«Самое страшное в театре – это клановость». Режиссер театра Сергей Карбовский

2281
Евгений ЮШКОВСКИЙ. Фото из соцсетей Сергея Карбовского.
Режиссеру областного театра Дунина-Марцинкевича Сергею Карбовскому исполнилось 60 лет. В Бобруйске он работает с 2005 года – тогда он дебютировал в нашем театре со спектаклем «Пучина», который по сей день считает своим «Великим Гэтсби». В свой юбилей режиссер очень откровенно рассказал «ВБ» о себе и работе.

Сергей Карбовский.Сергей Карбовский.

На пенсию по графику пойдете или готовы трудиться до 90?

– До 90 лет работать точно не готов – слишком много сил и энергии забрал театр.

Последнее время в нашем театре ставят по большей части комедии – это запрос от публики или это политика театра?

– Мне жаль, когда основу репертуара составляют только комедии, где актеры кривляются и забавляют публику. В этом отношении я большой приверженец драмы.

Сегодня профессиональным актером может стать любой?

– Актер – профессия сложная. Важна в ней самоотдача и скромность, искренность и порядочность. Интриги разрушают театр изнутри и душу актера в частности, поэтому это иллюзия, что актером может быть любой. Необходимо учиться мастерству.

Как вы сказали, так и будет, или прислушиваетесь к мнениям актеров?

– Если актер талантлив, то я ему могу позволить многое – дать свободу, а если новичок, то буду терпеливо натаскивать, добиваясь результата, который мне нужен, исходя из актерской индивидуальности.

Когда вы ходите по улицам, видите ли в прохожих потенциальных актеров?

– Прохожие на улице бывают очень колоритными. Например, очень хочется, подходя к театру, поставить «Оперу нищих» Брехта.

Во время репетиций ругаетесь с актерами? Как потом удается сохранять с ними нормальные отношения после работы?

– Конфликты в театре случаются, но примирение наступает, когда выходим на премьеру – к зрителям. И уже никому не надо доказывать свою концепцию, наступает момент истины. Самое страшное в театре – это клановость: «против кого будем дружить». 

В жизни вы «режиссер» или «актер»?

– Играю ли я в жизни? Нет, стараюсь быть искренним, хотя надо было бы за 60 лет научиться хитрить и изворачиваться. Мне, наивному человеку, кажется, что люди должны радоваться моим успехам, а это почему-то злит и заставляет людей завидовать, озлобляясь, делать вид, что ничего не было, никаких успехов.