Бывший алкоголик. «За две бутылки продал бензопилу, на которую копил четыре месяца»

3329
Ирина РЯБОВА.
Отчего возникают разного рода зависимости, точно не известно. Но все знают, что это болезнь, с которой бороться очень сложно. Герои наших историй тоже опускались на самое дно, но нашли в себе силы оттуда выбраться.

Рисунок подготовила специально для «ВБ» Ася САНЖАРОВСКАЯ.Рисунок подготовила специально для «ВБ» Ася САНЖАРОВСКАЯ.

– До 13 лет я был обычным ребенком, – вспоминает свою жизнь 50-летний Михаил. – У нас было большое хозяйство, все работали, даже на игры с друзьями времени не хватало. Вырывался погулять – потом отец за это жестоко наказывал. Потом мама заболела онкологией. Около двух лет она лечилась, а потом умерла. Мы с сестрой с отцом общий язык не находили. Папа распродал все хозяйство, начал пить. Было понятно, что семья держалась на маминых плечах. К пятнадцати годам и меня «понесло».

Ранее мы публиковали:
«Брал в заложники свою беременную девушку и требовал у родных деньги» – история бывшего наркомана

Михаил поступил в строительное училище, жил в общежитии. И продолжал вести разгульную жизнь. За прогулы из училища его исключили. Получил два года «условно» за хулиганство – с товарищами отобрали у прохожего деньги. Тем не менее, был призван в армию. Там, говорит, несколько остепенился.

После службы вернулся домой, женился.

– Первое время все было нормально, – рассказывает мужчина. – Я устроился на работу, занимался спортом. У нас родился сын. Мы с женой любили приглашать друзей в гости, накрывали стол, готовили шашлыки. Я выпивал, но зависимости еще не было. А потом судьба свела меня с бывшими друзьями.

Михаил оставил работу, расстался со спортом. Лихие 90-е, выпивки, кабаки, проблемы с законом. Бурная жизнь привела его в тюрьму: 10 лет за хищение в особо крупном размере. Через пять лет попал под амнистию и вернулся домой. Жена ждала его. Мужчина на четыре месяца уехал на заработки на Север, потом в Москву. Пить начал и там. Да так, что утром уже не мог выйти на работу.

Вернулся домой. Решил устроиться на предприятие, чтобы как-то «держаться». Днем это получалось, а вечером, по пути домой, с товарищем брали бутылку водки, по бутылке пива и выпивали. Товарищ после такого с трудом мог идти, Михаил нес его на себе до троллейбуса и очень гордился своей стойкостью.

Дошло до того, что и «принимать» стал и на работе. В день иногда выпивал по 3-4 бутылки. Денег стало не хватать, поэтому покупал дешевое пойло на «точках», пил боярышник. Алкоголь уже полностью руководил его жизнью.

– Если нам с женой нужно было куда-то сходить, я выбирал ту дорогу, где есть «точка» или магазин, чтобы я мог отлучиться на пару минут и выпить стакан, – говорит Михаил. – Если ехал в другой город, то выбирал автобус, который часто останавливается.

Жена собрала его вещи и выставила за дверь. Сразу даже обрадовался: свобода. Начал пить «по-черному». А потом случилось то, чего он сам не может себе объяснить по сей день:

– Я лежал на диване пьяный и вдруг отчетливо увидел себя со стороны. Будто отделился от своего тела и смотрел на него сверху. Это было страшное зрелище: опустившийся человек, а рядом сковорода с какой-то хренью на табуретке.

Он все еще пил, но уже стучался в разные двери в поисках помощи. Однажды раздался звонок по телефону, и незнакомый голос сказал: «Здравствуй. Меня зовут Саша. Я – алкоголик. Я один из тех, кто выздоравливает и состоит в обществе анонимных алкоголиков. Возможно, мы сможем тебе помочь». Это дочь Михаила обратилась к ним и попросила помочь отцу.

Михаил пришел на собрание общества. Полгода не пил совсем. Вернулся на работу, в семью. Подумал: если я могу держаться так долго без разных кодировок, значит, нет у меня никакой зависимости. Чтобы проверить это, решил выпивать каждый день понемногу. В результате за неделю он компенсировал все, что не выпил за эти шесть месяцев. Ребята из анонимного общества погрузили его в машину и отвезли в клинику.

Сейчас мужчина не пьет почти три года. Работает на том же предприятии. В семье все наладилось.
Михаил вспоминает, как страшный сон, как когда-то украл золотые украшения у жены и пропил их, и как четыре месяца копил на бензопилу, а потом продал ее за две бутылки водки. На жизнь смотрит философски: «Мое прошлое – мое достояние, мой опыт. Я у многих попросил прощения, многим возместил ущерб. А жене буду признателен всю жизнь за ее терпение и веру в меня».

На следующей неделе читайте, как бывший госслужащий стал игроманом.