«Якобы действовал не в интересах ОАО "Белшина"». Сестра погибшего водителя погрузчика будет судиться с трудовой инспекцией

16637
Ирина СЕВЕРНАЯ.
1 июня Бобруйский межрайотдел Департамента госинспекции труда завершил расследование гибели работника ОАО «Белшины». Согласно акту, случай признан непроизводственным. Сестра погибшего Юрия Борейко, водителя погрузчика, подала иск в суд Бобруйского района и Бобруйска на решение инспекции труда. Ее поддержал профком ОАО «Белшины», следователи также не спешат с выводами.

«Не в интересах»

Фотография с места трагедии.Фотография с места трагедии.

Ночью с 27 на 28 февраля 2018 года водитель погрузчика «Ниссан 30» Юрий Борейко по устной просьбе инженера УТП «Белшина Транс» пытался помочь коллеге отбуксировать погрузчик «Ниссан 60» своим. В момент движения погрузчик Юрия Борейко перевернулся и придавил водителя. Он скончался на месте. После трагедии было возбуждено уголовное дело против коллеги Юрия, а трудовая инспекция начала свое расследование, которое завершилось 1 июня. Гибель Юрия Борейко признана госинспектором непроизводственным несчастным случаем. Объясняется это следующим образом:

«Борейко Ю.Н., вопреки указаниям непосредственного руководителя, продолжил совершать действия не в интересах страхователя ОАО «Белшина» – оказывать помощь водителю погрузчика УТП «Белшина Транс» Филлипову А.П.

Кроме того, установлено, что уполномоченный должностным лицом страхователя (ОАО «Белшина») каких-либо поручений Борейко Ю.Н. по буксировке погрузчика УТП «Белшина Транс» не давалось».

После такого заключения сестра погибшего Наталья решила оспорить заключение расследования Департамента госинспекции труда в суде.

Наталья ЛуцевичНаталья Луцевич

– Что самое «дикое» в этом акте: он действовал по просьбе инженера другого предприятия, УТП «Белшина Транс», которое является самостоятельным подразделением, – возмутилась Наталья. – Отсюда вывод: Юра выполнял поручение не в интересах ОАО «Белшина». Получается, что инженер «Белшина Транс» имеет право давать задание водителям погрузчика, но далее на нем никакой ответственности нет. Где логика? 

На все эти вопросы журналистам «Вечернего Бобруйска» в городском межрайотделе Департамента госинспекции труда отказались отвечать.

Конфликт мнений

Несогласие с расследованием Департамента госинспекции труда разделили и в профкоме ОАО «Белшина». Его председатель Игорь Вежновец считает, что гибель Юрия должна быть признана производственным несчастным случаем, объясняя это тем, что это произошло на территории завода и погибший действовал в интересах предприятия.  

– Родные должны получить выплаты в связи со смертью близкого человека во время работы, – резюмировал он. – Отец его работал на нашем предприятии и являлся членом профсоюза. Мы готовы представлять его интересы в суде и отстаивать его права. Наш юрист помогла родным Юрия Борейко составить исковое заявление в суд, сейчас помогаем в сборе необходимых документов.

А действия Борейко по освобождению застрявшего в снегу погрузчика, по мнению замначальника управления промышленной безопасности и энергосбережения концерна «Белнефтехим» Виктора Иванова, "можно квалифицировать как выполненные в интересах нанимателя, так как конечной их целью было возобновление вывоза из цеха вулканизации завода КГШ готовой продукции. На этом основании несчастный случай необходимо оформить актом о несчастном случае на производтсве формы Н-1". Это он написал в особом мнении по заключению о несчастном случае со смертельным исходом Юрия Борейко.

Таким образом Наталья заручилась поддержкой нескольких должностных лиц. Все это она делает ради родителей и памяти погибшего брата.

– Отцу 75 лет, маме будет 69, они не могут прийти в себя после трагедии, – рассказала «ВБ» сестра Юрия. – У отца после случившегося начала развиваться болезнь Паркинсона, у мамы проблемы с сердцем и давлением. Им не могут платить компенсационные выплаты, так как акт непроизводственный. Согласно колдоговору, в случае смерти работника, если это производственный несчастный случай, близким выплачивается 10 годовых зарплат работника. А согласно акту госинспекции труда, «Белшина» не будет исполнять никаких обязанностей, оговоренных коллективным договором. Пока они оплатили только погребение и поминальный стол.

Юрий БорейкоЮрий Борейко

Юрию Борейко было 35. Сестра Наталья: «Он занимался спортом. Не пьяница, не наркоман. Жил с родителями. Друзей у него было много. Они Юру называли настоящим другом. Он всегда был готов прийти на помощь. На поминках его товарищи – молодые и люди в возрасте плакали. Женат Юра не был, и детей у него не было. Считал, что нужно встать на ноги, чего-то добиться, чтобы семью создавать».

Сейчас женщина собирает необходимый пакет документов для подачи иска в суд.

Кстати, следователь, который ведет свое расследование, Павел Хатари, также не согласен с решением Департамента.

– Мы проводим свое расследование. Наши выводы могут не совпадать с выводами Департамента инспекции труда. Говорить о том, что это случай непроизводственный, нельзя. Он произошел на территории «Белшины». Действительно один погрузчик связан трудовыми отношениями с ОАО «Белшина», второй – с УТП «Белшина Транс». Но те и другие находились на территории одного предприятия и выполняли общую задачу.

«Весьма сомнительно, что они вдруг изменят свои показания»

В случае производственного травматизма наниматель выплачивает большие компенсационные выплаты родственникам погибшего, размер которых оговаривается в коллективном договоре каждого предприятия. Также страдает репутация предприятия и руководителя, и что самое важное – должностные лица могут быть привлечены к административной, уголовной ответственности. Такие причины обозначил для «Вечернего Бобруйска» один из руководителей предприятий города, когда объяснял причины, почему любой наниматель старается избежать того, чтобы несчастный случай был признан производственным.

– Думаю, если уже вынесено решение госинспектором, то отменить его будет очень трудно, – отметил собеседник. – Даже если суд признает его выводы сомнительными и будет назначено повторное расследование новой комиссией, оно будет проводиться представителями той же структуры. Они будут опрашивать тех же людей, причастных к происшествию. И весьма сомнительно, что они вдруг изменят свои показания.