это не была буксировка неисправного погрузчика, которая прописана в инструкции. Таким образом, два водителя действовали так, как понимали и считали нужным. А в должностной инструкции инженера по допуску не прописаны его действия при такой ситуации, – подытожил главный технический инспектор труда могилевского областного Совета Белхимпрофсоюза.

Со стороны инспекции труда на этом слушании также произошла ротация. На этот раз выступал первый замначальника Могилевского областного управления Департамента госинспекции труда Министерства труда и соцзащиты РБ Дмитрий Малахов, который продолжал утверждать, что Юрий Борейко не должен был отклоняться от утвержденной схемы движения, а также заметил, что его непосредственный начальник звонил Юрию и требовал вернуться к своей непосредственной работе, но тот этого не сделал.

И вообще, по его словам, руководством ОАО «Белшина» не были приняты никакие меры по вытаскиванию погрузчика, а значит, и необходимости в этом не было. Таким образом Борейко не выполнял работу в интересах страхователя.

– С точки зрения законодательства одним из интересов страхователя является обеспечение безопасности жизни и здоровья работника. В этих целях страхователь документально определил и организовал, каким образом безопасно провести те или иные работы. Вместе с тем страхователь не мог организовать эту работу должным образом, так как он о происходящем даже не знал.

Показания свидетелей разнятся

В качестве свидетелей на заседание были приглашены водители погрузчиков, инженер по допуску транспортных средств, мастер, который являлся непосредственным начальником погибшего Юрия Борейко. 

Водитель застрявшего погрузчика Андрей Ф. (именно в отношении него возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности») рассказал, что в тот вечер, как обычно, возил колеса на склад готовой продукции. Из-за большого количества снега на площадке застрял. Сообщил об этом своему непосредственному начальнику – инженеру по допуску транспортных средств. Тот прислал ему на помощь МАЗ, который по своим габаритам не мог проехать на эту площадку, потому он сразу сказал ему уезжать. Более часа Андрей Ф. стоял на этой площадке, просил помощи у других погрузчиков, но никто не помог. Через полтора часа на помощь приехал Юрий Борейко.

– Не знаю, в какой форме инженер его просил об этом. Спасибо Юре за его доброту, за то, что он единственный приехал помочь человеку, который полтора часа сидел на морозе (а было тогда около 18 градусов мороза). А потом случилось это несчастье, Юра погиб.

По словам второго водителя погрузчика, Максима Т., который в тот вечер заступил на работу вместе с Юрием Борейко, инженер по допуску транспортных средств обратился к ним с просьбой: «Пацаны, помогите вытянуть погрузчик, человек стоит на морозе». Максим отказался, потому что был уверен, что вытянуть трехтонником погрузчик массой шесть тонн не получится.

Инженер по допуску «Белшина Транс» утверждает, что он конкретно никому задания вытягивать погрузчик не давал. Также, по его словам, площадка, где случилось ЧП, к территории «Белшина Транс» не относится.

У суда осталось еще много вопросов по этому делу. Следующее заседание назначено на 16 июля.